Двум смертям не бывать

Серия: Криминальный талант [0]
Скачать бесплатно книгу Успенская Светлана Александровна - Двум смертям не бывать в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Двум смертям не бывать - Успенская Светлана

— …Шутки в сторону, милый! — тяжело дыша, проговорила она. — Это мои деньги! Дай дорогу! — Вцепившись в кейс, она сделала шаг вперед.

— Это мои деньги, крошка! — прохрипел он. — Отвали!

— Тебе лучше убраться с моего пути, дорогой! — прошипела она и без колебаний спустила курок…

Он дернулся, посылая ей навстречу стаю рассерженных пчел, которые впились в ее тело, больно жаля и кусая его…

Комната наполнилась пороховой гарью. Когда дым рассеялся, можно было увидеть лежащие на полу два тела — массивное мужское и более хрупкое женское.

Мужчина не подавал признаков жизни, а женщина вскоре очнулась и застонала.

Перевалившись на спину и почти теряя сознание от боли, она все-таки достала мобильный телефон и набрала номер, который знала наизусть. Пусть все будет кончено! Пусть сражение завершится честной ничьей!.. Пусть эта сука поймет, что она проиграла…

В ту же секунду в подвале дачи, одиноко стоявшей в лесу, раздался оглушительный взрыв. В черное небо взвился сноп золотых искр, желтое пламя вырвалось из окон — дом запылал, в одно мгновение охваченный огнем.

Женщина выронила телефон и, одной рукой опираясь на пол, а другой волоча за собой кейс, поползла к выходу.

Замок кейса расстегнулся, и на залитый кровью пол посыпались бледно-зеленые бумажки с портретом американского президента.

В коридоре женщина бессильно ткнулась лицом в ковровую дорожку. За ней стелился кроваво-черный след…

Часть первая

Глава 1

«А на кладбище все спокойненько…» — негромко насвистывал мужчина средних лет, сидевший за грубо сколоченным столиком в глухом уголке Тихорецкого кладбища. Одна его рука, выпачканная землей, подпирала небритую щеку, а другая барабанила в такт мелодии по дощатому столу, серому от зимних затяжных непогод. На поминальном столике покоилась мятая газета с нехитрой закуской и початая бутылка. Рядом, возле ног, валялась лопата с присохшими комьями глины.

Со стороны мужчину можно было принять за обычного кладбищенского обывателя, подрабатывающего уходом за могилами, если бы не его глаза. Глаза, окруженные лучиками морщин, были внимательные и далеко не пустые. Они зорко вглядывались в даль, скользили по посетителям, точно искали кого-то. Особенно пристально эти глаза всматривались в особ женского пола, пришедших посидеть в воскресный день возле родных могил.

Людей было немного… Блуждающий взгляд внимательно изучал склоненные фигуры, изредка мелькавшие между деревьев. Но в этот отдаленный сектор кладбища вообще редко кто заходил.

К вечеру похолодало. Солнце низко опустилось над лесопарком, сразу же стало неуютно. Мужчина, зевнув, взглянул на часы: до конца вахты не более часа, скоро кладбище закрывается. Он поглубже втянул голову в высоко поднятый воротник телогрейки и закурил — с куревом оно как-то теплее. «А на кладбище все спокойненько…»

В конце центральной аллеи, полной лилового вечернего сумрака, показалась худощавая мужская фигура. Длиннополое пальто, широкая шляпа с полями, темные очки, впрочем совершенно лишние на закате дня, тонкие, как у опереточного тенора, усики, скуластое лицо с загаром, полученным, скорее всего, в солярии или на горном курорте. Интересно, что нужно этому странному типу на кладбище, да еще перед самым закрытием?

Мужчина в телогрейке (собутыльники обычно звали его Петрович) с любопытством уставился на посетителя. «Наверное, артист, — подумал он, — или художник… Нет, скорее всего, голубой. Или альфонс… У этого молодчика на роже все написано!» Если бы Петрович любил смотреть голливудские фильмы про суперагентов, он добавил бы еще одну убийственно точную характеристику: шпион. Или лицо, старательно притворяющееся оным. Однако вместо кино Петрович предпочитал «беленькую», и потому эта мысль его не посетила. Он продолжал нетерпеливо посматривать на часы, распаляя свое внутреннее воображение видением огнедышащей, восхитительно пышной котлеты, которую сожительница Верка приготовит ему на ужин.

