Годуновы. Исчезнувший род

Серия: Династии [0]
Скачать бесплатно книгу Левкина Екатерина - Годуновы. Исчезнувший род в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Годуновы. Исчезнувший род - Левкина Екатерина

Происхождение рода Годуновых

Род Годуновых, согласно старинным преданиям, происходит от татарского мурзы Чета. В конце XIII в. он выехал из Орды на службу к русским князьям, правившим в Костроме. Вероятно, это были сыновья великого князя Дмитрия Александровича, Александр или Иван. Легенда гласит, что, уже подъезжая к Костроме, мурза тяжело заболел и потому вынужден был остановиться на отдых на берегу Волги, где ему во сне явилась Пресвятая Богородица в сопровождении апостола Филиппа и священномученика Ипатия Гангрского.

Под впечатлением от этого чудесного сновидения Чет крестился с именем Захарий и построил в этом месте каменный храм Святой Живоначальной Троицы, к которому стали относиться еще и приделы апостола Филиппа и священномученика Ипатия. Таким образом, был основан монастырь, ныне известный как Свято-Троицкий Ипатьевский, навечно связанный в отечественной истории с другим известным родом – Романовыми. Впоследствии и сам Захарий, и все грядущие поколения его потомков нашли здесь свое последнее пристанище, и Ипатьевский монастырь стал фамильной усыпальницей Годуновых. Данным обстоятельством объясняются и более поздние вклады представителей рода Годуновых (например, Якова Афанасьевича в 1594 г., Ивана Ивановича в 1603 г.) в этот монастырь.

В русских летописях тех времен сведений о Чете не найдено, но под 1304 г. записано, что в Костроме было восстание против местных бояр, во время которого был убит боярин Александр Захарьевич по прозвищу Зерно. По родословной Годуновых он считается сыном Чета-Захария.

Официальные поколенные росписи нового времени ведут родословную бояр и дворян Годуновых от внука Захария Дмитрия Александровича по прозванию Зерно. После возвышения с 1328 г. Московского княжества при Иване Калите и переноса столицы Северо-Восточной Руси в Москву костромской боярин Дмитрий Зерно, сын Александра, со своими сыновьями, Иваном Красным, Константином по прозвищу Шея и Дмитрием, перебрался в столичный город. В Москве все они получили боярские чины уже при тамошнем великокняжеском дворе. А Константин Шея стал настолько близок Василию I, что подписал его духовную грамоту. Правда, детей Константину бог не дал, и род пошел от сыновей Ивана Красного – Федора Сабура и Ивана Годуна. Первый стал родоначальником старшей ветви – Сабуровых, потомки второго от брака с некой Агриппиной (в иночестве Александра, похоронена в Ипатьевском монастыре) стали именоваться Годуновыми.

Однако не все историки считают, что Годуновы – потомки татарского мурзы. Известный исследователь С. Б. Веселовский опровергал легенду о Чете, полагая, что монахи Ипатьевского монастыря выдумали ее для того, чтобы доказать княжеское происхождение своих покровителей – Годуновых. В действительности же Захарий являлся одним из представителей боярства, появившегося в Костроме еще при великом князе Василии Ярославиче (правил в Костроме с 1247 по 1276 г.).

Веселовский отмечал хронологическую несообразность легенды о выезде и крещении Чета. Так, в некоторых родословцах выезд мурзы происходил при Иване Калите и митрополите Петре, в других – при митрополите Феогносте и с благословения Петра. При этом известно, что Петр скончался в 1325 г., а Феогност стал митрополитом в 1328 г. Вероятно, эти персоналии упоминались в летописи лишь с целью украсить ее страницы своими именами, но если даже не брать во внимание эти временные нестыковки, получается, что если Чет действительно существовал, то в 1330 г. его не было уже в живых.

