Полководцы Великой Отечественной. Книга 1

Серия: Великие полководцы России [17]
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

Сталин Иосиф Виссарионович

Сражения и победы

Объединяя во время Великой Отечественной войны государственное и военное руководство в одном лице, Сталин в равной степени несет ответственность за поражения и потери — и может считаться творцом Великой Победы.

С 30 июня 1941 г. — председатель Государственного комитета обороны; с 23 июня вошел в состав Ставки Главного командования, с 10 июля возглавил Ставку Верховного Командования. С 19 июля 1941 г. — нарком обороны (до марта 1947 г.); с 8 августа 1941 г. — Верховный главнокомандующий Вооруженными силами Союза ССР (до сентября 1945 г.). Генералиссимус Советского Союза (1945). Герой Советского Союза (1945).

Деятельность по подготовке страны к войне: промышленность, армия, международные дела

В межвоенный период деятельность Сталина на посту руководителя советского государства в значительной степени определялась задачами укрепления внешнеполитических позиций СССР и создания экономических, индустриальных и технических основ для обороны страны в случае вовлечения в новую мировую войну.

Ключевым решением советского правительства, принятым по инициативе и при непосредственном участии Сталина, был курс на осуществление программы форсированной модернизации.

После потрясений революции, Первой мировой и Гражданской войн Россия оказалась в неимоверной отсталости и разрухе. Масштаб и острота стоявших перед страной проблем хорошо осознавалась не только всеми представителями советской правящей элиты, но и политиками и аналитиками Запада. Сталин сформулировал стоящую перед страной задачу следующим образом: «Мы отстали от передовых капиталистических стран на 100 лет. Или мы пробежим это расстояние за 10 лет, или нас сомнут».

В 1930-е годы в СССР была развернута программа индустриализации, в ходе которой были, по сути, заново созданы некоторые важнейшие для обороноспособности страны отрасли промышленности: станкостроительная, приборостроительная, автомобильная, авиационная. Валовая продукция промышленности к 1941 г. увеличилась по сравнению с 1913 г. в 7,7 раза, производство средств производства — в 13,4, машиностроения и металлообработки — в 30, энерговооруженность труда — в 5 раз. По выпуску валовой продукции машиностроения, добыче нефти и производству тракторов СССР занял первое место в Европе и третье в мире; по добыче угля, производству цемента — третье в Европе. В 1940 г. в Советском Союзе было произведено 14,9 млн тонн чугуна (в 3,5 раза больше, чем в 1913 г.), 18,3 млн тонн стали (в 4,3 раза больше), 166 млн тонн каменного угля (в 5,7 раза больше), нефти 31,1 млн тонн (в 3 раза больше), производилось электроэнергии 48,6 млрд кВт/ч. Для повышения живучести экономики на случай войны особое значение придавалось ускоренному развитию промышленности восточных регионов страны. В 1940 г. удельный вес восточных районов в производстве важнейших видов продукции составил 25–30 % общесоюзного производства.

Картина, получившая в народе название «Два вождя после дождя». И. В. Сталин и К. Е. Ворошилов в Кремле. Художник А. Герасимов

Несмотря на огромную занятость Сталина как фактического руководителя партии и государства, он лично основательно вникал в основные вопросы создания новых образцов вооружений и технического оснащения Красной Армии. В 1930-е годы на ведущих оборонных предприятиях были созданы конструкторские бюро и опытные цеха. В числе прочего это позволило ускорить разработку новых образцов боевой техники, прежде всего танков (Т-34 и КВ) и самолетов (Як-1, Миг-3, ЛаГГ-3, Ил-2, Пе-2), а также зенитных орудий и других видов оружия.

В. М. Молотов и И. В. Сталин едут на V съезд Советов СССР 1929 г.

Накануне Великой Отечественной войны Сталин вынашивал обширные планы по коренному преобразованию и повышению боевой мощи Красной Армии и Военно-морского флота, рассчитанные на несколько лет вперед. «Когда же все это будет нами сделано, — говорил он, — Гитлер не посмеет напасть на Советский Союз». К сожалению, война застала нашу страну и ее Вооруженные силы в стадии реорганизации, перевооружения, переподготовки армии и флота, создания государственных резервов и мобилизационных запасов. При этом многие потенциальные возможности не были рационально использованы.

