Операция "Золотой Будда". Книга третья

Серия: Онекотан [6]
Скачать бесплатно книгу Уланов Олег Владимирович - Операция "Золотой Будда". Книга третья в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Операция

Часть пятая. Филадельфия

Глава первая

Канун Рождества

В отличие от России в США главным новогодним праздником был не сам Новый год, а Рождество. Праздновалось оно по юлианскому календарю 25 декабря.

В канун этого события американцы, как одержимые, начинали к нему готовиться. Огромные очереди в супермаркетах, пестрящих рождественскими скидками, были визитной карточкой этих суетливых дней.

Перемещаясь по громадному супермаркету с массивной металлической тележкой, Умелов с интересом наблюдал за посетителями, заваливающими такие же тележки грудами бесполезного красочного рождественского барахла.

Мэри тоже что-то выбирала. Она на какое-то время отходила от Олега, чтобы принести и положить в «телегу» очередную вещь или красочно упакованную еду.

— Все, пожалуй, — придирчиво осмотрев свои покупки, вздохнула она. — Ты иди занимай очередь в кассы, а я пока вернусь в отдел кулинарии. Там для нас мясо для стейка должны были отложить.

Олег развернул свое транспортное средство и двинул его в сторону касс. Их здесь было не менее сотни, но, несмотря на это, у каждой был свой длинный хвост людской очереди.

Ловко маневрируя между торговыми стеллажами, Умелов безошибочно определил, что меньше всего покупателей было у касс рядом с входом в торговый зал.

Вычислив, как ему показалось, наименьшую очередь, Олег пристроился позади полной темнокожей американки. Хотя слово «полная» не совсем точно описывало ее внешний вид. Это была дама неимоверных размеров. И если бы она попыталась сомкнуть руки на своем животе, это у нее вряд ли получилось бы.

Встав в очередь, Олег повернулся в торговый зал, пытаясь отыскать взглядом Мэри.

Толстая афроамериканка зло посмотрела на Умелова.

— Do not come to me! This is my personal space!

Олег машинально отдернул свою тележку, стоявшую рядом с женщиной.

— Excuse me, — виновато улыбнулся он в ответ, не понимая при чем здесь «космос».

Фыркнув себе что-то под нос, женщина брезгливо отвернулась.

«На себя посмотри, корова!» — подумал Умелов.

Он снова начал искать взглядом Мэри. Ее нигде не было видно. Сзади к Умелову подошла пожилая худая женщина и, встав на почтительное расстояние в длинную очередь, улыбнулась Олегу дежурной американской улыбкой.

Умелов натянуто улыбнулся в ответ.

Заметив краем глаза, что очередь в который раз пришла в движение, он тоже толкнул тележку, продвигая ее ближе к кассе. По какой-то причине толстая афроамериканка не стала проходить вперед вместе со всеми, и покатившаяся тележка Умелова остановилась в считанных миллиметрах от необъятной задницы темнокожей скандалистки. Хотя касания не было (по крайней мере так показалось Олегу), афроамериканка повернулась к Умелову и, округлив свои карие, навыкате глаза, закричала:

— You break my personal space! I shall bring an action against you!

Умелов опешил от такого поворота событий. Он оглянулся назад, ища поддержки у пожилой дамы, но та, продолжая фальшиво улыбаться, демонстративно отодвинулась подальше от предполагаемой зоны конфликта.

Тем временем афроамериканка продолжала кричать, указывая подошедшим служащим супермаркета на тележку Умелова.

«Была бы ты в России, я б тебе ответил! Свиноматка ходячая», — выходя из себя, подумал Олег.

Если бы не вмешательство Мэри, которая появилась как нельзя кстати, Умелов запросто мог бы познакомиться с правосудием по-американски.

* * *

Олег немного успокоился, только когда они сели в автомобиль, располагавшийся на третьем уровне подземной автопарковки.

— Неужели она действительно могла подать на меня в суд?

— Как бы странно это для тебя ни прозвучало, — улыбнулась Мэри, — но она действительно могла это сделать. И более того, выиграла бы это дело.

Она включила зажигание и, пристегнувшись, стала выруливать с парковочного места.

