Домашний спектакль

Серия: Очерки Боза [0]
Автор: Диккенс Чарльз  Жанр: Классическая проза  Проза  Год неизвестен
Скачать бесплатно книгу Диккенс Чарльз - Домашний спектакль в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

Обширны и грандіозны были приготовленія на вилл Розъ, въ Елафамъ-Райз, въ жилищ мистера Гетльтона (весьма зажиточнаго маклера) и велика была тревога его интересной семьи, когда приблизился день затяннаго ею домашняго спектакля, «подготовлявшагося нсколько мсяцевъ». Вся эта семейка была помшана на домашнихъ представленіяхъ. Домъ, обыкновенно такой чистый и аккуратный, принялъ въ то время такой хаотическій видъ, точно его, по мткому выраженію самого хозяина, «повыбросали изъ окошекъ». Большая столовая, лишенная своей мебели и украшеній, превратилась въ мсто свалки кулисъ, проводовъ, лампъ, мостовъ, облаковъ, грома и молніи, фестоновъ и цвтовъ, кинжаловъ, рапиръ и всякаго иного театральнаго скарба, именуемаго на театральномъ жаргон бутафорскими принадлежностями. Спальни были загромождены декораціями, а кухня была занята плотниками. Репетиціи происходили черезъ день по вечерамъ въ гостиной, и каждый диванъ въ дом былъ боле или мене поврежденъ но милости старанія и усердія, съ какими мистеръ Семпроній Гетльтонъ и миссъ Люцина репетировали сцену удушенія въ «Отелло», такъ какъ эта драма должна была составить первое отдленіе вечерняго спектакля.

— Если мы попрактикуемся еще немножко, то я увренъ, что пьеса сойдетъ у насъ превосходно, говорилъ мистеръ Семпроній своей «драматической трупп» посл сто-пятидесятой репетиціи. Въ виду маленькаго неудобства, сопряженнаго съ принятіемъ на его счетъ всхъ расходовъ по спектаклю, онъ самымъ любезнымъ образомъ былъ единодушно избранъ актерами-любителями въ дирижеры. Эвансъ, — продолжалъ мистеръ Гетльтонъ младшій, повернувшись къ высокому, сухопарому, блдному молодому человку съ длинными бакенбардами, — Эвансъ, вы играете Родриго безподобно.

— Безподобно! — подхватили три миссъ Гетльтонъ, потому что мистеръ Эвансъ былъ признанъ «душкой» всми его товарками по сцен. Онъ былъ ужасно интересенъ и обладалъ такими красивыми бакенбардами, не говоря уже о его способности писать стихи въ альбомы и играть на флейт!

— Однако по-моему, — прибавилъ дирижеръ, — вамъ еще не совсмъ удается… паденіе… въ сцен поединка, гд вы… того…

— Это очень трудно, — задумчиво отвтилъ мистеръ Эвансъ;- послднее время я для навыка падалъ много разъ у себя въ контор, только всегда больно ушибался. Падать мн приходится, какъ вамъ извстно, навзничь, а при этомъ непремнно треснешься затылкомъ.

— А вы остерегайтесь, чтобъ не повалить кулисъ, — сказалъ мистеръ Гетльтонъ старшій, который былъ назначенъ суфлеромъ.

— О, не бойтесь! — подхватилъ Эвансъ съ крайне самодовольнымъ видомъ. — Я буду падать головой за сцену, такъ что не надлаю никакой бды.

— Но за то, — воскликнулъ дирижеръ, потирая отъ удовольствія руки, — мы произведемъ большой фуроръ въ «Мазаніелло». Гарлей поетъ въ немъ восхитительно.

Вс поддержали этотъ лестный отзывъ. Мистеръ Гарлей улыбался и посматривалъ глуповато, что было совсмъ не въ диковину; потомъ онъ принялся мурлыкать: «Смотрите, какъ утро сіяетъ роскошно» и вдругъ покраснлъ, какъ рыбацкій колпакъ, который примривалъ себ на голову.

— Прикинемъ-ка, — продолжалъ дирижеръ, считая по пальцамъ. — У насъ будетъ три пляшущихъ крестьянки, кром Фенеллы, и четыре рыбака. Прибавимъ сюда еще нашего лакея Тома; онъ можетъ надть мои парусинные брюки, клтчатую рубашку Боба, красный ночной колпакъ и въ этомъ одяніи сойдетъ за пятаго рыбака. Въ хорахъ мы, конечно, можемъ пть за кулисами, а въ сцен на площади расхаживать въ плащахъ и тому подобномъ. Когда же вспыхнетъ бунтъ, то нашъ Томъ, размахивая киркой, долженъ выбгать на сцену съ одной стороны и скрываться по другую сторону, повторяя этотъ маневръ какъ можно быстре. Эффектъ получится электрическій, точно бунтовщиковъ великое множество. А въ сцен изверженія вулкана мы станемъ жечь красный бенгальскій огонь, кидать на полъ мдные подносы и производить всяческій грохотъ — тогда наврно выйдетъ отлично.

— Конечно! Конечно! — дружно подхватили вс актеры, а мистеръ Семпроній Гетльтонъ убжалъ стремглавъ отмывать съ лица сажу отъ жженой пробки и распоряжаться постановкой декорацій, хотя и расписанныхъ кистью диллетанта, но тмъ не мене восхитительныхъ.

