В гости к мертвым

Читать онлайн книгу Русаков Валентин - В гости к мертвым бесплатно без регистрации
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

— Чурсин… — схватился я за рацию, — ответь! Чурсин!

— В канале…

— За зданием таможни! На десять часов! Мутант!

— Принял! — донеслось в ответ, а фоном грохот автоматных выстрелов.

Ду-дум… Ду-дум… Ду-дум… — металлически ухнул КПВТ БТРа, стоящего в пяти метрах от нас, выбив из угла куски кирпича, кирпичную крошку и рыжую пыль. Попал — не попал, мне не видно, ну это уже не моя цель, и я снова открыл огонь…

Очень хотелось пить… мы не стреляли наверное уже несколько минут и водили стволами выискивая цель, мертвяки конечно остались, но до них было не менее ста метров, а учитывая их идиотскую траекторию движения, стрелять — только зря патроны жечь. Иваныч усердно пихал патроны в магазины, Костя уже давно сменил автомат на СВД и высматривал в оптику цель.

— Чурсин в канале! Вторая часть спектакля, погнали! Как понял?

— Принял! — ответил я ему, облегченно выдохнул и наконец приложился к полутора литровой бутылке с водой.

Костя заботливо закрепил СВД в пирамиде и перебрался за руль, чуть не растянувшись, поскользнувшись на ровном слое стреляных гильз.

— Виктор!

— На связи…

— Давай за нами!

— Принял.

Раздавив кучу мертвяков колесами и долбанув бампером какую-то «Шкоду» на краю парковки, так, что ту развернуло на девяносто градусов, «Выстрел» переваливаясь через бордюры газонов, поехал к пролому в заборе. Броня десантников уже скрылась из виду, проскочив между ангарами справа.

Проехали по ВПП, объезжая стоящие на ней самолеты, один из них был здоровенный Airbus A310, вокруг которого бродила толпа мертвяков. Остановились на следующем оговоренным с Чурсиным рубеже спустя несколько минут.

— Мы на месте, — доложил я в эфир, и хапнув жменю патронов из цинка принялся набивать магазины, помогая в этом Иванычу, — Костя ты давай к бойнице и бери РПД.

Расчет на то, что мертвяки вытянутся на открытое место, не сработал. Точнее он начал работать в самом начале, когда неплохо покосили зомби за первые несколько минут, но потом все стихло, зомби спрятались и не желали выходить на ВПП.

— Похоже, что самых тупых мы заземлили, — прошипела рация, — остались умные живчики.

— И что делаем?

— Едем к старой ВПП, зачищаем там, занимаем старую диспетчерскую башню, потом одна коробочка поедет охотиться, а вы, под моим прикрытием осматриваете самолеты.

— Принял.

На старой ВПП мертвяков было не больше двух десятков, разобрались с ними быстро, затем подъехали к зданию диспетчерской. Чурсин отдал приказ группе бойцов, и они покинув БТР проникли в кирпичное здание, трехэтажное, верхний этаж был с большими окнами, а на крыше несколько антенн. Я вылез в люк и осмотрелся, справа большой боле с малой авиацией — около двух десятков самолетов, насчитал восемь АН-2.

— Иваныч есть чем поживиться.

— Вижу, — Григорий вылез по грудь в соседний люк с РПД в руках, — ух ты! Это же Чешский «чебурашка»!

— Что?

— Вон стоит, — Иваныч показал рукой на двухмоторный самолет, — 410-й!

— Это круто?

— Очень, и похоже что он в эксплуатации…

— Так на вышке чисто, — высунувшись в люк крикнул Чурсин, — давайте, к самолетам, мы прикрываем с брони и ребята с вышки.

Около трех часов ушло на осмотр авиапарка, Иваныч пересел в «Техничку» и Виктор катал наших летунов от самолета к самолету, ну а мы и БТР Чурсина прикрывали, отстреливая периодически появлявшихся в поле зрения мертвяков. Второй БТР укатил на зачистку территории, со стороны здания аэровокзала регулярно радовалась автоматная стрельба, да и КПВТ несколько раз бахал. В конце концов, когда мы собрались в диспетчерской Григорий вынес вердикт:

— Почти вся техника в строю. Две «Аннушки» полное ТО прошли осенью, вообще в хорошем состоянии. Есть еще «Чех», он в идеальном состоянии.

— Что за «Чех», — рубая тушенку ножом прямо из банки спросил Чурсин.

— Вон тот, двухвинтовой, — привстал из кресла диспетчера Андрей, — я прежде чем окончательно списаться около ста часов на таком налетал в гражданке.