— Но ведь я ее даже не задел!

— Это не имеет значения. Ты вторгся в ее личное пространство.

— Интересно получается. А кто определяет это самое пространство? — начал заводиться Олег.

— Только сам индивидуум, — спокойно ответила Мэри.

— То есть если бы я зашел в переполненный лифт и оказался вплотную с этой… — запнулся Умелов, чуть не сказав «толстой негритянкой», — афроамериканкой, то я бы не нарушил ее личное пространство? Я правильно понимаю?

— Абсолютно точно.

— Тогда я не могу понять логики вынесения американскими судами тех или иных решений. Ведь одно и то же действие в одном случае будет являться нарушением, а в другом случае — нет.

— Такова американская действительность, — кивнула Мэри. — Здесь можно с легкостью быть ограбленной и изнасилованной в каком-нибудь неблагополучном районе вроде Гарлема в Нью-Йорке. И в то же время попасть в ситуацию, которая только что произошла с тобой.

Олег вдруг в голос рассмеялся.

— Ты что? — удивилась Мэри.

— Я просто подумал: раз мы с тобой официально не женаты, то я по нескольку раз за день нарушаю твое личное пространство. Я уж не говорю про ночь… Значит, юридически у тебя тоже есть право обратиться в суд?

Бросив быстрый взгляд на Олега, Мэри хитро улыбнулась:

— Да, милый.

— Так-так! — посмотрел на нее Умелов.

Мэри ничего не ответила, решив больше не поддерживать этот разговор. Она внимательно посмотрела на Олега и более серьезным тоном произнесла:

— Олег, сегодня из Нью-Йорка возвращается мой отец. До его приезда ты должен разместиться в гостевой комнате. Он, естественно, знает, что я хочу выйти за тебя замуж, но показывать ему, что мы живем как супруги, совсем необязательно.

Умелов посмотрел на Мэри. Она сосредоточенно вела машину по прямой, как струна, улице Филадельфии.

— Хорошо. Что еще мне следует знать перед знакомством с твоим отцом?

— Он очень любит говорить про Россию и политику. Но поскольку все знания о своей исторической родине он получил от своих родителей, а политические новости он черпает из деловой американской прессы, то его представления о сегодняшней России, мягко говоря, своеобразны. Поэтому будь снисходителен к тем рассуждениям, которые он обязательно будет высказывать. И если он вдруг спросит, как ты относишься к коммунистам, то, пожалуйста, скажи ему, что отрицательно.

— А к комсомольцам?

— Что «к комсомольцам»? — не поняла Мэри.

— Ну, если он вдруг спросит меня: как я отношусь к комсомольцам? — Олег, прищурившись, посмотрел на Мэри.

— Не спросит, — ответила она, почувствовав, что в этом вопросе есть какой-то подвох.

— О чем он еще любит говорить? — как ни в чем не бывало продолжил Умелов.

— Поскольку он не бизнесмен, а ученый, то все вопросы, касающиеся индексов, процентов и прочей экономической тематики, ему не интересны. А вот мировая политика его может заинтересовать.

— Обязательно учту, — кивнул Умелов.

Мэри удовлетворенно кивнула, продолжая внимательно следить за дорогой.

* * *

Когда отец Мэри появился на пороге своего дома, к его встрече все было уже готово. Вещи Олега лежали в гостевой комнате, а сам он сидел в гостиной, наблюдая за прямой трансляцией матча по американскому футболу. Из кухни доносился запах жареного стейка. Там Мэри колдовала, готовя праздничный ужин на три персоны. Услышав, как щелкнул замок входной двери, Олег поднялся с дивана.

На пороге появился высокий пожилой мужчина в сером утепленном плаще. В правой руке он держал большую дорожную сумку. Усы и борода делали его похожим на какого-то генерала царской армии.

Хозяин дома взглянул на Умелова, поставил на низкую тумбочку свою дорожную сумку и решительно двинулся к нему.

— Добрый вечер, — практически без акцента произнес он.

— Добрый вечер, — скованно ответил Умелов.

— Позвольте представиться, Корн Иван Андреевич, отец Марии.

Читать книгуСкачать книгу