Зарево над Волгой

Серия: Во славу земли русской [12]
Читать онлайн книгу Золототрубов Александр Михайлович - Зарево над Волгой бесплатно без регистрации
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

Сталинградская битва. Энциклопедическая статья

Летом 1942 г. немецкое командование приняло решение о проведении широкомасштабного наступления на южном участке советско-германского фронта с целью захвата нефтяных районов Кавказа, сельскохозяйственных районов Дона и Кубани. Эта операция стала неожиданностью для советского командования, считавшего, что противник будет развивать наступление на Московском направлении. В этой ситуации немецкие войска прорвали фронт и к середине июля вышли на Дон на участках Воронеж-Клетская и Суворовская-Ростов. На 6-ю немецкую армию генерала Фридриха Паулюса было возложено развитие наступления на игравший важную стратегическую роль Сталинград, обеспечивая левый фланг ударной группировки.

В этих условиях к Сталинграду были направлены крупные силы из резерва Ставки Верховного главнокомандования, из которых для обороны города был сформирован Сталинградский фронт и начато строительство оборонительных укреплений. 17–22 июля передовые части 62-й и 64-й советских армий вели бои на реке Чир, а затем отошли на основной рубеж обороны. 23–25 июля 6-я немецкая армия перешла в наступление, прорвала оборону 62-й армии и охватила ее правый фланг, контратака 1-й и 4-й советских танковых армий смогла приостановить противника, но исправить положение не удалось. Попытки немецких войск в августе-сентябре 1942 г. разгромить советские войска и взять Сталинград штурмом были сорваны Упорным сопротивлением Красной армии. 13 сентября немцы начали штурм города, борьба на улицах Сталинграда продолжалась до 2 февраля 1943 г., бои шли за каждый дом. Основными объектами обороны стали Мамаев курган и вокзал, а также заводские поселки «Красный Октябрь» и «Баррикады». Стратегическое положение Сталинградской группировки противника было крайне неудачным — в результате наступления ее фланги оказались в глубоком охвате советских войск, однако Гитлер отказался принимать меры к выравниванию линии фронта, продолжая наращивать усилия по штурму города.

В ноябре 1942 г. советское командование утвердило план операции «Уран» — окружения и уничтожения ударной группировки немецких войск под Сталинградом. Создав абсолютный перевес над противником на участках главных ударов, утром 19 ноября 1942 года начали наступление войска Юго-Западного (командующий генерал-полковник Н.Ф. Ватутин) и Донского (командующий генерал-лейтенант К.К. Рокоссовский) фронтов. В первый день наступления советские части прорвали оборону 3-й румынской армии и продвинулись на глубину 20–35 км. Два румынских корпуса были окружены в районе Распопинской и капитулировали 23 ноября. 20 ноября в наступление перешел Сталинградский фронт. 23 ноября части Сталинградского и Юго-Западного фронтов соединились в районе Советского, завершив окружение сталинградской группировки противника (около 330 тысяч человек).

Гитлер запретил 6-й армии предпринимать попытки прорыва и отдал приказ организовать ее снабжение по воздуху. Для деблокирования 6-й армии была сформирована группа армий «Дон», однако ее действия не увенчались успехом и деблокировать группировку Паулюса не удалось. Советские войска предприняли ряд крупномасштабных наступлений, нанеся поражение противнику южнее и западнее Сталинграда. 23 декабря операции немецкой армии по деблокаде Сталинграда были прекращены, а советские войска начали планомерное уничтожение окруженной группировки.

8 января 1943 г. советское командование предъявило Паулюсу ультиматум, но он в соответствии с приказом Гитлера отклонила его. 10 января советские войска начали операцию «Кольцо» и к 26 января разделили окруженную группировку на две части. 31 января южная группа была ликвидирована и в плен сдался Паулюс со своим штабом. 2 февраля прекратила сопротивление северная группа. Всего в ходе Сталинградской битвы в плен попало около 91 тысячи человек (из них после окончания войны в Германию вернулось около 5 тысяч человек). Общие потери немецких и союзных им войск оцениваются в 800 тысяч человек, советские войска потеряли около 980 тысяч человек. Победа под Сталинградом положила начали коренного перелома в войне, Красная армия захватила стратегическую инициативу и удерживала ее уже до конца войны.

ПРОЛОГ

Матери моей, Марии Варфоломеевне, посвящаю

Дрезден, август 1954 года.

