Заговор Англии против России. От Маркса до Обамы

Серия: Россия: враги и друзья [0]
Скачать бесплатно книгу Латыпов Нурали Нурисламович - Заговор Англии против России. От Маркса до Обамы в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Заговор Англии против России. От Маркса до Обамы - Латыпов Нурали

Пролог

Актуальная классика

Личность и учение Маркса многим представляются устарелыми. Между тем в его трудах и исследованиях его духовных наследников можно найти указания, перекликающиеся с нынешними событиями, а то и прямо дающие понять, как выходить из вновь возникающих исторических тупиков.

Культ неличности

В своё время в многочисленных курсах марксистко-ленинских дисциплин нас учили: не личность делает историю. У самого Маркса и Энгельса прямых указаний на это нет, однако сам Маркс уже при жизни оказал колоссальное влияние на весь ход истории человечества. Об этом читатель сможет узнать в следующих главах. В них же он может узнать, как на историю воздействуют неличности.

Говоря о роли личности истории, в нашей стране чаще всего поминают культ Сталина. По моему мнению, сколь жестоким правителем он ни был (или считался), но несомненно был в то же время личностью во всех смыслах этого слова. Отчасти поэтому стал возможен культ: как сказал Михаил Александрович Шолохов – был культ, но была и личность. И как раз во времена «диктатуры» страна совершила редкостный – прежде всего творческий, а отсюда и хозяйственный – взлёт на всех направлениях. Возможно, потому, что важен не способ управления, а его качество: первоклассный правитель – пусть и жёсткий – способствует выдвижению первоклассных деятелей.

Правда, сейчас повышенное значение придают тогдашним нашим заимствованиям. Например, немало заводов в первую пятилетку нам строили «под ключ» американцы. У них же – в Голливуде – почерпнул Большой Стиль кинорежиссёр Григорий Васильевич Мормоненко (Александров). Многие подробности ядерных разработок передали нашим разведчикам сочувствующие СССР физики. Впрочем, по этому поводу академик Виталий Иосифович Гольданский отметил: «если бы у нас не было подготовленной школы физиков и химиков, донесения разведки не имели бы никакого значения; но и без этой информации наши физики создали бы бомбу, вероятно, двумя годами позднее». Что же касается киностилистики, то ещё до первых фильмов Александрова весь мир – в том числе и Голливуд – учился новому киноязыку по работам Льва Владимировича Кулешова, Сергея Михайловича Эйзенштейна, Георгия Николаевича и Сергея Дмитриевича Васильевых. Мы за считанные годы развили до высшего в мире уровня творческую – художественную, научную, инженерную – среду. Она и чужие достижения без труда воспринимала, и собственные рождала ежечасно. Это и обеспечило небывалую скорость движения всей страны.

Всё познаётся в сравнении. После Сталина во главе нашей страны оказалась целая череда неличностей. Это драматично (и даже трагично) сказалось на судьбе и каждого гражданина, и страны в целом.

Особо отмечу один пример. Как показал ход истории, самой неличностью среди наших правящих неличностей стал Борис Николаевич Ельцин. Я имею право говорить о деяниях ушедшего из жизни уже потому, что ещё во времена его московского правления я увидел в нём разрушителя дьявольского масштаба и писал это при его жизни. Мы никогда не поймём трагического столкновения украинцев с остальными русскими, если не расставим все точки над осиновыми кольями Ельцина и ельциноидов. Сейчас мы страшимся так называемых цветных революций и боремся с ними, однако первая цветная революция на территории Советского Союза произошла в Москве ещё при жизни Союза. Кстати, после её победы вождь этой «революции» поспешил позвонить в Вашингтон. Причём, в отличие от недавних событий на Майдане, около Российского Белого Дома не наблюдалось скопления высокопоставленных фигур США и ЕС – Ельцин и его хунта отдавались Западу добровольно. Именно Россия первой провозгласила парад суверенитетов. Конечно, была попытка группы союзных политиков повернуть эти события вспять. Я видел эти события из окон Белого Дома, поскольку в то время входил в инновационный совет при главе российского правительства Иване Степановиче Силаеве. Я видел, как ельциноиды изо всех сил пытались спровоцировать кровь, как подъезжали к Белому Дому грузовики, груженные водкой, как шныряли в толпе криминальные авторитеты. Они таки добились своего – бросили троих наивных и чистых душой молодых людей под колеса уходящей из города бронетехники. Кумир толпы Ельцин спрыгнул с танка и пролил над ними крокодиловы слезы. Через два года он на том же месте – в окрестностях Белого Дома – и в Останкине пролил уже не слёзы, а кровь нескольких сот своих сограждан. И его единоверцы – те, кто ещё не успел заново оценить последствия августа 1991-го – хором его поддержали.

