Ключи от жизни

Автор: Грузин Валерий МихайловичЖанр: Прочая религиозная литература  Религия и эзотерика  Год неизвестен
Скачать бесплатно книгу Грузин Валерий Михайлович - Ключи от жизни в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Ключи от жизни -  Грузин Валерий Михайлович

Притчей, как правило, называют небольшой рассказ, аллегорический по форме и нравственно-дидактический по цели. У каждого народа свои притчи – о мудрецах и праведниках, о любви и дружбе, о ступенях постижения тайн духовного мира, о верности вере и обо всём, что случается с человеком в жизни. Эти коротенькие и всегда занимательные истории выражают духовный опыт множества жизней, являются своеобразным шифром духа, изумительным сочетанием высоких идей и житейской мудрости, философичности и остроумия. Особой популярностью притчи пользовались на Востоке, где они обрели широкое хождение у индусов, арабов, евреев, а также в Византии, откуда любовь к ним перешла и к древнерусским книжникам.

Здесь собраны лучшие образцы этого жанра из культур и верований разных народов, иллюстрации, отражающие дух и суть иносказательных и поучительных историй. Каждый из разделов предваряет вступительная статья, специально подготовленная для этого издания, возвышающего и обогащающего читателя уникальным духовным опытом, познанием новых пластов культуры, философии, истории, этики. И, конечно же, это захватывающее чтение, представляющее собой ценность высокой интеллектуальной пробы.

Раздел первый. ЭНЕРГИЯ ЗВЕЗД. ДАОСИЗМ

ПРЕДЕЛ БЕСПРЕДЕЛЬНОГО – ЭТО БЕСКОНЕЧНОСТЬ КОНЕЧНОГО

«Хочешь быть твёрдым, сохраняй твёрдость с помощью мягкости; хочешь быть сильным, береги силу с помощью слабости. Кто собирает мягкое, станет твёрдым. Кто собирает слабое, станет сильным. Наблюдай за тем, что собирается, чтобы узнать, что придёт: счастье или беда. Мягкое и слабое – спутники жизни. Твёрдое и сильное – спутники смерти».

Так учил Лао-цзы («Старый Ребёнок»), носивший имя Ли Эр. По легенде, главный учитель даосизма родился между 604 и 571 до н. э. «от самого себя». Из себя же он развернул весь этот огромный и пёстрый мир, и сам семьдесят два раза являлся миру. А как земной человек Лао-цзы прожил долгую и внешне неприметную жизнь хранителя царских архивов. Уже на её излёте, вконец разуверившись в людях, он сел на буйвола и отправился куда-то на Запад. Больше его никто не видел.

Но перед тем, как покинуть Китай, Лао-цзы оставил потомкам небольшую книгу «в пять тысяч слов». Её чаще всего именуют «Дао Дэ Цзин» («Трактат о Пути и Потенции»), которую сочинял по просьбе начальника пограничной заставы в его же доме. Видать в те времена таковой была мзда за пересечение границы. Хотя существует версия и о том, что на сей счёт распорядился император, дабы философ не сбежал за рубеж, не оставив на родине в письменном изложении суть своего учения. Вот это сочинение и стало главным каноном даосизма.

Судя по дошедшим до нас сведениям, Лао-цзы встречался с самим Конфуцием, но прохладно отнёсся к его вере в действенность нравственной проповеди. Лао-цзы, как и другие китайские мыслители того времени, придерживался совсем иного подхода к жизни, а именно, принципа недеяния, иными словами, предоставления всего сущего самому себе. Они полагали, что теории об исправлении мира делают его ещё хуже, ибо во Вселенной всё порождено источником гармонии и равновесия – Космическим Путём (Дао). Всё в мире – от растений до людей – прекрасно в своём естественном состоянии и должно оставаться таковым. Извечный путь Вселенной несравненно мудрее любого человека, поэтому, пытаясь изменить окружающий мир, человек всегда совершает одну и ту же ошибку: утверждая собственное «я», он пытается подменить мудрость Вселенной своим ограниченным знанием.

Притча «Недеяние», пожалуй, лучше и лапидарнее всего выражает дух и суть этого даосского принципа: «Недеянием небо достигает чистоты, недеянием земля достигает покоя. При слиянии недеяния их обоих развивается вся тьма вещей. Неразличимо, неуловимо они исходят из ничего; неразличимы, неуловимы, не обладают образом. Вся тьма вещей зарождается в недеянии. Поэтому и говорится: «Небо и земля бездействуют и всё совершают». А кто из людей способен достичь недеяния?»