В целом в предвоенный период Советским Союзом был осуществлен огромный скачок в индустриальном развитии и укреплении оборонного потенциала. Именно заложенная в 1930-х годах под руководством Сталина экономическая база сделала возможным военное сопротивление гитлеровской агрессии в 1941–1945 гг. Как показала война, созданная система обладала огромной живучестью и потенциалом, мобилизация которого в первый период войны, после тяжелейших поражений, оккупации значительной части территории и утраты материальных и человеческих ресурсов, позволила стране в 1942–1943 гг. переломить неудачное течение событий, выстоять и победить.

Сталин: «Наши люди являются нашим самым ценным капиталом». Мюнхен, 1935 г. Нацистская карикатура

50-летие И. В. Сталина, в кругу соратников 1929 г.

Л. М. Каганович, К. Е. Ворошилов и И. В. Сталин с руководящими работниками Московской организации ВКП (б) 1930 г.

И. В. Сталин встречает экипаж В. П. Чкалова на Щелковском аэродроме

Сталин приветствует демонстрацию. Москва, 7 ноября 1932 г.

С дочерью Светланой на даче 1935 г.

Как руководитель государства Сталин непосредственно занимался также и вопросами внешней политики. Перед войной было необходимо создать благоприятные внешнеполитические условия для обороны страны. По инициативе Сталина в начале 1930-х годов в международной политике СССР был начат поворот, подразумевавший отказ от конфронтационного противостояния со всем западным миром и сотрудничество с «неагрессивными» капиталистическими странами в целях отсрочить возникновение новой мировой войны. Вехами на этом пути было вступление СССР в Лигу наций, восстановление отношений с США, заключение договоров о взаимопомощи с Францией и Чехословакией. Эта политика встречала противодействие тех кругов на Западе, кто рассчитывал на столкновение СССР с Германией, сначала поощряя реваншистские устремления Гитлера, а затем подталкивая его к экспансии на Восток. Кроме того, большую опасность для СССР представляло укрепление военного союза Германии и Японии, угрожавшего перспективой их совместного военного выступления против нашей страны.

1941 г.

До заключения Мюнхенского соглашения 1938 г. советское руководство рассчитывало, что безопасность Советского Союза может быть обеспечена на путях паритетного сотрудничества с «западными демократиями». После расчленения Чехословакии, поражения республиканцев в войне с фашизмом в Испании, а также в условиях необъявленной войны с Японией (военные конфликты у оз. Хасан и р. Халхин-Гол) целесообразность этого внешнеполитического курса была поставлена под сомнение. Однако в 1939–1941 гг. Сталину и Молотову удалось путем заключения договоров о ненападении с Германией и нейтралитете с Японией расколоть единый фронт потенциальных противников и остаться в стороне от начавшейся в Европе Второй мировой войны. В результате Великобритания, Франция и США оказались в стане союзников Советского Союза в войне с гитлеровской Германией, а затем — с Японией. Создание антигитлеровской коалиции во время Второй мировой войны стало величайшей дипломатической победой Сталина, в значительной мере предопределившей течение и исход Второй мировой войны.

Г. К. Жуков: «Идти на доклад в Ставку, к Сталину, скажем с картами, на которых были хоть какие-то «белые пятна», сообщать ему ориентировочные, а тем более преувеличенные данные — было невозможно. И. В. Сталин не терпел ответов наугад, требовал исчерпывающей полноты и ясности. У него было какое-то особое чутье на слабые места в докладах и документах, он их тут же обнаруживал и строго взыскивал с виновных».

Г. К. Жуков: «В стратегических вопросах Сталин разбирался с самого начала войны. Стратегия была близка к его привычной сфере политики; и чем в более прямое взаимодействие с политическими вопросами вступали вопросы стратегии, тем увереннее он чувствовал себя в них… его ум и талант позволили ему в ходе войны овладеть оперативным искусством настолько, что, вызывая к себе командующих фронтами и разговаривая с ними на темы, связанные с проведением операций, он проявил себя как человек, разбирающийся в этом не хуже, а порой и лучше своих подчиненных. При этом в ряде случаев он находил и подсказывал интересные оперативные решения».