А что же союзная власть? Её, к сожалению, в тот момент тоже возглавляли неличности. Поэтому их действия были нелепы и трусливы. В те дни я прокомментировал одному из журналистов ход событий: «Нельзя делать переворот с пустой головой и полными штанами». Вот у генерала Варенникова в Киеве всё получилось: белый и пушистый Кравчук – ещё недавно секретарь по идеологии ЦК компартии Украины, а в тот момент председатель Верховного совета Украины – блеял о сохранении Союза. Только через три дня после ликвидации ГКЧП он отомстил за свой страх: Верховный совет Украины – в том числе коммунисты, коих в тот момент было 239 из 450 депутатов, то есть большинство – проголосовал за независимость, и то с осторожной формулировкой, позволяющей трактовать её как рост свободы внутри СССР.

Была в Олимпийской Москве песня «Старт даёт Москва». Как ни прискорбно, именно Москва стала первым Майданом. Сердце империи, говоря медицинским языком, начало отторжение своих органов. Те начали ответное отторжение. Свершилась мечта Каина-антисоветчика Бжезинского: Российская Федерация и Украина разъединились. Вот и болтаются с тех пор два экономических обрубка, и каждый из них никогда не станет самодостаточным без другого.

Мало того, один из обрубков изо всех сил тщится вступить в противостоящий другому военный блок. При всей моей нелюбви к ельциноидам я пытался с ними сотрудничать, например, в решении острых межнациональных проблем. Тогда же, в середине девяностых, я пытался пробиться к тогдашнему главе администрации Ельцина Чубайсу с нашим – совместно с Анатолием Вассерманом – проектом «Пояс политического целомудрия». Этот проект давал возможность сохранить бывшим членам Варшавского договора нейтральный статус со всеми вытекающими – и в наши дни – последствиями. Однако ельциноиды проигнорировали открывшийся шанс: Ельцин заявил тогда, что не имеет ничего против вступления Польши в НАТО.

Ещё больше возможностей Ельцин упустил с Крымом. Возможность вернуть при разделе страны подарок, сделанный Украине в честь её вхождения в состав страны, была морально и юридически безупречна. Но даже эту малость Ельцин забыл в Беловежском угаре, обрекая практически чисто русский Крым на два с лишним десятилетия противостояния украинизаторам. Да и Черноморский флот оказался в Севастополе на птичьих правах: одно время его спасала только поддержка правительства Москвы при бездействии правительства РФ.

Единственное, что не дало РФ тогда полностью развалиться – то, что соперничающими странами в тот момент тоже руководили неличности. А во многих местах они и сейчас изобилуют.

Фарисейские поля Парижа

В январе 2015-го в Париже террористы убили полтора десятка мирных жителей. Обычно в таких случаях пишут «ни в чём не повинных мирных жителей». Однако в данном случае ни в чём не повинными жертвами были только посетители кошерного супермаркета. Ведь сотрудники еженедельника «Шарли» заведомо провоцировали такого рода нападения.

Свобода слова – бесспорно одна из высших ценностей человеческого общества. Однако вспоминается эпизод из моего раннего детства. Тогда я заспорил со своей религиозной бабушкой: есть бог или его нет. В качестве козырного аргумента я запальчиво привёл то ли Юрия Гагарина, то ли Германа Титова: бога в космосе они не видели. Бабушка, не ожидавшая такого поворота дискуссии, со слезами на глазах ушла в другую комнату. Ко мне подошёл отец, доселе молча наблюдавший за ходом разговора. «Я тоже не верю в бога, – сказал он, – однако никогда не обижаю людей, верящих в него. Только что ты сделал своей бабушке больно. Это во-первых. А во-вторых, почему ты думаешь, что если бог есть, он должен обязательно показать себя космонавту? Может быть, бог и есть весь космос – и тогда в иллюминатор как раз его было видно».

Скачивание книги было запрещено по требованию правообладателя. У книги неполное содержание, только ознакомительный отрывок.