Четверть века назад. Часть 2

Автор: Маркевич Болеслав МихайловичЖанр: Русская классическая проза  Проза  Год неизвестен
Скачать бесплатно книгу Маркевич Болеслав Михайлович - Четверть века назад. Часть 2 в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

I

Графъ ухалъ тотчасъ посл спектакля, отвтивъ на просьбы хозяйки остаться ночевать что у него на завтра въ Москв назначенъ пріемъ просителей, и что онъ очень любитъ спать въ коляск на чистомъ воздух.

— Прощайте, милое дитя! говорилъ онъ, подойдя къ вошедшей Лин и похлопывая рукой по ея рук;- прекрасно играете! даже жалко было смотрть мн, точно правда была….. А шалунью въ Москву, пть! тмъ же акаистомъ обратилъ онъ рчь къ Ольг Акулиной, взирая очевидно не безъ удовольствія на всякія ея красы.

— Вы ужь такой милый, графъ, такой милый! расписывала въ свою очередь барышня, отпуская ему убійственнйшіе изъ своихъ глазенаповъ. Он въ троемъ съ Аглаей Константиновной пошли проводить его и простились съ нимъ на лстниц. У нижней ступеньки ея, вытянувшись въ струнку, стоялъ въ дорожной форм исправникъ Акулинъ.

— Исправникъ! Усплъ переодться? И парикъ снялъ! воскликнулъ, увидвъ его, графъ, подымая вверхъ об свои ладони.;- Очень хорошо играешь, я много смялся!

— Радъ стараться, ваше сіятельство! вскликнулъ въ свою очередь исправникъ, отвшивая ему форменный поклонъ одною головой и не отрывая рукъ прижатыхъ ко швамъ панталонъ.

— Усталъ? милостиво спросилъ его сіятельство.

— Никакъ-нтъ, ваше — ство, хоть сейчасъ снова начать прикажите.

— Нтъ! Зачмъ! протянулъ смясь графъ. — А только ты усталъ. Животъ большой, въ перекладной растрясетъ. Оставайся! Дороги хороши, проду и безъ тебя.

— Этого не могу-съ! отпустилъ Акулинъ.

— Почему? еще разъ протянуло начальство, и еще разъ приподняло ладони.

— Какъ солдатъ отъ казеннаго ящика, такъ и я отъ вашего сіятельства въ границахъ ввреннаго мн узда отлучиться не могу и не дерзаю. А что до живота-съ, промолвилъ онъ уже съ Полоніевскою ужимкой на лиц,- то онъ у меня казенный, ваше — ство, какъ разъ въ мрку почтовой телги укладывается.

— Балагуръ! заплъ, предовольный такою остротой графъ, закутываясь въ поданную ему теплую шинель. — Твоя граница гд? спросилъ онъ подумавъ.

— Рка Нара, ваше — ство.

— Да, гд паромъ. Знаю!.. Отсюда сколько?

— Двнадцать верстъ, ваше с…..

— Спать буду, не увижу тебя боле… Чтобъ не забыть, — Шашковъ, запиши! — чрезъ недлю въ Москву прізжай! Ко мн, лично! примолвилъ онъ особеннымъ тономъ.

— Слушаю, ваше — ство! рявкнулъ въ восторг сердечномъ толстый Елпидифоръ. Успхъ Полонія и «глазки» Ольги Елпидифоровны обезпечивали ему, очевидно, ближайшее повышеніе по служб.

— Ну, демъ! сказалъ графъ. — Прощай, Ларіонъ! обратился онъ ко князю, спустившемуся съ нимъ внизъ, и трижды облобызавъ его шепнулъ на ухо: — изъ Петербурга ничего не получалъ?

— Нтъ! коротко отвтилъ тотъ, слегка, сморщившись и видимо недовольный вопросомъ.

Графъ вышелъ на крыльцо. Исправникова тройка уже гремла колокольчикомъ подо сводомъ льва.

Графиня Воротынцева съ своей стороны объявила ршительно что остаться ночевать не можетъ, что ее ждутъ въ Дарьин, но согласилась подождать пока засвтлетъ, въ виду какого-то не совсмъ надежнаго моста на дорог, о которомъ напомнилъ ей князь Лоло, и по которому, уврялъ онъ, было бы не безопасно прозжать темною ночью…. По настоятельной просьб Аглаи Константиновны «ouvrir le bal avec le jeune comte», она сдлала два тура вальса съ графомъ Анисьевымъ, съ тмъ, требовала она, чтобы «уже посл этого не обращали на нее никакого вниманія», что она устала и хочетъ до отъзда отдохнуть въ какомъ-нибудь уголк. Она ушла подальше отъ грома бальной музыки въ маленькую, полуосвщенную гостиную, куда увела и Софью Ивановну Переверзину, и гд он услись вдвоемъ на маленькомъ угловомъ диван.

Ее очень интересовалъ «романъ» Лины и Гундурова, и она просила Софью Ивановну сообщить ей о «положеніи вещей» въ настоящую минуту. Въ этой женщин было такъ много обаятельнаго, захватывающаго, симпатичнаго, что Софья Ивановна, завоеванная ея прелестью съ первой минуты ихъ знакомства, забывъ всю обычную свою сдержанность, откровенно разговорилась съ нею какъ со старымъ, многолтнимъ другомъ.

