Новый знакомый

Автор: Лейкин Николай АлександровичЖанр: Русская классическая проза  Проза  Год неизвестен
Скачать бесплатно книгу Лейкин Николай Александрович - Новый знакомый в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Новый знакомый -  Лейкин Николай Александрович

I

Въ кабинетъ Максима Макаровича Головцова, давно уже дйствительнаго статскаго, вошла супруга его Варвара Тимофевна, полная, рослая, затянутая въ корсетъ, пожилая дама и сказала, вздернувъ носъ кверху:

— Фу, какъ у васъ здсь накурено!

— Да вдь ужъ курю папиросы, такъ какъ-же иначе-то? А при работ я не могу не курить, — отвчалъ Головцовъ, отодвигаясь отъ письменнаго стола и оборачиваясь къ жен.

Онъ былъ въ старенькомъ пиджак, сильно потертомъ, который всегда бываетъ милъ при домашней работ, въ цвтной сатиновой сорочк и въ широкихъ гарусныхъ туфляхъ.

— Надюсь, что у васъ ничего спшнаго? — спросила жена.

— Какъ ничего спшнаго! Нарочно сегодня остался дома, чтобы работать. Въ министерств мшаютъ. Я докладъ составляю. Въ субботу его надо представить. Завтра онъ долженъ поступить въ переписку, — говорилъ супругъ, вскидывая на лысый лобъ золотыя очки и длая страдальчески-кислую гримасу. — Очень спшное дло.

— Знаете, вы все-таки оставьте ваши бумаги и выдьте на минуту въ гостиную. У насъ гость.

— Кто такой? Какой гость? Я вдь веллъ сказать швейцару, чтобы никого не принимать.

— Онъ не къ вамъ. Онъ къ намъ. Вы его даже и не знаете. Но все-таки вы должны съ нимъ познакомиться. Онъ съ визитомъ пріхалъ. Пріхалъ къ намъ. Желаетъ познакомиться съ вами. Я сказала, что вы дома.

— Матушка, да нельзя-ли пронести мимо меня чашу сію? — взмолился мужъ. — Вдь это молокососъ какой-нибудь.

— Нельзя-же намъ быть знакомыми съ одними стариками. Вы забываете, у васъ дочь двица… Одвайтесь, одвайтесь и выходите въ гостиную. Мы будемъ ждать.

— Да кто такой? Скажи мн, по крайней мр, кто онъ? — не поднимаясь съ кресла, спрашивалъ Головцовъ.

— Художникъ Захарцевъ, прекрасный молодой человкъ, очень талантливый. Мы съ нимъ познакомились въ Ницц. Его картина была въ Великомъ посту на выставк и произвела фуроръ.

— Не слыхалъ такого.

— Вы многаго чего не слыхали. Но, все-таки, вставайте, одвайтесь и выходите къ намъ. А я пойду. Я оставила съ нимъ въ гостиной Надинь.

— Ахъ, матушка! У меня спшное дло, а тутъ… И что-бы ему было пріхать передъ обдомъ, когда ужъ я кончилъ-бы работу и былъ одть! А то въ такое время…

— Одвайтесь. Сейчасъ я вамъ пришлю Ивана, и онъ подастъ вамъ… Странный человкъ… Дочь невста… А онъ не хочетъ быть даже отцомъ… Вдь невжествомъ можно всхъ разогнать.

Варвара Тимофевна вышла изъ кабинета, шурша шелковой юбкой.

— Вотъ не было печали-то!.. — досадливо бормоталъ Головцовъ, поднимаясь съ кресла, и позвонилъ. — Шляются по за-границамъ… знакомятся на каждомъ перекрестк, а ты тутъ выходи къ каждому мальчишк, говори ему привтливыя слова. Эхъ!..

Вошелъ лакей Иванъ.

— Дай мн переодться, — отнесся къ нему Головцовъ.

— Что прикажете подать? — спросилъ лакей.

— Прежде всего сапоги. А затмъ, что поближе… чтобы поскорй… Сюртукъ, вицмундиръ, что-ли…

— Вицмундиръ приготовленъ.

— Ну, вицмундиръ. Кто тамъ пріхалъ? Я вдь сказалъ, чтобы не принимать.

— Да они къ барын. Спросили про барыню и про барышню, — отвчалъ лакей, переодвая Головцова. — Умываться еще разъ не будете?

— Нтъ. Какъ фамилія этого гостя?

— Не могу знать-съ. Они подали карточку, я не посмотрлъ и отнесъ барын. Черненькій такой, жиденькій… пенснэ золотое на золотой цпочк и на затылк проплшинка.

— Очень молодой человкъ? — спрашивалъ Головцовъ, перемняя сорочку.

— Нельзя сказать, чтобы очень. Средственный. Ужъ если проплшинка, то какъ-же…

— Ахъ, нынче съ ученической скамьи и то плшивые — жизнь очень рано узнаютъ.

— Орденъ на шею прикажете?

— Зачмъ? Что я ему представляться буду, что-ли! И часовъ не надо, не надо. Да отвори ты фортку въ кабинет. Я вернусь, такъ работать буду. Надо вывтрить. Тутъ я очень накурилъ.