— До Барнаула долетит? — спросил парень раздевшийся до тельняшки, что занимался паяльной лампой, которой мы грели еду.

— С одной посадкой и дозаправкой…

— А где искать аэродром промежуточный? Топливо там будет?

— С собой возьмем, а в Казахстане «чебурашку» и в степи посадим, — ответил Григорий.

— Что по взлетной массе? Сколько надо топлива с собой? — допытывался Чурсин.

— Взлетная около 6 тонн, сколько топлива это надо посчитать, но сразу скажу двойной запас нужен.

— А сколько это?

— Две шестьсот.

— То есть грубо три тонны груза в сухом остатке?

— Да, — Иваныч подошел к большому наклонному окну и мечтательно посмотрел на Л-410, — вот оно, вот чем можно заниматься в новом мире… грузоперевозки, разведка…

— Молодых учите, — вставил Чурсин, хотя бы вон на АН-вторых летать.

— И это тоже, — кивнул Андрей и посмотрел на сына.

— Бать, ну его… я высоты боюсь, — ответил Виктор, — я уж на земле, как ее, а, логистикой заниматься буду.

Долго еще болтали, прежде чем лечь спать. О возможных перспективах, о том что нужно в Северный перегнать топливозаправщики. Чурсин посоветовал не ограничиваться двумя «Аннушками», а забрать все из малой авиации что летает, это и запчасти и возможный вариант бартера на что-то существенное. Григорий вспомнил про Кумертау, про вертолетный завод, про НПЗ… в принципе при разумном подходе, решался и вопрос топлива и техников.

27 Апреля. Аэропорт.

А с утра все закрутилось снова… Один БТР опять укатил чистить зомби-недобитков, остальные разбились на две группы, одна поехала к топливному складу, другая к таможенным складам и вообще посмотреть где и что есть на территории полезного. Десантура просто ликовала от радости, когда вскрыли одноэтажное здание рядом со старой ВПП, это был склад ДОСААФ, на котором обнаружили два десятка парашютов, большая половина была почти новые Д-10, остальные «старички» Д-6. Да и летуны наши обрадовались такой новости — не придется искать аэродром и садиться в неизвестно какие обстоятельства на земле. Чурсин сразу скомандовал перетащить все в один из ангаров неподалеку, и оставил лейтенанта и двух бойцов заниматься проверкой найденного сокровища и его переукладкой. После обеда выслушивая отчаянные маты Иваныча и Андрея, мы помогали им заправлять две «Аннушки» подогнав топливозаправщик, а потом, они поднялись в небо, на двух самолетах, взяв курс на Северный. Ну и мы, оставив Чурсину нашу «Техничку» взамен трех бойцов умеющих управлять грузовым транспортом, тоже вязали курс на Северный, по дороге, построившись в колонну — «Выстрел», три топливозаправщика и БТР. Так продолжалось три дня, пока какая-то «добрая душа» из тех, кто дежурил на путепроводе, не доложил командованию «ракетчиков»…

1 мая. Аэропорт.

Нет, конфликта не было, просто группа вояк приехавших в аэропорт поставила нас перед фактом, что у них тоже операция по аэропорту, и к вечеру прибудет еще группа. Чурсин, будучи знакомым с их командиром переговорил с ним некоторое время а потом, вернувшись в башню старой диспетчерской сказал:

— До вечера вам время вывезти то, что можно, «наш» борт они тоже трогать не будут, ага, в честь Первомая.

— Ну и хорошо, — ответил я, — по большому счету мы «план минимум» даже перевыполнили. Капитан, ты вот еще что, у тебя же связист вроде токовый, пусть он вот с Виктором демонтирует аппаратуру здесь и антенны с крыши, с обеда в последний конвой с грузом упакуем.

— Понял, сделаем.

План действительно перевыполнили, в Северном стояло у же четыре АН-2, пять «под пробку» топливозаправщиков, а двор нашего дома был завален всяким собранным на таможенных складах барахлом, начиная от всевозможных консервов и заканчивая ширпотребом. Пришлось обратиться за помощью к Изосимову, выпросить мехвода для того, чтобы перегнать один из подаренных нам БТРов десантников в Северный, второй БТР, был обещан как презент «ракетчикам» взамен на лояльность к группе мародеров со странным позывным «Сваты», ну, и чтобы до утра потерпели нашу компанию.