— Elle est b^ete comme chou cette grosse fermi`ere, вскликнула графиня, говоря про Аглаю Константиновну, — и мн кажется что въ этомъ случа она ршающаго значенія имть не можетъ. L'oncle (то-есть князь Ларіонъ), вотъ отъ кого, сколько я понимаю, должно все зависть.

Софья Ивановна закачала головой:

— Чмъ глупе люди, тмъ они несговорчиве и упряме. Я опасаюсь, напротивъ, что если князь Ларіонъ вступится въ дло искренно, онъ своею рзкостью можетъ скоре напортить, чмъ помочь; если же онъ станетъ говорить для формы, безъ внутренняго убжденія….

— А вы этого боитесь, вы не уврены въ немъ? живо прервала ее собесдница.

— Онъ очень любитъ свою племянницу, сколько мн извстно, сказала Софья Ивановна, — и кажется общалъ ей стоять за ея выборъ. Но самъ онъ въ то же время, превознося на словахъ моего племянника въ глаза и за глаза, въ сущности, я знаю, нисколько не находитъ его подходящимъ мужемъ для княжны.

— Почему это, почему? воскликнула графиня.

— Онъ находитъ его слишкомъ молодымъ, безъ положенія въ свт….

Графиня даже руками всплеснула:

— Молодой мужъ, чистый, врующій въ любовь и въ женщину, не истрепавшійся avec toutes ces cr'eatures съ которыми они тамъ вс проводятъ лучшіе свои годы, да вдь это счастіе — самое рдкое и желанное счастіе! О, сколько бы женщинъ вышли иными изъ этой battle of life [1] еслибы выпалъ имъ на долю un vrai mariage, бракъ съ человкомъ такимъ же непорочнымъ въ своемъ прошедшемъ какъ и он сами когда выходили замужъ…. А «положеніе»?… Боже мой! да неужели этотъ Milord Walpole, этотъ умный человкъ, который такъ независимъ въ своихъ мнніяхъ и такъ не нравился за это en certain lieu, неужели и ему нуженъ для такого прелестнаго существа какъ его племянница l''eternel aide de camp `a carri`ere въ род этого Анисьева? Вдь онъ же знаетъ чего стоятъ tous ces ignobles ambitieux d'antichaimbre которыми полонъ Петербургъ. Онъ долженъ цнить людей которые иного ищутъ, иное длать хотятъ чмъ то что тамъ длается! Il est v'eritablement Europ'een, lui, какъ же не противно ему все это наше татарство!.. Послушайте, прерывая себя, молвила она быстро подымаясь съ мста, — хотите, я сейчасъ переговорю съ нимъ, мы всегда были большіе друзья….

Софья Ивановна удержала ее за об руки:

— Нтъ, милая графиня; тысячу разъ благодарю васъ, но въ эту минуту это было бы во всякомъ случа преждевременно. На мн лежитъ обязанность поговорить и съ нею, и съ нимъ ране всхъ, сказала она, и судорожное движеніе повело все ея лицо при этомъ.

— Вы правы, молвила графиня, садясь опять, — и я вижу что вамъ это будетъ не легко, добавила она, пожимая ей руку.

Он на мигъ замолкли.

— Et le jeune homme, вашъ племянникъ, amoureux fou, да? начала опять графиня.

Черты Софьи Ивановны омрачились:

— Да… но не такъ, кажется, какъ бы я желала, проговорила она какъ бы нехотя, — не такъ какъ этого стоитъ эта удивительная двушка.

— Что вы хотите сказать?

— Мн трудно было бы это объяснить вамъ, я сама не могу еще вполн дать себ въ этомъ отчетъ, но мн показалось сейчасъ въ театр…

— Онъ былъ удивительно хорошъ! вскликнула графиня Воротынцева:- un vrai d'esespoir!

— Слишкомъ! отвтила сквозь зубы Софья Ивановна. — Ахъ, вотъ онъ! вырвалось у нея въ это же время.

Изъ-за портьеры выглянуло лицо Гундурова: онъ видимо искалъ тетку и не входилъ, видя ее занятою разговоромъ съ незнакомою ему дамой.

— Представьте мн его пожалуста! съ живостью проговорила графиня.

— Сережа! кликнула Софья Ивановна.

Графиня дружески пожала ему руку, едва названъ онъ былъ ей, и пригласила ссть подл себя:

— Не ждите отъ меня комплиментовъ, говорила она, — прежде всего потому что я никогда не умла ихъ длать, а потомъ вы ихъ, я думаю, такъ много уже успли наслышаться что не говорить вамъ ихъ значитъ оказать вамъ услугу, неправда ли?

— Истинная правда, графиня, сказалъ Сергй, — тмъ боле что ничего не можетъ быть глупе, какъ положеніе человка которому, заслуженно или незаслуженно воздаютъ хвалу въ глаза. Я только-что испыталъ это. Одинъ изъ вашихъ петербургскихъ львовъ сдлалъ мн честь пожелать познакомиться со мною, — бдный герой нашъ видимо старался говорить веселымъ и спокойнымъ тономъ, но Софья Ивановна видла что это стоило ему неимоврныхъ усилій, — и насказалъ мн такихъ любезностей что я не зналъ куда дться. Къ несчастію же моему, это случилось какъ разъ противъ какого-то большаго зеркала, въ которое я нечаянно взглянулъ въ эту минуту, и былъ до того пораженъ совершенно идіотскимъ выраженіемъ моей физіономіи что не дослушавъ диирамба убжалъ отъ него стремглавъ, будто пойманный въ преступленіи.

Читать книгуСкачать книгу