Кроме «Дао Дэ Цзин», другой основоположной книгой, утверждающей универсальную ценность этого подхода в освоении действительности, был и остаётся трактат «Чжуан-цзы». Его автор философ Чжуан Чжоу (он же Чжуан-цзы) был реальным историческим лицом. Жизнь Чжуан-цзы пришлась на последние десятилетия IV в. до н. э. – время расцвета свободной мысли и острого соперничества философских школ. Хотя Чжуан-цзы и слыл большим эрудитом, он предпочитал держаться подальше от подвизавшихся при царских дворах самодовольных учёных-спорщиков. Долгие годы он занимал скромную должность смотрителя плантации лаковых деревьев, а, выйдя в отставку, вернулся в родную деревню, что, собственно, всецело гармонирует с его учением.

Авторы главных даосских трактатов утверждают, что Вселенная – это одно целое. Каждое существо и каждая вещь являются частью этого бесконечного потока, который течёт неостановимо и в котором уравновешиваются противоположные силы. Вселенная представляет собой непрерывную систему эволюционных и иных изменений, и человек является лишь их составной и неотъемлемой частью. Ничего стабильного и абсолютного просто нет, и поэтому схематизировать мир, в котором всё непрерывно взаимопроникает, невозможно и не нужно. Умонастроения не имеют никакой ценности, а реальность свидетельствует о запутанной, неявной взаимосвязи каждой вещи со своей противоположностью. Вот почему можно объясняться только символами, когда реальность описывается лишь со ссылками на другую реальность – тоже очень сложную. И вообще: Дао которое может быть выражено словами, не есть постоянное Дао, Имя, которое может быть названо, не есть постоянное имя. Безымянное есть начало неба и земли, обладающее именем – мать всех вещей. Поэтому тот, кто свободен от страстей, видит чудесную тайну Дао, а кто имеет страсти, видит его только в конечной форме.

Жизнь подчинена естественному пути – Дао. Из бытия и небытия происходит все; высокое подчиняет низкое, высокие голоса вместе с низкими создают гармонию; то, что сжимается – расширяется, то, что ослабевает – усиливается. Когда все узнают, что прекрасное является прекрасным, появляется и безобразное. Когда все узнают, что доброе является добром, возникает и зло.

Поэтому бытие и небытие порождают друг друга, трудное и лёгкое создают друг друга, длинное и короткое взаимно соотносятся, высокое и низкое взаимно определяются, звуки, сливаясь, приходят в гармонию, предыдущее и последующее следуют друг за другом. Но Лао-Цзы и другие пророки даосизма понимали это не как борьбу противоположностей, а как примирение. Выводы: когда человек дойдет до недеяния, то нет того, чтобы не было сделано. Кто любит народ и управляет им – тот должен бездействовать. В даосе осуждается любое стремление что-либо менять. Знание – зло. Государственная власть не нужна.

Мудрец не должен противодействовать природе окружающих его вещей и явлений, напротив, он должен «следовать вещам» (шунь у). Все вещи равны между собой, поэтому истинный мудрец свободен от пристрастий: он одинаково смотрит на знатного и раба, соединяется с вечностью и с Вселенной и не печалится ни о жизни, ни о смерти, понимая их естественность и неизбежность. Всякое же действие, противоречащее Дао, означает пустую трату сил и приводит к неудаче и гибели. Вселенную нельзя привести в порядок искусственным образом – для установления в ней гармонии и порядка необходимо дать свободу её прирождённым качествам. Соответственно, мудрый правитель не делает ничего, чтобы управлять страной, и тогда она процветает. Как же тогда заботиться о своей жизни?

Главное – не мешать себе, не останавливать себя, жить свободно и только. Позволять ушам слушать то, что хочется; позволять глазам смотреть на то, что хочется; позволять носу обонять то, что хочется; позволять устам говорить то, что хочется; позволять телу покоиться так, как хочется; позволять сердцу мыслить так, как хочется.

Наилучшим образом характеризует Дао равновесие и взаимодействие двух знаменитых основных противоположных принципов: инь (означает – тёмное, женское) и ян (означает – светлое, мужское). Они представляют два типа вселенских сил, составляющих суть проявления мира и символизируют две полярности, которые существуют в каждой вещи, противореча и одновременно дополняя друг друга. Нет ничего «чисто инь» или «чисто ян», но один из этих принципов может преобладать, не уничтожая другого. Инь и ян нуждаются в равновесии. Они неразделимы, дополняя друг друга.

Читать книгуСкачать книгу