ЭПИЛОГ

Припав к иллюминатору, я смотрел на мертвый город и его окрестности. Иваныч специально облетел Оренбург, чтобы показать масштаб апокалипсиса. Частично разрушенный 23 микрорайон — результат идиотского решения руководства анклава в Донгузе, которое, к слову, вояки быстро задвинули и взяли власть в свои руки, что в целом хорошо, порядок наведут. В промышленном районе заметно движение групп вояк на технике, вроде как ТЭЦ собираются запустить да заводы зачистить. Улицы с застывшими на них машинами, зомби… Нет, не везде прописалась смерть. Люди выжили, объединились и готовятся к новой жизни в новых условиях. Я повернулся и оглядел салон самолета… Ребята, сибиряки, десантники. Большинство из них контрактники, вроде пацаны совсем, но нет, это здоровые и, кажется, ничего уже не боящиеся настоящие мужики, но у каждого с момента катастрофы в мозгу зудит — «как там дома, как мама?». Большинство ребят, как только шасси L-410 или, как Иваныч называет этот самолет, «Чебурашки», оторвались от взлетно-посадочной полосы, откинулись в креслах и закрыли глаза… Устали… Все устали. Грузились и упаковывались долго. Ряд сидений по левому борту сняли, на их месте разместились бочки с топливом, тюки с провиантом и БК, к которым закрепили парашюты.

Самолет набрал высоту, ровно гудели двигатели… Я встал и протиснулся за перегородку пилотов.

— Ну что, все нормально?

В ответ Иваныч кивнул, показал мне большой палец и сказал:

— Четыре тысячи с трудом, но набрали, тяжеловато птичке. Теперь курс на Барнаул, отдыхайте, я сообщу, как садиться будем… До сухого полетим, километров за двести от Экибастуза найдем место и сядем на заправку, а там уж рукой подать до Барнаула.

— Иваныч, а почему все же «Чебурашка»?

— Так диаметр винтов относительно фюзеляжа как у той «игрушки безымянной», — улыбнулся он в ответ.

Решили, что заброска будет над городком Камень-на-Оби, откуда родом пара ребят. Городок ниже водохранилища, есть речной порт — добраться до Барнаула у десантников будет множество возможностей, хоть по реке, хоть на транспорте. И мы топливо сэкономим, так как у нас его с собой, как говорит Иваныч, «до сухого», и у ребят будет возможность сориентироваться в ситуации, не попав сразу в зазомбяченый большой населенный пункт.

— Ну что, Бог даст, свидимся, — жал мне руку и кричал Чурсин, когда тюки с грузом и все бойцы-десантники покинули самолет.

— Давай, капитан, и удачи вам…

Сделав еще круг над двадцатью куполами, медленно спускающимися к ленточке реки, наш самолет взял курс домой. Предстояло еще раз сесть в Казахстанской степи и заправиться, где также собирались отдохнуть немного и перекусить.

…Шасси коснулись недавно подготовленной грунтовки, почти не трясло, в памяти пронеслись моменты моего приземления месяц назад в аэропорту Оренбурга… Фигуристая и симпатичная стюардесса, дедок-весельчак и первый зомби… Я облегченно выдохнул, когда довольный Иваныч повесил наушники на спинку кресла и вышел в салон. «Чебурашка», управляемый Андреем, выкатился и замер на укатанном пятачке рядом с четырьмя АН-2. Красный «жигуль» с Виктором и Костей подкатил сразу же.

— Ну как? — спросил Костя, когда мы втроем ступили на землю.

— Нормально, — ответил я, — десантура, наверное, уже дома, пилоты у нас просто асы, хоть и пенсионеры.

— Ты кого пенсионером назвал? — Иваныч светился, как медный самовар, хоть и было заметно, что устал.

— Да, — вступил в разговор Андрей, — кто это тут пенсионер?

— Молчу, — в примирительном жесте я выставил ладони.

— То-то! — Ивыныч выковырял из помятой пачки сигарету, прикурил и с наслаждением затянулся.

— Ну, и у нас нормально… Лукин приезжал, ага, сам, лично.

— Что хотел?

— Дружить хотел, — ухмыльнулся Костя, — что-то про разведку дорог в западном направлении говорил. Побухтел, правда, немного на нашу наглость и жадность.

— Мы дружить завсегда, — ответил Иваныч, — поехали, Влад, баньку затопим, а там и прейскурант на услуги авиакомпании «Сват» обдумаем.

— Да, много чего надо обдумать, — согласился я, — вы езжайте, я пешком прогуляюсь, ноги разомну да весенним воздухом подышу, погода хорошая…

— Ну, и я с тобой, — ответил Ивыныч, и мы медленно пошли по дороге в сторону деревни.