Эмиль XIX века

Скачать бесплатно книгу Эскирос Альфонс - Эмиль XIX века в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

ПРЕДИСЛОВІЕ

Боле столтія прошло съ тхъ поръ какъ Руссо писалъ своего «Эмиля.» Въ этомъ сочиненіи одинъ изъ величайшихъ геніевъ XVIII вка хотлъ закрпить въ человчеств идеи этого вка — воспитаніемъ. Въ педагогическихъ теоріяхъ Руссо отразился не только XVIІІ вкъ съ его идеями свободы, разума, съ его протестомъ противъ мрака, насилія и суеврія, но и личность самаго автора. Идеалистъ и мизантропъ вслдствіе своего идеализма, Руссо, запершись въ своемъ углу отъ всего міра, проповдывалъ что ребенка слдуетъ воспитывать вн всякаго вліянія общества, слдуя исключительно указаніямъ его природы. Природа это альфа и омега теоріи воспитанія Руссо. Но природа Руссо не грубая животная сила, создающая однихъ дикарей, а разумная оживотворенная духомъ сила, которая должна была создать идеалъ человка. «Все хорошо что выходитъ изъ рукъ Творца всхъ вещей, говоритъ Руссо; все растлвается въ рукахъ человка.» Теорія воспитанія построенная на такомъ безпощадномъ отрицаніи силъ человчества не могла не привести къ ложнымъ выводамъ. Но ложность ихъ оказалась впослдствіи, для восемнадцатаго вка сказались только благотворные результаты ея. Оно было протестомъ противъ темныхъ предразсудковъ и нелпой обрядности отживающаго средневковаго быта, который калечилъ живыя силы нарождавшихся поколній. Благодаря этому протесту дтство спасалось отъ затхлаго воздуха католицизма и растлвающаго вліяніе аристократическихъ будуаровъ и гостиныхъ на лоно природы, и вырождавшееся поколніи смнялось другимъ здоровымъ и сильнымъ. Ложный выводъ былъ сдлалъ поклонниками Руссо, которые раболпно принимали каждое слово его какъ священный завтъ. Воспитаніе на лон природы сдлалось воспитаніемъ одной природы, какъ ее понимали по дуалистическимъ воззрніямъ того времени т. е. одной животной стороны человка, эту сторону развивали такъ усердно, что она подавляла собой умственную. Этотъ ложный выводъ теоріи Руссо сказался всего боле въ нашемъ обществ, и наши доморощенные педагоги по систем Руссо плодили хорошо откормленныхъ, здоровыхъ и сильныхъ животныхъ человческой породы, въ род юноши въ роман г. Авдева, «Между двухъ огней», воспитаннаго волтеріанцемъ отцемъ.

Книга Альфонса Эскироса «Эмилъ XIX столтія» есть дальнйшее развитіе педагогическихъ теорій Руссо и вмст съ тмъ опроверженіе того, что въ нихъ есть ложнаго. Наука измнила мистически сентиментальный взглядъ ка природу человка; въ обществ сложился другой идеалъ человка, не чувствительнаго любящаго добродтельнаго человка природы Руссо, но энергическаго борца, честнаго работника для блага человчества, гражданина общества. Показать какъ воспитываютъ такого человка — задача книги Эскироса. Общество вообще относится недоврчиво ко всмъ педагогическимъ теоріямъ, впрочемъ всего боле отъ равнодушія къ вопросу воспитанія, а всего мене отъ весьма основательнаго недоврія къ теоріямъ. И если педагогическія теоріи внушаютъ большее недовріе чмъ другія научныя теоріи, то это естественное слдствіе той низкой степени на которой стоитъ педагогика. Она еще только длаетъ первыя попытки изъ эмпирическаго сборника разныхъ на удачу подмченныхъ правилъ, сложиться въ опредленную и строго логичную систему. Педагоги одинъ за другимъ усердно плачутся о неудовлетворительномъ состояніи педагогіи и о пренебреженіи къ ней великихъ ученыхъ, забывая что данныя, на которыхъ можно построить науку о воспитаніи человка, далеко еще не выяснены. Наука о воспитаніи человка можетъ создаться только тогда, когда наука о человк скажетъ свое послднее слово. Физіологія далеко еще не разршила самые важные вопросы, безъ этого разршенія психологія можетъ только теряться въ безплодныхъ умозрніяхъ. Педагогика должна быть выводомъ обихъ.

