Пантомима жизни

Серия: Очерки [0]
Автор: Диккенс Чарльз  Жанр: Классическая проза  Проза  Год неизвестен
Скачать бесплатно книгу Диккенс Чарльз - Пантомима жизни в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Пантомима жизни - Диккенс Чарльз

Прежде чмъ погрузиться въ эту статейку, позвольте намъ прямо сознаться въ страсти къ пантомимамъ, въ нжномъ сочувствіи къ клоунамъ и наядамъ, въ безгршной любви къ арлекинамъ и коломбинамъ, въ невинной радости, которую намъ доставляетъ лицезрніе ихъ краткаго, многообразнаго и пестраго существованія, хотя часто ихъ дйствія не соотвтствуютъ суровымъ, офиціальнымъ правиламъ приличія, руководящимъ дятельностью боле низкихъ и мене глубокихъ умовъ. Мы восторгаемся пантомимами не потому, что они ослпляютъ глаза фольгой и мишурой, не потому, что он представляютъ намъ замазанныя мломъ лица любимцевъ нашего дтства, не потому даже, что они, какъ Рождество и день нашего собственнаго рожденія приходятъ разъ въ годъ;- нтъ, наше пристрастье къ нимъ основано на совершенно иныхъ и вполн серьезныхъ причинахъ. Пантомима въ нашихъ глазахъ зеркало жизни; боле того, мы утверждаемъ, что она кажется таковымъ и всмъ зрителямъ, хотя они этого не сознаютъ. Эта именно причина и длаетъ пантомимы источникомъ всеобщей забавы.

Возьмемъ примръ. Сцена представляетъ улицу; появляется старый джентльменъ съ толстымъ лицомъ и строго опредленными чертами. Онъ улыбается добродушной улыбкой и вчная ямочка виднется на его пухлыхъ красныхъ щекахъ. Онъ очевидно пользуется хорошимъ состояніемъ и положеніемъ въ свт. Онъ любитъ вншній блескъ, ибо и одтъ роскошно, чтобъ не сказать пестро, и чувствуетъ благоразумное пристрастье къ вкусной пищ, что доказывается его веселымъ видомъ, съ которымъ онъ бьетъ себя по животу, давая понять публик, что онъ идетъ домой обдать. Сіяя счастьемъ, вполн увренный въ незыблемости своего богатства и предвкушая вкусный обдъ, этотъ старый джентльменъ вдругъ оступается и летитъ на землю со всего размаха. Какой взрывъ хохота потрясаетъ театръ! Его окружаетъ шумная толпа, которая смется надъ нимъ и подчуетъ его пинками. Каждый разъ, что онъ хочетъ подняться, безжалостные преслдователи снова его сбиваютъ съ ногъ. А зрители держатся за животики отъ смха. А когда, наконецъ, старый джентльменъ встаетъ и улепетываетъ въ разорванной одежд безъ шляпы, безъ парика, безъ часовъ, безъ денегъ, то публика, уставъ смяться, выражаетъ свое удовольствіе и одобреніе громкими рукоплесканіями.

Похоже это на жизнь? Перенесите сцену на улицу, на биржу, въ банкирскую контору или въ магазинъ. Посмотрите когда кто нибудь тамъ упадетъ и чмъ неожиданне, чмъ боле въ зенит благоденствія и богатства, тмъ лучше — какой радостный крикъ поднимаетъ толпа надъ поверженнымъ трупомъ счастья, какъ она издвается надъ лежащимъ, какъ хохочетъ, когда онъ, съ трудомъ поднявшись, исчезаетъ со сцены. Это та-же пантомима, точь въ точь.

Изъ всхъ дйствующихъ лицъ пантомимы, Панталонъ считается самымъ развратнымъ и пустымъ. Кром естественнаго отвращенія, которое мы чувствуемъ къ джентльмену его лтъ, занимающемуся длами, неподходящими къ его возрасту и положенію въ свт, мы не можемъ скрыть отъ себя того факта, что онъ коварный, себялюбящій старый негодяй постоянно подбиваетъ своего молодого товарища паяца на различные обманы и мошенничества, а самъ стоитъ въ сторон, поджидая результата. Если предпріятье увнчивается успхомъ онъ требуетъ своей доли въ пожив, а если клоуна постигаетъ неудача, онъ съ благоразумной быстротой скрывается. Его любовныя поползновенія такъ же очень непріятны и его манера обращаться съ дамами днемъ на улицахъ совершенно неприличная, такъ какъ онъ ни боле ни мене какъ схватываетъ ихъ за талію и потомъ, отскакивая на почтительное разстояніе, продолжаетъ имъ подмигивать въ высшей степени безнравственнымъ образомъ.

Укажите мн человка, которыя не укажетъ дюжины такихъ Панталоновъ въ числ своихъ знакомыхъ? Кто не видалъ какъ они шатаются по моднымъ улицамъ въ прекрасный осенній день или лтомъ вечеркомъ, продлывая вс вышеозначенныя пантомимныя продлки съ пьяной энергіей и съ полной свободой словно они на сцен, а не на улиц? Что касается до насъ, то мы можемъ сосчитать боле дюжины такихъ Панталоновъ, которые на потху своихъ знакомыхъ продлываютъ сотни комическихъ и безполезныхъ попытокъ казаться юными и развратными.