За Родину. Советский плакат 1941 года

Г. К. Жуков: «И. В. Сталин владел вопросами фронтовых операций и руководил ими с полным знанием дела. Он умел найти главное звено в стратегической обстановке и, ухватившись за него, оказать противодействие врагу, провести ту или иную наступательную операцию. Несомненно, он был достойным Верховным Главнокомандующим. Кроме того, в обеспечении операций, создании стратегических резервов, в организации производства боевой техники и вообще всего необходимого для фронта И. В. Сталин, прямо скажу, проявил себя выдающимся организатором. И будет несправедливо, если мы не отдадим ему за это должное».

Объединение политического и военного руководства, ошибки и уроки начального войны

С тех пор как война стала охватывать все стороны жизни государства, объединение в одних руках политической и военной власти считалось одним из условий, благоприятствующих наиболее полной мобилизации всех экономических, моральных и военных возможностей государства для ведения войны. Стремление к этому в той или иной мере проявилось во всех государствах в периоды Первой и Второй мировых войн, в том числе США и Англии. В нашей стране до Великой Отечественной войны не были приняты определенные решения по организации военно-политического руководства страной и Вооруженными силами в военное время. Предполагалось, что руководство будет осуществляться примерно при таком разделении функций, как во время Гражданской войны, когда глава государства Ленин, возглавляя Совет Рабочей и Крестьянской обороны и правительство, не брал на себя тем не менее функции наркома обороны и Главнокомандующего Вооруженными силами. Поэтому с началом Великой Отечественной войны нарком обороны формально стал Главнокомандующим Вооруженными силами. Но поскольку без ведома Сталина ни одно важное решение все равно не могло быть принято, он вскоре сам официально занял должность не только председателя Комитета обороны, но и наркома обороны и Верховного главнокомандующего. Такая централизация власти имела положительные стороны, так как позволяла максимально концентрировать усилия государства в интересах фронта.

Как справился Сталин с обязанностями главы государства и Верховного главнокомандующего накануне и в начале Великой Отечественной войны? Представляется, что его деятельность в этот период была наиболее неудачной и предопределила позднее многие другие просчеты и ошибки. Решение любой ценой оттянуть вооруженное выступление Германии против СССР привело весной 1941 г. к недопустимому промедлению с приведением Красной Армии в полную боевую готовность, а также, переводом промышленности на военное положение. Не были утверждены и введены в действие новые оперативные и мобилизационные планы взамен устаревших и не соответствовавших новым условиям. Как писал Г. К. Жуков, «…у меня была огромная вера в Сталина, в его политический ум, его дальновидность и способность находить выходы из самых трудных положений. В данном случае — в его способность уклониться от войны, отодвинуть ее.

Душегуб. Немецкий плакат для оккупированных территорий

СССР. Немецкая листовка — пропуск для сдачи в плен

Тревога грызла душу. Но вера в Сталина и в то, что в конце концов все выйдет именно так, как он предполагает, была сильнее». Поскольку Сталину не удалось разобраться с сутью дезинформационных мероприятий врага, многие необходимые приказы и распоряжения накануне войны не были отданы или поступили в войска с опозданием. Для армий приграничных округов вторжение вермахта утром 22 июня 1941 г. стало внезапным. Незавершенность мероприятий по отмобилизованию и стратегическому развертыванию Красной Армии привела к серии тяжелых поражений летом 1941 г., следствием которых стало складывание для нашей страны поистине критической обстановки.

Сталин — человек года. Обложка журнала «Тайм» от 4 января 1943 г.