Миссисъ Гетльтонъ была добрая, покладистая, простодушная женщина, которая нжно любила мужа и дтей; она имла только три антипатіи. На первомъ мст у ней стояла естественная непріязнь ко всмъ двицамъ-невстамъ, кром собственныхъ дочекъ; на второмъ — боязнь всего, что можетъ показаться смшнымъ, и наконецъ, — какъ неизбжное слдствіе этого чувства — страхъ, почти ужасъ передъ нкоей мисси Джозефъ Портеръ, ея сосдкой, жившей черезъ дорогу. Впрочемъ вс простодушные обитатели Клафама и его окрестностей трепетали передъ скандаломъ и насмшкою, а потому заискивали въ миссисъ Джозефъ Портеръ, ухаживали за ней, льстили и ублажали ее на вс лады.

— Все это пустяки, мама, — говорила однажды миссъ Эмма Портеръ своей почтенной родительниц, стараясь скрыть точившую ее досаду. Если-бъ Гетльтонъ и предложилъ мн участвовать въ ихъ спектакл, то я уврена, что ни вы, ни папа не позволили бы мн выставлять себя такимъ образомъ на показъ.

— Я и не ожидала ничего иного отъ твоего чуткаго пониманія приличій, — замтила мать, — и мн пріятно, Эмма, что ты такъ мтко охарактеризовала ихъ затю.

Между тмъ не дальше недли тому назадъ та же миссъ Портеръ четыре дня кряду парадировала за прилавкомъ на благотворительномъ базар передъ всми врноподданными ея королевскаго величества, пожелавшими заплатить шиллингъ, чтобъ полюбоваться, какъ нсколько десятковъ двицъ кокетничаютъ съ незнакомыми мужчинами, играя въ торговлю.

— Смотри! — воскликнула миссисъ Портеръ, выглядывая изъ окошка. — Вонъ къ Гетльтонамъ тащутъ два говяжьихъ сска и цлый окорокъ ветчины, — очевидно для сандвичей; а Томасъ, кондитеръ, говоритъ, что ему заказано до полусотни тортовъ, кром бланманже и желе. Нтъ, представь себ только этихъ миссъ Гетльтонъ въ театральныхъ костюмахъ!

— Умора да и только! — подхватила миссъ Портеръ съ ненатуральнымъ смхомъ.

— Погоди, однако, ужъ я сдлаю такъ, что солоно имъ придется ихъ затя! — сказала ея мать и безотлагательно отправилась исполнять свое человколюбивое намреніе.

— Знаете, милая миссисъ Гетльтонъ, — начала миссисъ Джозсфь Портеръ, посидвъ предварительно съ сосдкою съ глазу на глазъ и вывдавъ у нея съ неутомимымъ усердіемъ вс новости насчетъ спектакля, — знаете, моя дорогая, пусть люди говорятъ, что хотятъ; ужъ конечно дло не обойдется безъ разныхъ толковъ, вдь у многихъ чешется языкъ по злоб. Ахъ, моя душечка, миссъ Люцина, какъ поживаете? Я вотъ сейчасъ говорила вашей маменьк, что слышала молву о томъ…

— О чемъ?

— Миссисъ Портеръ намекаетъ на спектакль, моя дорогая, — объяснила двушк мать;- къ сожалнію, она какъ разъ сообщала мн…

— О, пожалуйста не упоминайте о томъ! — перебила сосдка;- это сущій вздоръ, такая же нелпость, какую отмочилъ нкій молокососъ, сказавшій, что его удивляетъ тщеславіе миссъ Кероляйнъ, которая ршается съ такими ногами и щиколодками играть ролъ Фенеллы.

— Дерзкій нахалъ, кто бы онъ ни былъ! — вспылила миссисъ Гетльтонъ.

— Разумется, моя хорошая, — внутренно ликуя, подтвердила гостья, — это несомннно! Вдь если миссъ Кероляйнъ, — какъ я возразила ему, — играетъ Фенеллу, отсюда вовсе еще не слдуетъ, чтобъ она непремнно воображала, будто бы у ней хорошенькая ножка. На это — ахъ, молодые мужчины, такіе болваны! — онъ имлъ наглость замтить…

Трудно сказать, насколько удалось бы милйшей миссисъ Портеръ достичь намченной ею цли, еели-бъ ей не помшалъ приходъ мистера Томаса Бальдерстона, родного брата миссисъ Гетльтонъ, котораго звали въ семейномъ кругу просто «дядей Томомъ». Его появленіе дало иной оборотъ разговору и внушило гость превосходный планъ операціи, которую она собиралась исполнить въ день спектакля.

Дядя Томъ былъ очень богатъ и не чаялъ души въ своихъ племянницахъ и племянникахъ, а поэтому, само собою разумется, пользовался большимъ авторитетомъ въ семь. Онъ былъ добрйшій человкъ на свт, отличался неизмнной веселостью и говорилъ безъ умолку. Мистеръ Бальдерстонъ гордился тмъ, что носилъ всегда и всюду высокіе сапоги съ отворотами и никогда не повязывалъ шеи черной шелковой косынкой [1] ; кром того онъ любилъ похвастаться, что помнить наизусть вс главныя пьесы Шекспира съ начала до конца, и это была сущая правда. Благодаря такому чисто попугайному таланту, дядя Томъ не только самъ то и дло цитировалъ «Эвонскаго лебедя», но и не выносилъ, чтобъ кто нибудь другой искажалъ цитаты изъ его любимаго автора; въ такихъ случаяхъ онъ безъ церемоніи поправлялъ виновнаго. Вдобавокъ онъ былъ порядочный чудакъ: никогда не упускалъ случая высказать напрямикъ свое мнніе и хохоталъ до упаду надо всмъ, что казалось ему забавнымъ или смшнымъ.

Читать книгуСкачать книгу