Вотъ посмотрите старый джентльменъ выходить изъ Caf'e de l'Europe въ Геймаркет, гд онъ обдалъ на счетъ молодого провинціала, которому онъ крпко пожимаетъ руку. Искуственный жаръ этого пожатія, любезное киваніе головой и чмоканіе губами, при воспоминаніи о вкусномъ обд, все это характеристическія черты его великаго прототипа. Онъ идетъ, напвая оперную арію и небрежно размахивая тростью. Вдругъ онъ останавливается передъ окномъ моднаго магазина. Онъ силится увидать прикащицъ, но ему въ этомъ мшаютъ выставленныя индйскія шали и онъ обращаетъ свое вниманіе на молодую двушку, которая съ корзинкой въ рукахъ смотритъ въ тоже окно. Но смотрите, онъ къ ней приближается. Онъ кашляетъ; она отворачивается. Онъ еще ближе подходитъ; она не обращаетъ на него вниманія. Онъ поспшно схватываетъ ее за подбородокъ и, отскочивъ назадъ шага на два, начинаетъ ей мигать и длать знаки. Молодая двушка презрительно смотритъ на его морщинистое лицо и съ гримасой удаляется. Старикъ слдуетъ за нею, шлепая ногами. Ну, не настоящій ли это Панталонъ!

Сходство сценическихъ паяцевъ съ дйствительными еще поразительне. Многіе говорятъ съ тяжелымъ вздохомъ объ упадк пантомимы и печально произносятъ имя Гримальди. Мы нисколько не отрицаемъ достоинствъ почтеннаго старика, но положительно все это вздоръ. Каждый день мы видимъ клоуновъ, которые заткнутъ за поясъ Гримальди и, къ сожалнію, никто ихъ не цнитъ. Всмъ постителямъ пантомимъ извстно, что т сцены, въ которыхъ паяцъ иметъ всего боле успха, называются въ афишахъ: мелочная лавка, мастерская портного или меблированныя комнаты, а вся суть этихъ сценъ заключается въ томъ, что герой не платитъ денегъ, беретъ обманомъ товаръ, даромъ стъ и пьетъ, однимъ словомъ, надуваетъ всякаго кого попало. H замтьте, чмъ больше мошенничество, тмъ громче смются зрители. Но въ жизни эти факты повторяются каждый день и никто не видитъ въ нихъ ничего забавнаго. Приведемъ одну сцену не изъ театральной пьесы, а изъ пантомимы жизни.

Благородный капитанъ Фицъ-Вискеръ Фирси, сопровождаемый своимъ ливрейнымъ слугой Довемъ, который на взглядъ очень приличенъ и состарился ли служб семейства капитана, осматриваетъ и, посл продолжительнаго торга, нанимаетъ домъ въ такой-то улиц, подъ такимъ-то нумеромъ. Вс сосдніе лавочники стараются на перерывъ попасть въ поставщики капитана, но онъ очень добрый, любезный человкъ и, чтобъ не обидть никого, длаетъ большіе заказы всмъ. Боченки вина, корзины со всевозможными състными припасами, возы съ мебелью, футляры съ брилліантами, различные предметы роскоши прибываютъ въ домъ благороднаго капитана Фицъ-Вискера Фирси. Ихъ принимаетъ приличный лакей, а самъ капитанъ ходитъ по комнатамъ, оглашая воздухъ бранью и проклятіями, какъ подобаетъ военному человку. Но какъ только поставщики исчезаютъ за дверями, капитанъ съ геніальной ловкостью и трогательной помощью своего лакея немедленно спускаетъ вс эти вещи хотя и по дешевой цн, но для него очень выгодной, такъ какъ ему они ничего не стоили. Посл нсколькихъ подобныхъ продлокъ обманъ открывается, и Фицъ-Фирси съ его лакеемъ, которыя оказывается сообщникомъ, препровождаются въ полицейскій судъ, куда бгутъ и ограбленныя ими жертвы.

Кто-же не узнаетъ въ этой исторіи подлинную пантомиму, отлично разыгранную Фицъ-Вискеромъ въ роли паяца, его сообщникомъ въ рол Палталона, и лавочниками въ скромныхъ роляхъ статистовъ? Всего забавне то, что тотъ самый торговецъ углемъ, который всего громче жалуется на негодяя, обманувшаго его, сидлъ наканун въ первомъ ряду партера и помиралъ со смху, когда туже операцію продлывали на сцен и гораздо хуже.

Вс, бывшіе за кулисами, и большая часть постителей театральной залы знаютъ, что въ пантомим участвуетъ много лицъ, которыхъ выводятъ на сцену только для того, чтобъ ихъ обламывали или били, а случается такъ, что и для обихъ этихъ цлей. За минуту передъ тмъ, какъ мы принялись за эту статью, мы никакъ не могли понять для какой потребы создано на свт такое большое число тупыхъ, лнивыхъ, пустоголовыхъ людей, попадающихся на каждомъ шагу. Теперь это для насъ ясно. Они статисты. Въ пантомим жизни, они только для того созданы, чтобъ спотыкаться, толкать другъ друга, падать и расшибать себ голову. Намъ пришлось еще на прошлой недл сидть за ужиномъ подл такого джентльмена. Онъ походилъ какъ дв капли воды на статистовъ, выводимыхъ на сцену съ раскрашенными лицами; тоже широкое, глупое лицо, тже телячьи глаза, точно также каждое его слово и дйствіе были не въ попадъ. Мы смотрли съ любопытствомъ на этого человка и недоумвали, къ какой пород живыхъ существъ его отнести. Какъ странно, что намъ не пришла въ голову эта простая классификація — статистъ пантомимы и боле ничего.

Читать книгуСкачать книгу