Человек-Война

Автор: Бикбаев Равиль НагимовичЖанр: Драматургия  Поэзия  Год неизвестен
Скачать бесплатно книгу Бикбаев Равиль Нагимович - Человек-Война в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

Человек - Война

Автор заявляет:

Всё написанное в данном произведении, является авторским вымыслом, а любое сходство с реальными людьми и событиями, совпадением.

Снова кто-то кричит о величии России,

А ты кровь проливаешь и видишь насилие,

Твою душу терзают большие сомнения,

Без войны не живёт ни одно поколение

В. Мазур "Солдат удачи"

После полудня. Жара. Полное физическое и душевное опустошение, всё безразлично. Крики и стоны вперемежку с матом, это раненых на плащ-накидках тащат к вертолетам на эвакуацию. За сто метров от нашей позиции лежат уже начинающие разлагаться на солнце трупы убитых. Горный ветерок дует от нас и запах разложения трупов никого не беспокоит, да хоть бы и доносился, уже наплевать, мы уже привыкли. Запах мертвого врага хорошо пахнет? Нет, он просто удушливо и тяжко воняет, так же, как и тела наших убитых ребят, без разницы, но тела своих мы уже вынесли. Я жив, уцелел, повезло. Я счастлив? Не знаю. Весь пустой как выпитая до дна фляжка, то что мы называем человеческим сознанием выжжено боем, остались физиологические потребности - выпить теплой воды из фляги, закрыть глаза, и сидеть спиной привалившись к теплому камню. Я счастлив? Не знаю, я просто жив. А час назад я вел огонь на поражение. Возбуждающий и горький запах жженого пороха. Предельное обострение всех чувств, вспрыснут в мозг естественный наркотик адреналин, все движения быстрые, четкие, уверенные, от ускоренного притока крови мышцы налились упругой силой и послушно исполняют все импульсы - приказы нервной системы. Я стреляю, и в меня стреляют, соленый пот заливает глаза, пот страха, пот напряжения, физиологическая реакция на страх смерти и силу жизни. Я открытой ладонью быстро вытираю едкий противный пот и стреляю, и убиваю. Я убиваю того, кто сознан как я, по Божьему Образу. Как Каин. Пули рвут плоть человека, который в меня стрелял. Брат мой Каин ты видишь меня? Не библейский Каин, а тот Каин который хотел убить меня и которого убил я. Я был счастлив? А может просто доволен? Не знаю. Но злая, лютая радость от попадания, от убийства переполняла все моё существо, и я дико, срывая пересохшие связки, ору: "На сука! Жри!"

"- Каин! Где Брат твой, Авель?

- Разве я сторож, брату своему?"

А я был сторожем брату своему Каину, засада -- это тоже стража, стража тех, кого мы должны уничтожить, чтобы не уничтожили нас. Бой, его напряжение, а затем опустошение, как всё надоело. Часто голод, почти всегда усталость, испепеляющий зной летом, лютый холод зимой, ноющая боль от залеченных ран, тоска по мирной жизни, иногда дурман алкоголя и простые инстинкты: поесть; найти тепло; защитить свою жизнь и убить тех, кто на нее покушается, цель выжить. Жизнь на грани. Я был счастлив на войне? Не знаю. Я просто хотел вернуться домой.

Но потом много лет я видел всё это в своих снах. Меня тянуло на войну, как наркомана тянет к наркотику. Жизнь дома, в мире, казалась унылой, пресной, непонятной и слишком сложной. На войне всё проще. И мне хотелось этой простоты, этого напряжения, этого опустошения, этой жизни простых инстинктов. Потом отпустило. И как заядлого курильщика, с трудом, но все же бросившего курить, раздражает запах никотинового дыма, так и меня злило и раздражало любое напоминание о войне. Затем прошло и это. Но всегда были и есть люди на всю жизнь отравленные наркотиком войны. В узких кругах не парадных ветеранов их так и называют "Человек - Война".

