О морских узаконениях

Скачать бесплатно книгу Дыгало Виктор Ананьевич - О морских узаконениях в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
О морских узаконениях -  Дыгало Виктор Ананьевич

С незапамятных времен суда наших предков бороздили воды Черного, Мраморного, Средиземного, Адриатического, Эгейского, Балтийского и Северных морей. Плавания русских по Черному морю в IX веке были столь обычными, что вскоре оно получает название Русского: так Черноморье и именуется на итальянских картах вплоть до начала XVI века. Общеизвестны «Славянская Венеция» — Дубровник, основанный нашими предками на берегу Адриатического моря, известны и поселения, основанные ими на берегах Англии [1] . Имеются точные данные о походах славян на остров Крит и в Малую Азию, о многих других.

В этих длительных дальних плаваниях и складывались морские обычаи, постепенно сформировавшиеся в морские установления и законоположения.

Уже тогда стало ясно, что эти установления, появившиеся в результате накопленного в морских походах опыта целых поколений, должны быть оформлены в виде закона, общего для всех моряков при нахождении корабля в море и в базе.

Первое собрание узаконений, определившее порядок службы на русских кораблях, появилось при царе Алексее Михайловиче, когда после закладки корабля «Орел» его капитан голландец Д. Бутлер в 1668 году представил в Посольский приказ «Корабельного строя письмо», то есть правила корабельной службы, известные так же как «Арктикульные статьи». Документ этот состоял из введения и 34 статей, перечислявших обязанности капитана и формулировавших краткие наставления каждому должностному лицу на корабле в его действиях при различных обстоятельствах плавания. «Письмо» представляло собою своеобразный экстракт из тогдашнего голландского Морского устава. Большая часть статей «Письма» требовала обеспечивать поддержание корабля в боевой готовности и перечисляла задачи экипажа в бою. Обязанности корабельных чинов — капитана, кормчего (штурмана), боцмана, пушкаря и других — были определены весьма стройно и ясно. Капитану по этому документу подчинялась вся команда. На цели в бою указывали три общих положения: «Всяк должен стать в своем месте, где кому приказано, и никто же да не отступит от своего места под великим наказанием»; «Никто же не дерзнет от неприятеля отвращаться, и никто ж не осмелится своих от битвы отговаривать или людей от смелости приводить в робость»; «Буде же обрящет капитан во благо от неприятеля отступить, и то бы все порядком и устройством учинено было».

Сдача корабля противнику запрещалась безусловно: капитан приносил об этом особую присягу.

Позже в России появился новый документ — «Пять морских регламентов». Его содержание до нашего времени не дошло, как и сведения о дате издания. Имеется мнение, что он был написан на основе сборника морского права, известного под названием «Олеронских свитков» или «Олеронских законов» (они были изданы во Франции на острове Олерон в XII веке), но значительно дополнен и переосмыслен. В «Регламентах» были изложены и правила торгового мореплавания. Часть «Олеронских законов» была заимствована англичанами и в XV веке включена в законодательный морской свод, имевший название «Black book of Admiralty» («Черная книга Адмиралтейства»). То, что это была действительно «Черная книга», свидетельствуют хотя бы такие законоположения, определяющие меры наказания матросов за различные проступки, вполне соответствовавшие духу средневековья:

«1. Всякий, кто убьет другого на борту корабля, должен быть привязан накрепко к убитому и брошен в море. 2. Всякий, кто убьет другого на земле, должен быть привязан к убитому и похоронен в земле вместе с убитым. 3. Всякий, вынувший нож или другое оружие с целью ударить другого, должен лишиться руки. 4. Всякий, законно обвиненный в воровстве, должен быть подвергнут следующему наказанию: голова брита и полита кипящей смолой, а затем обсыпана перьями для отличия от других. При первой возможности он должен быть высажен на берегу. 5. Застигнутый спящим на вахте должен быть в корзине подвешен к ноку бушприта с кружкой пива, куском хлеба и острым ножом, дабы сам выбрал, что лучше, висеть там, покуда не погибнет от голода, или отрезать прикрепляющую корзину веревку и упасть в море…»

Исторической справедливости ради надо сказать, что еще долгое время наказания на флоте оставались изуверскими.

