Суперклей Христофора Тюлькина, или «Вы разоблачены — сдавайтесь!»

Автор: Костецкий Анатолий ГригорьевичЖанр: Детские остросюжетные  Детские  Детская фантастика  1987 год
Скачать бесплатно книгу Костецкий Анатолий Григорьевич - Суперклей Христофора Тюлькина, или «Вы разоблачены — сдавайтесь!» в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Суперклей Христофора Тюлькина, или «Вы разоблачены — сдавайтесь!» -  Костецкий Анатолий Григорьевич

Глава первая. Тайна старого сарая

Началось с того, что в домике Лукерьи Лукиничны и Сидора Силовича начали исчезать вещи. И если бы исчезали ценные, — к примеру, фарфоровый чайный сервиз, набор серебряных ложечек для кофе или вазочки для варенья из цветного чешского стекла, — стоило бы бить тревогу. Но исчезали совсем не ценные, а обычные будничные вещи.

Первой исчезла бутылочка с клеем «Марс», которым можно склеивать кожу, дерево, стекло и фарфор. Лукерья Лукинична собиралась подклеить кожаную кайму на домашних тапочках Сидора Силовича, своего мужа, потому что он всегда загибал задники и обрывал кайму. Лукерья Лукинична открыла ящик с надписью «Бытовая химия», где должен был стоять клей, — и не нашла его на месте.

Сначала она подумала, что сама куда-то задевала бутылочку — да и забыла. Такое с ней иногда случалось: то положит куда-нибудь очки и ищет целый день, то забросит куда-то газету и не может потом найти, а то насыплет соли в баночку с надписью «Сахар» — и вся семья кривится от соленого чая.

Чтобы как-то избавиться от этого своего недостатка, Лукерья Лукинична понаклеивала на все баночки, коробочки и шкафы этикетки с надписями «Инструменты», «Вилки, ложки, ножи» и т. п. — путалась уже меньше, хотя иногда память подводила её.

Так что не удивительно, что при таком характере (особенности) Лукерья Лукинична сначала не обратила внимания на пропажу клея, «Наверно, клей весь вышел, — подумала она, — а я об этом забыла». Она решила завтра купить новую бутылочку «Марса», а сейчас, пока до работы еще оставалось время, — потому что Лукерья Лукинична, как и её муж, работала во вторую смену, — почистить соляной кислотой ванну. Но, к большому удивлению, кислоты на месте не было!

Это открытие уже насторожило её — Лукерья Лукинична принялась проверять все свои баночки, коробочки и ящики.

Все и всюду было на местах: в коробке с надписью «Инструменты» лежали нетронутые напильники, молотки, отвёртки, сверла и много других принадлежностей; из ящичка «Ложки, вилки, ножи» тоже ничего не пропало; даже в жестянке с этикеткой «Шурупы» никто ничего не трогал. Но когда Лукерья Лукинична начала обследовать ящик «Бытовая химия», то, кроме бутылочки клея и соляной кислоты, она не нашла еще двух пачек синтетического стирального порошка, бутылки ацетона, жестянки с силикатным клеем, коробочки со спиртовыми таблетками и тюбика с пастой для полировки мебели.

Лукерья Лукинична не знала, что и делать!

Мужа она решила не беспокоить — он отсыпался после второй смены. «Да и стоит ли говорить ему? — засомневалась Лукерья Лукинична. — Наверное, я просто забыла, куда все это подевала. Пожалуй, у меня снова ухудшилась память». И она решила перед работою заглянуть к врачу, к которому уже обращалась.

Врач очень внимательно выслушал жалобы и принялся обследовать посетительницу. Он долго всматривался в её глаза, оттягивая то верхнее, то нижнее веко, стучал резиновым молоточком то по правому, то по левому колену Лукерьи Лукиничны, и от этого у неё так смешно дергались ноги, что она едва сдерживалась, чтобы не расхохотаться. После этого врач несколько минут водил перед самым носом Лукерьи Лукиничны указательным пальцем.

Закончив наконец обследование, он немного походил по кабинету, то и дело поглядывая то на потолок, то на пол, то за окно, а потом сказал:

— Я ничего у вас не нашел. Вы — совершенно здоровая женщина. А забывчивость присуща в той или иной мере всем, даже мне. А посоветовал бы вам завести специальную тетрадку и в дальнейшем записывать в неё, что и куда вы кладете или ставите. Это, думаю, поможет вам сосредоточиться и поможет тренировать вашу память.