Глава первая

Это была очередная командировка, просто контракт, обычное дело, платят нормально, работа привычная - воевать. Он уже много лет жил от контракта к контракту. Семья давно распалась, сыну он только деньги посылал и лишь по фотографиям видел как он меняется и растет, ему нечего было ответить на простой детский вопрос: "Папа, а почему ты не с нами?" Действительно почему? А потому, что он был "Человек - Война", наркоман войны, ее раб и профессионал. Как начал в восемнадцать лет в Афгане воевать, так и продолжает, уже больше тридцати лет. Мирной жизнью он жить уже не мог, его ломало. Сколько было войн? Да почти все, что грохотали на развалинах Советского Союза. Хватанул и чужих войн. Ирак в составе частной военной компании наемников, Афганистан тоже в ЧВК. Побывал и на Африканском континенте. Дело было не в деньгах которые ему платили за страх, за риск, за смерть, за работу наемника, дело было в том, что только на войне на пределе всех сил, на обострении всех чувств он мог чувствовать себя человеком и жить полной жизнью, как бы парадоксально это не звучало. Совесть? Ну что ж у наемников тоже есть своя совесть и этика, она прописана в параграфах контракта на убийство. И потом, в конце концов, на другой стороне, как говорится по другую сторону ствола, тоже были вооруженные люди, и никто не мешает им убить его. Жизнь так и шла от контракта к контракту, от возбуждения до опустошения. Войн хватало ...

Письмо на английском языке с коротким деловым текстом пришло по электронной почте. Срочно требуются специалисты, со знанием языка и обычаев аборигенов. Срок контракта год. Оплата высокая, страховка. О готовности подписать контракт прошу сообщить в срок семь дней. Подпись "Феликс". Вербовщика поставившего подпись под письмом он знал хорошо. Отставной офицер спецназа, ещё в СССР окончил при воздушно-десантном училище в Рязани курсы подготовки для офицеров военной разведки, диверсантов и спецназа войск союзников СССР. Тогда этот поручик Wojsko Polskie формально ещё был союзником, потом его страна вступит в НАТО, а бывший союзник получит дополнительную квалификацию, но уже в США на базе где готовят офицеров спецназа для стран НАТО. Они познакомились в Ираке, оба были наемниками в ЧВК, затем работали против пиратов на Африканском континенте, а потом этот тип с позывным "Феликс" учитывая его опыт афганской войны, пригласил его работать в Афганистан. Грамотный толковый профессионал этот Феликс, не глупый, в меру осторожный, в меру смелый наемник - наркоман войны. В Ираке еще до работы в ЧВК, во время "Бури в пустыне" служа в составе одного из лучших подразделений спецназа Wojsko Polskie "Гром" Феликс попробовал свою первую дозу наркотика войны и сразу втянулся. Это такой кайф быть на стороне сильного, на стороне победителя, на стороне коалиции, громившей вооруженную устаревшей техникой и деморализованную воздушными и ракетными ударами иракскую армию. Это кайф знать, что у тебя есть оружие и ты волен в жизни и смерти побежденных. Это кайф чувствовать чужие испуганные, покорные взгляды. Это наркотик, а наркоман нуждается в дозе. В дозе войны.

Теперь Феликс приглашал его на юго-восток страны горевшей в аду гражданской войны. Бывшая республика в составе бывшего Союза. Бывшая во всём кроме общей истории и памяти. И те кто с ликующими воплями топтал и рвал на куски эту историю и те кто остался ей верен сошли в бою. Они пока неумело воевали, и по обе стороны требовались профессионалы войны, ее боевые натасканные на убийство псы.

Он перечитал слово в письме "aboriginal" и зло усмехнулся. Большой белый господин нанимает одних аборигенов, чтобы они убивали других. Этот Феликс считает себя большим белым европейским господином? Нет пан, ты не господин, а такой же наемник наркоман, как и любой другой. А может ты пан Феликс идейный? Может тебе в кайф мстить за былые поражения и лить русскую кровь? Ерунда! Просто на этой войне, на этой русской кровушке есть шанс хорошо заработать, а всё остальное это просто бонус, в том числе возможность безнаказанно убивать потомков тех, кто ломал любого врага. Он опять уставился в слово "aboriginal". Ну вот мы и стали туземцами для тех, кто мнит себя европейскими панами. Давно к этому шло. А эта земля его бывшая родина, его мать родом с этих мест. Но мама уже умерла. А так, бывшая, нынешняя, уже плевать. У наемника есть деньги и наркотик войны. Работа есть работа, контракт подписан, аванс получен, теперь его надо отрабатывать. И он отбыл на работу и на эту войну.

Читать книгуСкачать книгу