Головцовъ былъ одтъ и выходилъ изъ кабинета. Онъ прошелъ дв комнаты, взглянулъ на себя въ зеркало и, сдлавъ строгое лицо, вступилъ въ гостиную.

Въ гостиной сидли: жена, дочь Надинь и молодой брюнетъ съ нсколько помятымъ уже лицомъ, въ пенснэ, съ бородкой Генриха IV. Онъ былъ во фрак и держалъ на колняхъ бобровую шапку. Жена тотчасъ-же поднялась. Поднялся и брюнетъ.

— А вотъ и мой мужъ, папаша Надинь, — обратилась Варвара Тимофевна къ брюнету. — Максъ, позволь теб представить нашего ниццскаго кавалера, о которомъ я теб писала и говорила. Осипъ Иванычъ Захарцевъ. Осипъ Иванычъ, Максъ, почти ежедневно сопутствовалъ намъ въ нашихъ прогулкахъ но окрестностямъ, здилъ съ нами нсколько разъ изъ Ниццы въ Монте-Карло и разъ, взявъ у меня пять франковъ на счастье, принесъ мн двадцать восемь.

Головцовъ пожалъ руку брюнету и проговорилъ:

— Очень пріятно… Давно въ Петербург?

— Да я живу здсь… Я пріхалъ мсяцемъ позже вашей супруги и Надежды Максимовны, потому что изъ Ниццы прохалъ на мсяцъ въ Римъ.

— Садитесь, пожалуйста, Осипъ Иванычъ, просила брюнета Варвара Тимофевна. — Вы курите? Курите, пожалуйста. У насъ мужемъ моимъ вс комнаты окурены. Максъ, предложи папиросу, — взглянула она на мужа.

— Благодарю васъ. У меня свои, — поклонился гость. — Знаете, папиросы такая вещь для курильщика, что какъ-бы ни были хороши чужія, свои, хоть и плохенькія, всегда лучше. Привычка…

— Надинь… Спички мосье Захарцеву… — командовала мать. — Подвинь пепельницу. Осипъ Иванычъ, Максъ, тотъ самый художникъ, картиной котораго ты такъ восторгался въ посту на выставк.

Головцовъ сначала-было сдлалъ жен удивленные глаза, но потомъ спохватился и- произнесъ:

— Да, да… Прелестная картина… Бездна воздуха, вкуса…

— А лсъ-то какъ сдланъ! — восторгалась супруга. — Я плохая цнительница, но все-таки прямо чувствовала…

Художникъ улыбнулся.

— Позвольте… Тамъ на картин нтъ лса… — сказалъ онъ.

— Ну, дерево, дерево. Я не такъ называю…

— Тамъ кустъ.

— Ну, да, кустикъ. Я не такъ называю. Каждый листочекъ, каждая вточка… Восторгъ, что такое! Ну, вотъ Осипъ Иванычъ, у насъ четверги… Милости просимъ къ намъ въ четвергъ поскучать вечерокъ. Прямо говорю: поскучать. Ныншняя молодежь такая, что ничего веселаго не можетъ устроить. Устраиваются танцы, заводятся пти жё… Но, откровенно говоря, все это вяло. Впрочемъ, милости просимъ.

— Почту за особенное удовольствіе… — поклонился гость, поднялся и сталъ прощаться.

Хозяйка дала звонокъ прислуг, вызывая ее въ прихожую.

— Такъ ждемъ, — сказала она гостю.

Тотъ еще разъ поклонился и вышелъ изъ гостиной.

II

Гость ушелъ, а старикъ Головцовъ стоялъ посреди гостиной и думалъ:

«И стоило меня изъ-за всего этого отрывать отъ спшнаго дла! Неужели нельзя было объявить этой мазилк, что меня дома нтъ, что я на служб!»

Онъ крякнулъ, досадливо махнулъ рукой и поплелся къ себ въ кабинетъ.

— Куда-жъ вы? — остановила его супруга. — Неужели и пяти минутъ не можете посидть съ женой. Я хотла-бы переговорить съ вами, Осипъ Иванычъ. Не правда-ли: онъ милъ и вполн приличенъ?

— Да вдь, я думаю, объ немъ можно и за обдомъ поговорить, — вяло отвчалъ мужъ, начавшій уже опять слагать въ голов фразы доклада, который онъ писалъ съ утра.

— Къ себ въ кабинетъ?

— А то куда-же? Вдь у меня спшное дло. Докладъ нужно непремнно сегодня кончить.

— Ступайте. Вчно уткнувши свой носъ въ бумаги!

— Да, вдь бумаги-то насъ всхъ кормятъ.

— Кормятъ он и другихъ, но отчего-же другіе-то не такъ въвшись въ дло? Отчего-же другіе находятъ между дломъ время и на общеніе съ семьей и на свтскія приличія! А вы какъ аскетъ какой-то. Единственно для чего вы отрываетесь отъ вашихъ длъ — это винтъ.

Послднихъ словъ Головцовъ ужъ не слышалъ, онъ вышелъ изъ гостиной, но что эти слова будутъ сказаны, онъ зналъ. Жена всегда корила его винтомъ, корила по нсколько разъ въ день, пристегивая къ разговору и кстати и не кстати, хотя и сама иногда игрывала въ винтъ.

Читать книгуСкачать книгу