Вывод и совет врача успокоили Лукерью Лукиничну, и она весело поспешила на работу. А на следующий день приобрела тетрадку, разлиновала её на две колонки и написала над левой — «ЧТО», над правой — «ГДЕ».

Теперь Лукерья Лукинична каждый раз, расставляя вещи, записывала, например, такое: «Что» — «Соль», «Где» — «Баночка с этикеткою «Соль». Или: «Что» — «Отвертка для швейной машинки», «Где» — «Коробка с этикеткой «Инструменты». И это помогала. По крайней мере никто больше пробовал соленый чай или сладкий борщ.

Целую неделю Лукерья Лукинична аж сияла — как у неё все хорошо выходит! На радости она даже восстановила свои запасы бытовой химии, старательно при этом записывая, что и куда поставила, и в первый же выходной подклеила-таки тапочки Сидора Силовича.

И вот наступил понедельник. Лукерья Лукинична решила устроить день стирки. С утра она замочила бельё и, пока оно откисало, приготовило обед, посмотрела по телевизору повтор очередной серии телефильма «Следствие ведут знатоки» и прополола на огороде картошку. Теперь можно было браться и за белье.

Она раскрыла ящик с надписью «Бытовая химия» — и прикипела к месту! Ящик был почти пустой!.. Лукерья Лукинична побежала за спасительной тетрадкой, хотя прекрасно помнила, что должно быть в ящике: ведь только вчера она обновила свои запасы.

Не доставало многих вещей: стирального порошка, мастики для паркета, четырех пачек соды, аэрозоля с эмалевой краской и — снова же таки! — бутылочки с клеем «Марс»!

Но этот раз Лукерья Лукинична не стала молчать. Она заглянула в комнату, где Сидор Силович, лежа на диване, читал газету, и закричала:

— Сидор, беда!

Тот неохотно отложил газету, медленно поднялся с дивана, всунул ноги в тапочки, с как всегда примятыми задниками, сладко потянулся и наконец спросил:

— Где беда, какая беда?

— Там, на кухне! — испуганно оглянулась Лукерья Лукинична и поведала мужу о странной пропаже.

— Тю, — махнул рукою Сидор Силович, когда жена окончила, — вот выдумала! Сама, наверно, куда-то все задевала, а теперь паникуешь.

— Я не паникую, — обиделась жена. — Вот посмотри сам! — И протянула мужу тетрадь.

Сидор Силович внимательно проверил записи и только головою покачал.

— Слушай! — посмотрел он вдруг на понуренную супругу. — А давай сделаем так: снова купим всё и поставим в ящик. Только в коробке со стиральным порошком проковыряем небольшую дырочку. И если снова утащат порошок, он будет сыпаться через отверстие, и мы увидим куда его понесут.

— Прекрасно! — воскликнула Лукерья Лукинична и на радостях, что у неё такой мудрый муж, звонко чмокнула его в колючую щеку.

Так они и сделали перед тем, как пойти на работу.

А на следующее утро Сидор Силович, как только проснулся и вышел на кухню, чтобы поставить чайник, — так и застыл с раскрытым ртом от зевоты: от шкафа с «Бытовой химией» бежала тоненькая дорожка белого стирального порошка и исчезала за порогом!

Сидор Силович, затаив дыхание, поманил пальцем жену, и они на цыпочках пошли по следу.

Белая полоска вывела их в сад, повилась немного между деревьев и спряталась под дверью старого сарая, который стоял в глубине сада, за домом.

Этим сараем они не пользовались уже года четыре — с последнего ремонта в доме. Тогда в сарай посносили всяческий домашний хлам, которого оказывается всегда много во время ремонта, и закрыли сарай на тяжеленный замок. Сидор Силович, честно говоря, даже не помнил, куда подевал от него ключ.

И вот сейчас они с женой стояли перед дверью сарая и недоуменно переводили взгляды с тоненькой струйки порошка на тяжелый ржавый замок.

Постояв так несколько долгих минут и почесав вволю затылок, наконец решительно ступил вперед, взялся за дверную ручку — и отскочил от неожиданности! Замок тихонько клацнул и упал на траву, а дверь с едва слышным скрипом открылась, открывая таинственную полутьму….

Глава вторая. Изобретатель Христофор Тюлькин

В это время ученик третьего «А» класса Христофор Тюлькин сидел на уроках и горько размышляя, что же ему сегодня делать.

Дело в том, что его вот уже месяц преследовал здоровяк-восьмиклассник по прозвищу Балбес. Он жил на той же улице, что и Христофор, и считался грозою всего квартала.

Читать книгуСкачать книгу