В Англии в XV веке во времена правления Генриха VII был введен первый закон, формулирующий правила ведения военных операций, действующий как на суше, так и на море. До некоторой степени первый в истории мореплавания Морской устав. Все его важнейшие положения были написаны на пергаменте и прикреплялись к грот-мачте на видном месте. Команде предписывалось читать эти правила при всяком удобном случае. Так просматривается начало обычая, свято исполнявшегося впоследствии и на кораблях русского военно-морского флота: чтение Морского устава команде по воскресеньям и праздничным дням, а также по окончании церковной службы и церемонии поздравления экипажей командиром или адмиралом. Характерно и многозначительно, что этот обычай сохранился и на кораблях советского Военно-морского флота: различные статьи нашего Корабельного устава сразу же после вечерней поверки зачитываются перед строем личного состава корабля.

Когда Петр I в 1696 году создал регулярный военный флот России, появился новый устав, или «Статьи», определяющий порядок службы на галерах. Он состоял из 15 статей и заключал в себе общие постановления и сигналы о плавании галерного флота, о съемке с якоря и постановке на него, о вступлении в бой с неприятелем и «вспоможении» друг другу. Почти в каждой статье за неисполнение предписанных действий налагались различные наказания, начиная с денежного штрафа в один рубль до смертной казни. В 1698 году российский вице-адмирал К. Крюйс составил новый краткий Морской устав, заимствованный из голландского и датского и заключавший в себе 64 артикула общих постановлений об обязанностях лиц, служащих на корабле, и установлении судовых порядков с крайне жестокими наказаниями для их нарушителей. Устав К. Крюйса неоднократно дополнялся указами царя и частными распоряжениями начальников флота.

Так в 1707 году устав К. Крюйса был дополнен инструкцией адмирала Ф. Апраксина «Офицерам, которые командуют на брандерах и бомбардирских кораблях, как надлежит им действовать во время неприятельского наступления».

В 1710 году этот устав был переработан с учетом всех внесенных изменений и издан заново под названием: «Инструкции и артикулы военные российскому флоту». В них также заключалось 64 статьи, аналогичные со статьями предыдущего устава. Различие было лишь в более полной и определенной редакции и в усилении наказаний. Но и эти «Инструкции» не охватывали всей деятельности флота. Работа по совершенствованию морских узаконений, подготовка материалов к новому варианту флотского устава продолжалась. Программа этой подготовительной работы была составлена собственноручно Петром I. Царь-адмирал принимал деятельное участие при написании самого Морского устава. По воспоминаниям его сподвижников он «работал над ним иногда по 14 часов в сутки». 13 апреля 1720 года под названием: «Книга устав морской, о всем, что касается доброму управлению в бытности флота на море» документ был обнародован.

Первый в России Морской устав начинался манифестом императора, которым Петр I так определил причины его издания: «…сей воинский устав учинили, дабы всякий знал свою должность и неведением никто бы не отговаривался». Затем следовало «Предисловие к доброхотному читателю», за которым шел текст присяги для вступающих на военно-морскую службу, а также перечень всех кораблей и подразделений флота, табель комплектации судов различных классов.

Морской устав Петра I состоял из пяти книг. Книга первая содержала положения «О генерал-адмирале и всяком аншеф-командующем», о чинах его штаба. В документе были помещены статьи, определяющие тактику эскадры. Эти указания носили явный отпечаток воззрений голландских адмиралов той эпохи и отличались не очень жестким регламентированием правил и норм, которые вытекали из свойств и возможностей флотского оружия той поры в различных условиях морского боя. Подобная осторожность была предусмотрена, чтобы не стеснять инициативы командующих — это проходит через весь устав характерной чертой.

Читать книгуСкачать книгу