Эскиросъ тоже раздляетъ основательное недовріе съ теоріямъ, но не питаетъ и обожанія Руссо къ природ. На основаніи теоріи Дарвина, онъ утверждаетъ что вковая цивилизація должна была оставить свой слдъ на организм ребенка: ребенокъ цивилизованной расы родится съ задатками цивилизаціи, которыхъ не можетъ имть ребенокъ дикарей океанійскихъ острововъ. Но эти задатки могутъ развиться въ немъ или заглохнуть смотря по обстоятельствамъ, и наконецъ эти задатки такъ слабы, что дти цивилизованныхъ расъ въ первые годы своей жизни, по замчанію Спенсера, стоятъ очень близко къ дикарямъ. Вс ихъ потребности, желанія, чувства не идутъ дале крохотной точки — личнаго я. Задача воспитанія должна состоять въ томъ, чтобы вывести ребенка изъ этой крохотной точки въ необъятный кругъ міровой жизни. Задача трудная. Эта крохотная точка иметъ свои права, свои силы. Эти силы надо развивать такъ чтобы не задавить ихъ, но сдлать способными нести великую работу жизни, эти права надо уважать чтобы воспитать человка но не раба. Вотъ теорія воспитанія Эскироса, и противъ правды ея невозможно спорить. Но признавая истину ея, можно на практик достичь совершенно противуположныхъ результатовъ. Уваженіе правъ личности ребенка можно довести до раболпства передъ его малйшей прихотью и вмсто самостоятельнаго, независимаго человка сдлать изъ него маленькаго разнузданнаго деспота. Стараясь избгнуть этой крайности можно впасть въ другую и развивая въ немъ самообладаніе, сдержанность, подавить его личность. Здравый смыслъ долженъ указать разумную середину, но эта золотая середина не должна быть тмъ, что обыкновенно подразумвается подъ этими словами т. е. пошлой посредственностью, но гармоническимъ развитіемъ всхъ силъ человка. Воспитаніе не можетъ никакъ попасть на эту золотую середину, а постоянно кидается изъ крайности въ крайность и каждая изъ нихъ опирается на одну и туже теорію. Приложеніе теоріи — вотъ мечъ обоюдоострый, которымъ убиваютъ жизнь. Сообразоваться съ природой ребенка, ведя воспитаніе его къ указанной цли — вотъ девизъ Эскироса.

Это правило всего чаще теряется изъ вида при воспитаній, и изъ двухъ указанныхъ крайностей всего боле въ ходу та, которая насилуетъ природу человка. Ребенка считаютъ вообще листомъ блой бумаги, на которой воспитатель можетъ вписать ршительно все, что онъ ни захочетъ, воскомъ который онъ можетъ отлить въ какую угодно форму. У воспитателей нтъ недостатка въ авторитетахъ для подтвержденія своихъ деспотическихъ привычекъ, и этими авторитетами для нихъ бываютъ даже геніи наиболе служившіе освобожденію ума человческаго: Аристотель учившій что многое, въ сущности все зависитъ отъ того съ чему мы были пріучены въ дтств; Кантъ сказавшій: Der Mensch kann nur Mensch werden durch E^iehung, er ist nichts, als. was die Erziehung ans оhm macht; Локке приводившій мысль, что изъ 10 человкъ 9 обязаны своимъ характеромъ, всми своими качествами воспитанію; Гёте говорившій въ своихъ ксеніяхъ

Man k"onn't erzogene Kinder geb"axen, Wenn die Eltern selbst erzogen w"aren.

Неоспоримыя истины о важности воспитанія, высказанныя такими авторитетами, послужили доказательствомъ для родителей и педагоговъ ихъ права гнуть и насиловать природу ребенка по произволу. Люди всегда толкуютъ ученія сообразно со своими наклонностями. Прежде деспотизмъ находитъ опору въ мистическомъ ученіи о подчиненіи плоти духу, въ наше время въ ученіи о всемогущемъ вліяніе среды. Если среда всемогуща, то мы всемогущи потому что мы представляемъ среду для ребенка, говорятъ деспоты воспитатели. Локкъ училъ, что въ ум не можетъ быть ничего чтобы не было вложено въ него путемъ сознанія — слдовательно умъ ребенка долженъ воспринимать все, что мы вкладываемъ въ него путемъ его сознанія. Но со времени Локка наука сдлала огромный шагъ впередъ; теорія Дарвина о происхожденіи видовъ доказала, что если нтъ прирожденныхъ идей, отвергаемыхъ Локкомъ, за то есть прирожденныя силы, склонности, которыя передаются путемъ наслдственности, часто черезъ нсколько поколній. Эти силы замчаются и самими родителями и воспитателями, но исключительно въ тхъ случаяхъ когда ихъ всемогущество оказывалось не состоятельнымъ и при этомъ они обыкновенно, ограждая собственную репутацію воспитателей, приписываютъ вс хорошія качества ребенка своему вліянію, дурныя исключительно ему. Это онъ самъ, съ нимъ ничего не подлаешь, вотъ слова въ которыхъ они высказываютъ и собственную несостоятельность и несостоятельность педагогіи вызвать въ ребенк т силы, которыхъ въ немъ нтъ, или привить ему то, что не сродно его природ. Есть границы вліянію среды. Пріучая ухо ребенка къ гармоническимъ звукамъ, глаза его въ хорошимъ картинамъ, вы разовьете въ немъ и врность слуха и зрнія, но вы не сдлаете его ни музыкантомъ, если у него нтъ такъ называемой музыкальной организаціи, ни живописцемъ, если въ немъ нтъ способности воспроизводить очертанія видимыхъ предметовъ. Быть можетъ, тщательнымъ естественнымъ подборомъ и неизмннымъ устраненіемъ другихъ вліяній, которыя могли бы перевсить вліяніе музыкальной и живописной среды и удалось бы черезъ нсколько поколній выработать замчательнаго музыканта или живописца, изъ расы не имвшей ни малйшихъ способностей ни бъ тому ни другому искуству, такъ какъ вырабатываютъ шелковистую шерсть мериносовъ, или извстную форму голубинаго клюва; но это уже будетъ результатомъ не воспитанія — одной личности, а послдовательнаго воспитанія цлыхъ поколній. Только въ этомъ смысл можно сказать, что нтъ ничего невозможнаго для воспитанія. Но въ томъ смысл какъ обыкновенно понимается воспитаніе — оно можетъ только поднять поколніе на слдующую ступень, отъ той на которой стоитъ старое.

Читать книгуСкачать книгу