Между тем подозрительный тип в длиннополом пальто свернул на боковую аллею и скрылся в гранитной мастерской, притулившейся на отшибе.

«Хоть бы эта баба не появлялась еще с месяцок!» — сладко щуря глаза, размечтался Петрович. Работа ему нравилась. Работа была ему по душе. Делать ничего не надо, сиди, дыши свежим воздухом, пей зелено вино, а денежки в это время знай себе капают. «Может, она до весны не появится», — размечтался Петрович.

Вот повезло ему! Когда Вован нанимал его, уговор был всего на две недели. А потом продлили еще на две. За прошедший месяц накапало достаточно, чтобы купить у вьетнамцев негнущуюся кожаную куртку для Верки, продавщицы с оптового рынка. За эту куртку Верка жарко любила Петровича, сытно кормила, оставляла у себя на ночь и даже, кажется, была совсем не против, чтобы он окончательно перебрался в ее комнатку в коммуналке…

Вскоре двери гранитной мастерской распахнулись, и оттуда вышел тот самый длиннополый тип с двумя изрядно набравшимися личностями из местных работяг. Эти личности были хорошо известны Петровичу. С ними у Вована, «прописавшего» два месяца назад на кладбище своего человечка, даже существовала договоренность о том, чтобы новенького не трогали и, даже напротив, всячески способствовали ему в его трудах.

Работники гранитной мастерской что-то дружно втолковывали длиннополому, а тот слушал их с высокомерной усмешкой. Погуторив, компания направилась прямо в сектор, где обосновался окоченевший наблюдатель. Петрович встревоженно заерзал на скамейке. Потом на всякий случай поставил уже порожнюю бутылку под стол, сгреб закуску и сунул в карман. Пригладил ладонью вихры, чтобы смотреться поприличнее (вдруг длиннополый из милиции или еще откуда повыше), вскочил и стал ожесточенно рубить лопатой мерзлую землю, исподлобья посматривая на приближающиеся фигуры.

Между тем длиннополый «со товарищи» приблизился к жестяному памятнику-времянке возле просевшего холмика земли и стал, жестикулируя, что-то объяснять своим спутникам. Те согласно кивали, как будто заранее были готовы на все.

Памятник-времянка — это был тот самый объект, на который ориентировали наблюдателя. Петрович забеспокоился. Он бросил лопату и приблизился, стараясь услышать, о чем речь. Но длиннополый стоял спиной, и слов его не было слышно. Тепленькие могильщики лишь согласно кивали, поддакивая алкогольными голосами: «Без базара! Сделаем, будь спок!..» Глаза их блестели — то ли по пьяни, то ли из алчности.

Длиннополый опустил в карман руку и достал пухлую пачку.

— Задаток… — Порыв ветра, точно подарок судьбы, донес одно-единственное слово.

Петрович еще больше засуетился. Что-то здесь не так, но что именно — он не понимал. И это собственное непонимание его очень раздражало. Это непонимание могло стоить ему законных пятисот рубчиков в неделю. Быстрые взгляды попеременно то буравили черную спину длиннополого, то таращились на памятник с надписью: «Константин Валерьевич Морозов, 1965–1998».

Какое отношение припозднившийся посетитель имеет к покойному? В голове тяжело ворочались обрывки тугих мыслей: «Говорили, что баба… Приказ был насчет бабы только… А этот что? А если этого тоже нужно? А если этот не тот и вообще здесь ни при чем?»

Пока Петрович мучительно морщил лоб, задаток в виде хрустящих купюр исчез в недрах обтерханных телогреек, и работники гранитной мастерской вновь закивали, молитвенно сложив ладони: видно, обтяпали страшно выгодное дельце. Длиннополый мимоходом поправил висевшую на одном шурупе табличку и, не оглядываясь, зашагал по центральной аллее к выходу. Мастера гранитных дел радостно потирали руки.

— Что за тип? — в ту же секунду подскочил к ним озадаченный Петрович.

— А бес его знает! — послышался равнодушный ответ. — Заказ на гранитный памятник, задаток в «гринах»… Срочно, грит! Через неделю, сказал, придет, проверит выполнение.

Петрович заметался между могил, не зная, на что решиться. Между тем фигура длиннополого постепенно растворялась в сгущавшемся сумраке, точно кусок сахара, брошенный в чай.

Читать книгуСкачать книгу