Доктор Ахтин. Жертвоприношения

Автор: Поляков ИгорьЖанр: Социально-философская фантастика  Фантастика  Год неизвестен
Скачать бесплатно книгу Поляков Игорь - Доктор Ахтин. Жертвоприношения в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Доктор Ахтин. Жертвоприношения -  Поляков Игорь

Глава первая

Время убивать, и время врачевать

1

Грязная деревянная дверь. Черные неровные пятна снизу, — дверь явно поджигали. Остатки темно-коричневой краски и отсутствующий номер квартиры, под которым цвет краски более светлый. Дверной ручки нет. Задумчиво осмотрев препятствие, я, подцепив ножом за край, понимаю, что дверь не закрыта. Медленно открываю, и вижу, что замок выломан. Однажды и навсегда.

Я вхожу в квартиру. Темнота и запах. Смесь перегара, сигаретного дыма, разлагающихся остатков пищи и немытого тела. Я медленно иду вперед, ориентируясь не только на зрение, но и на ощущения. Заглянув в кухню, я смотрю на стол, заваленный грязными тарелками и пустыми бутылками, и понимаю, что праздник недавно закончился. В этом помещении никого нет. В центральной комнате тоже тишина. И только в спальне я нахожу тела. На раскинутом диване лежат мужчина и женщина. Шторы на окне раздвинуты, и освещения от уличного фонаря вполне достаточно, чтобы увидеть половые признаки обнаженных тел.

Мужик храпит, а женщина, словно что-то почувствовав, вздрагивает всем телом. И просыпается. Я тихо смещаюсь к стене и замираю, прижавшись спиной к твердой поверхности. Женщина встает с дивана и с закрытыми глазами идет в сторону туалета. Она шатается, и по пути натыкается на косяк. Чертыхнувшись, она проходит через гостиную и, вписавшись в следующий поворот, попадает в туалетную комнату.

Я иду за ней, и, остановившись перед совмещенным санузлом, терпеливо жду. Слушаю звуки, доносящиеся из туалета.

Я спокоен и сосредоточен.

Когда женщина выходит из туалета, глаза у неё открыты. И она видит меня.

— Ты кто? — тихо спрашивает она. В голосе нет ни страха, ни удивления. Она просто видит силуэт человека и задает закономерный вопрос. Она настолько уверена в своей безопасности, что, даже при сломанном замке и не закрывающейся двери, ни на секунду не ощущает страха.

И это то, что мне надо.

Страх заставляет жертву совершать хаотичные поступки.

Адреналин изменяет визуальные картины в сознании.

Я наношу удар. Лезвие ножа легко входит в надключичную ямку слева, и она почти мгновенно умирает. Подхватив тело, чтобы грохот падения никого не разбудил, я мягко опускаю её на пол. Проверив пульс, — чего только в жизни не бывает, — и, убедившись, что она мертва, я извлекаю нож из раны и иду в спальню. Обтерев рукоять ножа, и осторожно вложив оружие в правую руку мужика, я спокойно возвращаюсь к телу убитой мной женщины.

Это моё первое убийство после долгого перерыва.

Я созерцаю тело и понимаю, что жертвоприношение удалось. Осталось сделать небольшое дело. И я уйду.

Никаких лишних ритуалов не надо. Всё в прошлом, — органы мне не нужны. Кроме одного.

Присев рядом с телом, я ловким движением указательного пальца выворачиваю глазное яблоко слева. Достаточно всего одного, нет никакой необходимости извлекать правое, потому что женщина видела только левым глазом. После травмы в детстве она потеряла зрение на один глаз, и теперь вся информация о прошедшей жизни находилась слева. Мертвый правый глаз я оставляю на месте.

Аккуратно упаковав глазное яблоко в контейнер с раствором, я встаю и иду к входной двери. Справа от меня кладовка, и перед ней я ненадолго останавливаюсь. Прикоснувшись правой рукой к двери, я замираю.

Слушая тишину, я чувствую, что за дверью кто-то есть.

И я знаю, кто там.

Улыбнувшись, я представляю себе, как маленький человек замер за дверью кладовой, вслушиваясь в тишину.

С ужасом и надеждой.

С осознанием и уверенностью.

Надеюсь, что в жизни этого маленького человека сегодня произошло важное событие.

Покинув квартиру, я выхожу в подъезд. Посмотрев на темные глазки соседних дверей, я понимаю, что у меня всё получилось.