В продолжение своих рассуждений Веселовский приводит хронологию жизни поколений рода Захария, начиная с его пра внука Константина Шеи. Когда в 1406 г. Константин подписывал духовную грамоту великого князя Василия Дмитриевича, он был уже в преклонном возрасте и вскоре после этого умер. Немного позже Константина Шеи жил его племянник боярин Федор Сабур, старший праправнук Захария, в 1380 г. упомянутый на Куликовом поле как храбрый воин в полку Ивана Квашни. Получается, что Дмитрий Александрович Зерно жил примерно во второй и третьей четвертях XIV в., а его дед Захарий (Чет) – во второй половине XIII в. Но такие ранние выезды из Орды на Русь малоправдоподобны, по мнению историков. Дело в том, что в Орде власть в конце века упрочилась, и в 1299–1313 гг. при хане Тохте, а с 1313 г. при его племяннике Узбеке наблюдался период полного расцвета Золотой Орды, а «великая замятня» началась только после смерти Узбека (1340). Таким образом, полагает Веселовский, легенда о выезде Чета не выдерживает самой снисходительной критики ни с хронологической, ни с генеалогической, ни с общеисторической точки зрения.

При этом Веселовский считает вполне возможным то, что Александр Зерно являлся сыном Захария (Чета) и отцом Дмитрия Зерна, с которого Государев родословец начинает род Сабуровых-Годуновых. Вот как он это аргументирует.

Бархатная книга начинает род Сабуровых-Годуновых с Дмитрия Зерна, без указания его отчества. Некоторые частные родословцы начинают род с Захария и говорят о наличии у него сына Александра и внука Дмитрия Зерна. О том, что Захарий и Александр существовали, свидетельствует также монастырские синодики. В синодике Ростовского Успенского собора род Годуновых записан так: Захарий, Александр, Дмитрий (Зерно), Иван, Константин (Шея), Дмитрий, Федор (Сабур), Данило (Подольский), Иван (Годун), Григорий (Иванович Годунов) и т. д.

Далее известно, что Дмитрий Иванович Годунов в третьей четверти XVI в. построил в Ипатьевом монастыре каменную усыпальницу, гробы в которой укрывались покровами с вышитыми надписями. В переписных книгах монастыря есть информация о почти четырех десятках покровов – от относящихся к Захарию и Александру и до тех, кто жил на протяжении трех последующих веков. Записи эти не вызывают никаких сомнений, ибо к таким вещам, как запись в синодики на вечное поминание, относились чрезвычайно серьезно, и о выдумывании несуществующих имен и речи быть не могло.

Выше уже приводились доказательства того, что жизнь Захария, Александра и Дмитрия можно по времени отнести приблизительно к середине XIII в. – третьей четверти XIV в. Это заставляет задуматься об одном моменте в летописях костромской жизни. В начале XIV в. в связи с борьбой князя Михаила Ярославича Тверского и князя Юрия Даниловича Московского за великое княжение во многих городах имели место столкновения сторонников и противников споривших в Орде князей. Князь Михаил послал в Великий Новгород своих наместников, но там их не приняли и заключили перемирие до возвращения князей из Орды и решения их спора ханом. В Нижнем Новгороде ситуация приняла критический оборот: вечники восстали против бояр покойного великого князя Андрея Александровича и перебили их, за что князь Михаил, возвратившись из Орды, отомстил мятежникам. Тверской боярин Акинф Великий с тверской ратью пытался занять Переяславль и захватить находившегося там князя Ивана Даниловича, но был убит в битве, а тверская рать бежала. Тогда же Кострому заняли бояре князя Михаила, и здесь против них восстали местные вечники.

Показания летописей о последнем происшествии довольно неясны, и текст повествования во многих списках исковеркан переписчиками. Правильное толкование дано в Симеоновской и Ермолинской лето писях. В Симеоновской сказано: «Того же лета бысть вечье на Костроме на бояр на Давида Явидовичя да на Жеребца и на иных. Тогда же и Зерня убили Александра». В Ермолинской летописи это же сообщение заканчивается словами: «…и убиша тогда Зерна Александра». В Никоновской, Воскресенской и Львовской летописях приведен испорченный текст: «…и убиша тогда Зерна и Александра». В Новгородской IV летописи присутствуют вставки, сделанные для прославления рода Квашниных. Под 1335 г. можно найти известие о том, что великий князь Иван Калита пошел ратью через Торжок на Литовскую землю и послал Родиона Нестеровича (отца Ивана Квашни) «и с ним Александра Зерна». Не столь важно, что эти сведения сомнительны, главное, что летописец вообще знал об Александре Зерне.

Читать книгуСкачать книгу