Главное командование Красной Армии, Генеральный штаб, не получая достоверных данных и недостаточно хорошо представляя положение дел на фронте, зачастую отдавали войскам распоряжения, не соответствующие сложившейся обстановке. В этих условиях особенно важно было, чтобы Ставка и лично Сталин проявили выдержку и самообладание. Это в целом удавалось, хотя не всегда в острой обстановке находились верные оперативно-стратегические решения. В июле Генеральный штаб пришел к выводу, что немецкое командование, скорее всего, не будет продолжать наступление на московском направлении, и направит основные усилия на разгром нашего Центрального фронта. Начальник Генштаба Г. Жуков докладывал Сталину, что, если это произойдет, противник получит возможность выйти во фланг и тыл Юго-Западного фронта, и предлагал отвести войска за р. Днепр. Сталин в тот момент не согласился с такой оценкой обстановки (как же можно оставлять Киев?) и отстранил Жукова от обязанностей начальника Генштаба. Опасения Генштаба подтвердились — в сентябре германские войска окружили четыре армии Юго-Западного фронта, нанеся Красной Армии очередное тяжелейшее поражение. Вместе с тем, несмотря на глубокое продвижение и захват обширных территорий (до 1,5 млн квадратных км), противнику не удалось полностью разгромить советские войска и лишить их способности к сопротивлению. Ставка смогла осуществить мобилизацию и подготовку резервов, которые сыграли решающую роль в сражениях под Ленинградом, Смоленском и Москвой.

Сталин сыграл главную роль в мобилизации сил и средств, создании резервов для обороны Москвы. Так, одним из первых постановлений ГКО, подписанных Сталиным в день его создания, уже 3 июля, было распоряжение об изъятии зимнего обмундирования и снаряжения со складов Забайкальского и Сибирского военных округов и транспортировке их в центральную часть России. Да и то, что он до конца остался в Кремле и нашел в себе мужество провести 7 ноября 1941 г. военный парад, имело огромное морально-политическое значение.

А. М. Василевский: «О Сталине как военном руководителе в годы войны необходимо написать правду. Он не был военным человеком, но он обладал гениальным умом. Он умел глубоко проникать в сущность дела и подсказывать военные решения».

А. М. Василевский: «Если Сталин был чем-либо недоволен, а в войну, особенно в ее начале, поводов для этого имелось много, он мог резко и несправедливо отругать. Но в ходе войны он заметно изменился. К нам, работникам Генштаба и главных управлений Наркомата обороны, командующим фронтами, стал относиться сдержаннее, спокойнее, даже тогда, когда на фронте что-то случалось неладное. Встречаться с ним стало гораздо проще, чем раньше. Видимо, война, ее повороты, наши неудачи и успехи оказали влияние на характер Сталина».

Сталин и У. Черчиль Москва, август 1942 г.

А. М. Василевский: «…Хорошие отношения были у меня с Н. С. Хрущевым и в первые послевоенные годы. Но они резко изменились после того, как не поддержал его высказывания о том, что И. В. Сталин не разбирался в оперативно-стратегических вопросах и неквалифицированно руководил действиями войск как Верховный главнокомандующий. Я до сих пор не могу понять, как он мог это утверждать. Будучи членом Политбюро ЦК партии и членом военного совета ряда фронтов, Н. С. Хрущев не мог не знать, как был высок авторитет Ставки и Сталина в вопросах ведения военных действий. Он так же не мог не знать, что командующие фронтами и армиями с большим уважением относились к Ставке, Сталину и ценили их за исключительную компетентность руководства вооруженной борьбой… По моему глубокому убеждению, И. В. Сталин… являлся самой сильной и колоритной фигурой стратегического командования. Он успешно осуществлял руководство фронтами и был способен оказывать значительное влияние на руководящих политических и военных деятелей союзных стран по войне. Работать с ним было интересно и вместе с тем неимоверно трудно, особенно в первый период войны. Он остался в моей памяти суровым, волевым военным руководителем, вместе с тем не лишенным и личного обаяния. И. В. Сталин обладал не только огромным природным умом, но и удивительно большими познаниями. Его способность аналитически мыслить приходилось наблюдать во время заседаний Политбюро ЦК партии, Государственного Комитета Обороны и при постоянной работе в Ставке. Он неторопливо, чуть сутулясь, прохаживается, внимательно слушает выступающих, иногда задает вопросы, подает реплики. А когда кончится обсуждение, четко сформулирует выводы, подведет итог. Его заключения являлись немногословными, но глубокими по содержанию и, как правило, ложились в основу постановлений ЦК партии или ГКО, а также директив или приказов Верховного главнокомандующего».