Бывший фельдмаршал Фридрих Паулюс отдыхал во дворе своей виллы, просматривая свежий номер газеты «Ди вельт». Этим утром он проснулся, едва забрезжил рассвет. Ему не спалось, как это нередко случалось под Сталинградом, когда его 6-я армия летом 1942 года вела ожесточенные бои, безуспешно пытаясь взять город на Волге, но в итоге была окружена войсками Красной армии и разгромлена. Немцы оборонялись с диким ожесточением, и он, Паулюс, несколько дней кряду не смыкал глаз. Хорошо, что возле находился начальник штаба армии генерал Вальтер Шмидт. Этот- то старался всячески поддержать своего шефа. «Вы поспите час-другой, а я обо всем позабочусь», — говорил Шмидт и, как обреченный сторожевой пес, нес свою вахту до конца…

Августовское солнце, однако, пекло нещадно, и терпеть жару бывшему фельдмаршалу стало невмоготу. Он свернул газету, достал из кармана кителя платок и отер вспотевшее лицо. Паулюсу не хватало воздуха, словно он сидел в нагретом танке. Боясь солнечного удара, он заспешил в дом. Домоправительница Матильда, коренастая, с резко очерченным лицом, черными глазами и тонкими бровями, была очень привлекательна. Ее веселая и очаровательная улыбка поднимала настроение, и в такие минуты бывший фельдмаршал отпускал в ее адрес шутливые комплименты, отчего Матильда вспыхивала румянцем. Она уже кончала уборку в комнатах и, увидев раскрасневшегося хозяина, озабоченно спросила:

— Вам плохо, да?

— Жарковато во дворе, — тяжко вздохнул Паулюс, опускаясь в мягкое кресло. — Похожую жару я пережил летом сорок второго в России под недоброй памяти Сталинградом. — Он вскинул глаза на прислугу. — Матильда, плесни мне, пожалуйста, минеральной воды. В горле пересохло…

Матильда появилась на вилле Паулюса вскоре после его возвращения из Советского Союза, где после разгрома 6-й армии он был пленен и провел в качестве пленного десять лет. Домоправительница редко грустила, в ее больших глазах постоянно искрились смешинки.

— Повстречай я вас в годы учебы в Марбургском университете, непременно взял бы в жены, — сказал Паулюс после более близкого знакомства.

— Ишь чего захотели! — озорно усмехнулась Матильда. — Зато я бы за вас, Фридрих, не пошла.

— Почему? — обидчиво вымолвил Паулюс.

— Вас же исключили из университета, — уколола она его и добавила: — А к чему мне муж-неуч?

— У вас неточные сведения, Матильда! — живо возразил хозяин. — Я сам бросил университет. Почему? Потому что мечтал о военной службе. Поступил в пехотный полк и скоро получил первый офицерский чин. И, как видите, военная карьера мне удалась — стал целым фельдмаршалом! Разве это плохо? — Паулюс пристально глянул на Матильду.

«Она очень напоминает мне мою жену, — подумал он — у нее такие же лучистые глаза, какие были у моей Елены Констанции, похожая копна черных волос на голове… Жаль, что она рано умерла. Порой у меня сердце ноет оттого, что из-за плена я не смог ее похоронить. Надо бы в субботу съездить на кладбище в Баден-Баден и положить розы на ее могилу. Она так любила розы! Возьму с собой и дочь Ольгу. Она до сих пор убивается по матери…»

Матильда наконец принесла бокал воды.

— Минералка из холодильника, так что пейте не спеша и маленькими глотками, не то еще простудитесь, — предупредила она. — Если я это допущу, то от вашего сына Эрнста получу хорошую взбучку. Он вас очень любит. Кстати, говорят, у вас был еще один сын?

— Фридрих Эфрем, в сорок четвертом погиб в Италии, — грустно промолвил Паулюс. — Оба сына были танкистами, и я этим гордился. Оба хорошо воевали, но судьба им выпала разная.

— Я вам сочувствую, — с грустью в голосе сказала Матильда. — Отец рассказывал мне, что ваша 6-я армия сражалась храбро, но взять Сталинград так и не смогла.

— Да, русские тогда преподнесли нам жестокий урок, — снова тяжко вздохнул бывший фельдмаршал. — А знаете почему? Этот город носит имя советского лидера Иосифа Сталина, и потому красноармейцы бились за город не на жизнь, а на смерть. В этом я мог лично убедиться. — После короткой паузы он добавил: — Я очень переживал за обоих сыновей, боялся, что в бою они могут погибнуть. Но, слава богу, Эрнста война пощадила.

— А он у вас парень смышленый и очень симпатичный, — улыбнулась Матильда.

Паулюс со значением взглянул на нее, и ей стало не по себе. Она даже смутилась, на ее тонком лице появились белесые пятна.

— Меня любил не только сын Эрнст, но и вся армия, которой я командовал, — сдержанно, но твердо произнес Паулюс. — У меня таких парней, как Эрнст, были десятки тысяч, они верили в меня, своего командующего, и я ценил их, хотя в тяжелых кровопролитных боях с русскими немало их полегло. А вот моему Эрнсту повезло, — повторил Паулюс.

— Он говорил мне, что вы спасли его — это правда? — спросила Матильда.

— Да, — подтвердил Паулюс. — Я вообще не люблю причинять людям зла, а тем более обижать своего сына. Он отличный, смелый и дерзкий танкист, лишь в одном бою подбил два русских танка. Правда, был тяжело ранен. Я позволил ему с очередным рейсом «юнкерса» улететь на лечение в Германию. Там его признали непригодным к службе, и в свою армию он не вернулся. Кстати, куда он ушел, Матильда?

Домоправительница повела плечами:

— Я не знаю, он ничего не сказал. К обеду обещал быть. А что?

Паулюс сообщил, что у него сегодня после обеда назначена встреча с известным русским генералом.