Женщина в общественных движениях России

Автор: Амфитеатров Александр ВалентиновичЖанр: Публицистика  Документальная литература  Год неизвестен
Скачать бесплатно книгу Амфитеатров Александр Валентинович - Женщина в общественных движениях России в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Женщина в общественных движениях России -  Амфитеатров Александр Валентинович

[1]

I

Французскій критикъ Реми де Гурмонъ доказываетъ очень искусно и остроумно, что международный типъ «барышни» родился во Франціи между 1800 и 1810 годами, представляя собою, такимъ образомъ, продуктъ новыхъ экономическихъ и нравственныхъ условій, созданныхъ въ обществ революціоннымъ переломомъ и ростомъ третьяго сословія. Въ XVIII вк «барышень» не было: были женщины-дти, выходившія замужъ въ 13–15 лтъ, и были «молодыя двушки», которыя, оставшисъ почему-либо безбрачными до двадцати лтъ и выше, вели приблизительно тотъ же образъ жизни, какъ ихъ юныя замужнія подруги, при весьма снисходительномъ отношеніи къ тому общества, воспитаннаго энциклопедистами въ здравомысленномъ уваженіи къ законамъ природы. Вольтеръ опредлилъ женскій вопросъ своего вка коротко, ясно и полно въ сатирической фраз «Вавилонской принцессы»: – Если двушекъ не выдаютъ замужъ, он выходятъ сами. Нсколько засидвшаяся въ двицахъ, молодая особа – обычная героиня изящной литературы XVIII вка, изъ которой добрыхъ трехъ четвертей нельзя дать въ руки современной барышн, и житейскихъ романовъ, о которыхъ намъ оставили мемуары господа въ род Жака Казановы. Экономическая перестройка Франціи Великою Революціей нанесла смертельный ударъ раннимъ бракамъ и, удлиннивъ для женщины выжидательный періодъ обязательной двственности, вызвала къ жизни ту борьбу съ поломъ по охранительнымъ началамъ идеалистической морали, что называлась въ XIX вк воспитаніемъ женщины и быстро выработала типъ «барышни» – прочный и устойчивый даже до сего дня.

Провряя русскій интеллигентный бытъ въ первое десятилтіе XIX вка, не трудно замтить, что въ немъ, отраженными лучами, совершается та же эволюція женская, что и во Франціи: падаетъ ранній бракъ, исчезаютъ галантные нравы, развивается охранительное идеалистическое воспитаніе. Это періодъ, когда вымираютъ женскіе esprits forts, философки-вольнодумки XVIII столтія, въ род княгини Дашковой, всплывавшія въ екатерининскій вкъ странными островами-оазисами на мутномъ океан всероссійскаго невжества.

Вымираютъ не только лица, вымираетъ самый идеалъ честолюбиваго мужеподобія, порождавшій княгинь Дашковыхъ и ея многочисленныя копіи въ миніатюр. Вымираетъ женскій типъ, который, вырвавшись изъ душнаго периннаго плна допетровскихъ теремовъ и пьянаго плна ассамблей самого Петра Великаго, впервые взялся за умную книгу и попалъ въ разсудочныя объятія Бейля, Даламбера, Гиббона, Монтескье. Онъ велъ переписку съ Гриммомъ, Дидро и Вольтеромъ, вдохновлялъ «Наказъ» Екатерины II, сочинилъ рядъ малоталантливыхъ, но умныхъ и злыхъ комедій и сказку о царевич Хлор, обличилъ шарлатана «въ великомъ кофт» Каліостро и, въ лиц Дашковой, президентствовалъ въ «Россійской Де-Сіянсъ академіи». У домашняго очага этотъ женскій типъ и самъ жилъ несчастно: какому мыслящему существу могли дать счастіе странныя чудища, которыми сатирическая литература и мемуары изображаютъ намъ русскихъ мужей ХIII вка! – и длалъ несчастными свои семьи. Врне будетъ сказать, что онъ былъ заживо мертвъ, пока оставался прикованнымъ къ домашнему очагу, и просыпался къ жизни, только разорвавъ цпь и опрокинувъ очагъ. Устраивая государственные перевороты, законодательствуя, объявляя и ведя войны, интригуя при двор и посольствахъ, типъ русской политической авантюристики, за множествомъ вншняго интереса, ршительно не имлъ времени упражняться въ нравственномъ самосовершенствованіи. Философскія схемы морали онъ принялъ на слово, усвоилъ отлично и цитировалъ, по надобности, съ большою и изящною находчивостью. Но съ собственными чувственными страстями, обуревавшими слабую плоть, покуда бодрствовалъ мощный духъ, боролся плохо. Поэтому, властвуя, онъ раздарилъ въ крпость своимъ любовникамъ чуть не полъ-Россіи, a въ обществ отражался такимъ фантастическимъ спокойствіемъ убжденнаго разврата, что мткое слово итальянскаго историка, подхваченное впослдствіи Герценомъ, не безъ основанія характеризовало русскій XVIII вкъ, какъ «трагедію въ публичномъ дом». Женщина екатерининской эпохи – большой, возвышенный, образованный и благожелательный умъ, заключенный въ распутнйшемъ и безстыднйшемъ тл. Теоретическая школа самоуправленія, квартирующая въ совершенно не признающемъ управленія, анархически буйномъ и первобытно чувственномъ организм. Вкъ высоконравственныхъ двочекъ, которыя, выростая, обращались въ куртизанокъ.