Это первая жертва после долгого перерыва, и, как бы ни был уверен в себе, я все равно волновался, как всё сложится.

Получилось как нельзя лучше.

На улице тепло. Весна в разгаре. Большая часть снега растаяла, — где коммунальные службы сгребли горы снега, там он и остался, громоздясь грязными кучами. Я иду, осторожно обходя лужи, в которых отражается круглый диск луны.

У меня приподнятое настроение.

Даже нет, можно не так сказать, — я очень рад. И я доволен тем, что у меня всё получилось. Я только что сделал первый в этом году шаг к Богине. Надеюсь, Она оценит это, и вернется ко мне.

Я так устал от Её отсутствия.

Я иду быстрым шагом. За оставшиеся до рассвета два часа мне надо пройти через весь город. Утром на работу. Ходьба для меня в радость. Быстрый шаг по чистому асфальту одной из центральных улиц. Отсутствие людей и теней, очень редкие автомобили, едущие на большой скорости. И полная луна сверху.

В этом есть некая мистика.

Полнолуние и жертвоприношение.

Первая жертва, принесенная при полной луне, как идеальный признак будущей удачи. Я почему-то уверен, что сегодняшний день — двадцать первое апреля — станет переломным не только для меня, но и для города, по которому я сейчас иду.

Я, наконец-то, выхожу из тени, и становлюсь самим собой.

Город, так долго живущий в спокойном состоянии, наконец-то, проснется от зимней спячки.

Тени, замерев от ужаса, будут со страхом смотреть во тьму ночи.

И это хорошо, особенно для человеческого стада. Оно слишком долго медленно брело по пустынной местности, и утратило чувство коллективного страха, когда общественный разум готов пожертвовать несколькими особями ради выживания основного состава.

2

Обычный парень из современного поколения. Русые волосы. Карие глаза через стекла очков смотрят прямо и уверенно. Прямой нос и тонкие губы. Маленькая родинка у левого угла рта. Единственное отличие от худосочных очкариков, живущих рядом с компьютером в том, что он дружит с физкультурой. Посмотрев на корешок амбулаторной карты — Семен Александров, тысяча девятьсот девяносто первый год рождения, студент политехнического университета, — я спрашиваю:

— На что жалуетесь?

— Горло болит, температура повышается, особенно к вечеру, слабость во всем теле, — отвечает он, глядя мне в глаза.

Я вижу, что он врет, и мне становится интересно — зачем?

— Какая температура бывает вечером?

— Тридцать восемь и пять. Меня знобит. И голова сильно болит.

Якобы сочувственно покачав головой, я даю ему термометр. Затем совершаю рутинные действия — считаю пульс, заглядываю в горло, слушаю легкие. Повесив фонендоскоп на место, я смотрю на шкалу градусника и вижу, что ртуть замерла на цифре в тридцать семь и шесть.

Замечательно. Способный парень. Он абсолютно здоров, но, тем не менее, у него субфебрильная температура.

Собственно, теперь я всё знаю про него. И он меня заинтересовал. Тем, что он сделал, и что собирается сделать. В парне есть стержень, и он пытается идти своей дорогой, пусть даже выбрал тупиковый путь. Он живет с компьютером, но при этом ходит на тренировки по боксу, которым занимается четыре года. У него есть хобби, занимающее в последнее время большую часть свободного времени. И он при этом умудряется хорошо учиться, перемещаясь с курса на курс без проблем.

Я объясняю Семену, чем ему лечится, и выписываю ему справку-освобождение от занятий в университете в связи с острым респираторным заболеванием. Марина выдает парню бланки анализов, и я говорю, когда ему прийти на прием:

— Через неделю, в понедельник, вы приходите, Семен. Вам этого времени должно хватить для выздоровления.

— Да, конечно, доктор.

Я смотрю вслед парню и думаю, что большинство пациентов даже не задумываются о том, что на приеме у доктора нельзя врать. Это, как на исповеди, — лучше попытайся быть самим собой и скажи правду, потому что если соврешь, Бог все равно увидит и накажет. Не надо имитировать и выкручиваться, — умный врач всегда заметит фальшь. И, поняв, что его обманывают, сделает то, что считает нужным в данный момент — или подыграет пациенту, чтобы развести его, или, разоблачив ложь, отправит восвояси.

Читать книгуСкачать книгу