Прекрасныя слова, мысли и чувства добродтельной Софьи въ фонвизинскомъ «Недоросл» развиваются, съ еще большимъ краснорчіемъ, въ запискахъ самой Екатерины II и ея наперсницы Дашковой, – въ запискахъ любой изъ авантюристокъ эпохи, большого ли, малаго ли калибра. Нсколько лтъ назадъ мн посчастлиижлось открыть анонимный манускриптъ – автобіографію какой-то великосвтской сыщицы Екатеринина двора [2] .

Эта госпожа, въ подломъ ремесл своемъ, шага не сдлаетъ, чтобы не оборониться красивымъ афоризмомъ Дидерота или сильною фразою Руссо. Русскій XVIII вкъ умлъ отлично честно читать, мыслить, учиться, чувствовать, говорить и писать, но съ еще большимъ великолпіемъ умлъ падать въ грязь и безпечно барахтаться въ луж, слитой изъ вина, крови и афродизіастическихъ. напитковъ. Страшно сильныя, крпкія выносливыя физически, эти богатырки XVIII вка, въ большинств, прожили очень долгую жизнь и еще въ тридцатыхъ, сороковыхъ даже годахъ прошлаго столтія смущали своихъ высоконравственныхъ и богомольныхъ выучекъ пословицами изъ «Кандида», моралью изъ «Фоблаза» и религіей по Бэйлеву лексикону. У большинства оставались позади дикія бури страстей, a то и кровавыя пятна престушіеній, но он жили безъ раскаяній, Не имлъ ихъ и общій образецъ, идеалъ и кумиръ эпохи авантюристокъ: цербстская принцесса, которая, безъ всякихъ правъ и возможностей, умла сдлаться русскою императрицею и, хотя природная нмка, создала, наполнила собою и воплотила, неразрывно связанный съ ея именемъ и образомъ, и удивительно русскій, изъ русскихъ русскій, блистательный и отвратительный вкъ. Он не врили въ будущую жизнь и боялись смерти лишь какъ процесса конечнаго уничтоженія, и умирали он странно: на полу, въ неудобоназываемомъ мст, какъ Екатерина II. И подъ незаряженнымъ пистолетомъ ночного разбойника Германа, какъ та Venus Moscovite, что впослдствіи стала ужасною «Пиковою дамою» Пушкина. Нельзя не сожалть, что ни одинъ изъ первоклассныхъ русскихъ писателей не занялся типомъ придворной авантюристки съ должнымъ вниманіемъ, и она осталась добычей уголовныхъ мелодраматическихъ лубковъ Сальяса, Всеволода Соловьева и, въ лучшемъ случа, Лскова и Данилевскаго. Во Франціи съ этимъ дворянскимъ поколвіемъ полупендантокъ, полукуртизанокъ, своего рода «Матерей» стараго режима, покончила оптомъ трагедія гильотины. У насъ он измерли медленнымъ гніеніемъ, часто самую смерть ихъ обращавшимъ въ грязную гримасу пошлйшаго водевиля. Послдняя изъ нихъ, – Ольга Жеребцова, соучастница Палена и др. въ заговор на жизнь Павла I, – дожила до встрчи и знакомства съ молодымъ Герценомъ и оказала ему нкоторую поддержку въ эпоху первой ссылки его.

II

Итакъ, Софья, – бывшая героиня «Недоросля», а впослдствіи ея величества камер-фрейлина, лежитъ безъ ногъ и умираетъ, презрительно ворча на новый вкъ, и увренная, что Бонапарте только потому вышелъ въ императоры, что на свт нтъ уже ни матушки-царицы, ни Потемкина, ни Суворова. Въ смежности съ имніемъ старухи тянется рядъ помщичьихъ владній средняго достатка, душъ по 300, по 400. Вотъ, напримръ, деревня и усадьба бригадира Дмитрія Ларина, выгодно женившагося въ Москв на юной особ, которая уже врядъ ли держала когда-либо въ нжныхъ рукахъ своихъ хоть единую изъ полныхъ трезвою логическою сухостью и пряными галльскими остротами, любимыхъ книгъ своей екатерининской мамаши. Зато – «она любила Грандисона» и переписывала въ альбомъ чувствительные стихи Карамзина, Шаликова, a также монологи изъ трагедій Озерова. Впослдствіи Гоголь, устами Хлестакова, разскажетъ намъ о дамскихъ альбомахъ много смшного. Мы прочтемъ въ нихъ:

Читать книгуСкачать книгу