Легенда о Сонной Лощине (сборник)

Серия: Pocket Book [1]
Скачать бесплатно книгу Ирвинг Вашингтон - Легенда о Сонной Лощине (сборник) в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Легенда о Сонной Лощине (сборник) - Ирвинг Вашингтон

Annotation

Вашингтон Ирвинг - мастер плести тонкую нить из мистики и реальности. Что здесь явь, а что сон? Всадник без головы, таинственное исчезновение учителя Икабода Крейна, призраки Сонной Лощины, "душераздирающие вопли" и "скорбные стенания" из леса, в котором водится "Ночной Кошмар со всем своим мерзким отродьем" - это и не только пугает в "Легенде о Сонной Лощине"! Конечно, Голливуд не смог устоять против чарующего обаяния ужаса. Культовый режиссер Тим Бертон экранизировал "Легенду о Сонной Лощине" с Джонни Деппом в главной роли.

 В сборник включены и другие захватывающие новеллы классика американской литературы.

Вашингтон Ирвинг

Из «Книги эскизов»

Рип ван Винкль

Жених-призрак

Легенда о Сонной Лощине

Из книги «Брейсбридж-холл»

Полный джентльмен

Аннет Деларбр

Дом с привидениями

Дольф Хейлигер

Загадочный корабль

Из книги «Рассказы путешественника»

Врата Дьявола

Пират Кидд

Дьявол и Том Уокер

Вольферт Веббер, или Золотые сны

Происшествие с черным рыбаком

notes

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

Вашингтон Ирвинг

Содержание:

Из «Книги эскизов»:

    •Рип ван Винкль

    •Жених-призрак

    •Легенда о Сонной Лощине

Из книги «Брейсбридж-холл»:

    •Полный джентльмен

    •Аннет Деларбр

    •Дом с привидениями

    •Дольф Хейлигер (повесть)

    •Загадочный корабль

Из книги «Рассказы путешественника»:

   Кладоискатели (сборник)

    •Врата Дьявола

    •Пират Кидд

    •Дьявол и Том Уокер

    •Вольферт Веббер, или Золотые сны

    •Происшествие с черным рыбаком

Из «Книги эскизов»

Рип ван Винкль

Посмертный труд Дитриха Никкербоккера Клянусь Вотаном, богом саксов,

Творцом среды (среда – Вотанов день),

Что правда – вещь, которую храню

До рокового дня, когда свалюсь

В могилу…

Картрайт

Всякий, кому приходилось подниматься вверх по Гудзону, помнит, конечно, Каатскильские горы. Эти дальние отроги великой семьи Аппалачей, взнесенные на внушительную высоту и господствующие над окружающей местностью, виднеются к западу от реки. Всякое время года, всякая перемена погоды, больше того – всякий час на протяжении дня вносят изменения в волшебную окраску и очертания этих гор, так что хозяюшки – что ближние, то и дальние – смотрят на них как на безупречный барометр. Когда погода тиха и устойчива, они, одетые в пурпур и бирюзу, вычерчивают свои смелые контуры на прозрачном вечернем небе, но порою (хотя вокруг, куда ни глянь, все безоблачно) у их вершин собирается сизая шапка тумана, и в последних лучах заходящего солнца она горит и сияет, как венец славы.

У подножия этих сказочных гор путнику, вероятно, случалось видеть легкий дымок, вьющийся над селением, гонтовые крыши которого просвечивают между деревьями как раз там, где голубые тона предгорья переходят в яркую зелень расстилающейся перед ним местности. Это – старинная деревушка, построенная голландскими переселенцами еще в самую раннюю пору колонизации, в начале правления доброго Питера Стюйвезента (да будет мир праху его!), и еще совсем недавно тут стояло несколько домиков, сложенных первыми колонистами из мелкого, вывезенного из Голландии желтого кирпича, с решетчатыми оконцами и флюгерами в виде петушков на гребнях островерхих крыш.

Вот в этой-то деревушке и в одном из таких домов (который, сказать по правде, порядком пострадал от времени и непогоды), в давние времена, тогда, когда этот край был еще британской провинцией, жил простой, добродушный малый по имени Рип ван Винкль. Он принадлежал к числу потомков тех самых ван Винклей, которые с великою славою подвизались в рыцарственные дни Питера Стюйвезента и находились с ним при осаде форта Христина. Воинственного характера своих предков он, впрочем, не унаследовал. Я заметил уже, что это был простой, добродушный малый; больше того, он был хороший сосед и покорный, забитый супруг. Последнему обстоятельству он и был обязан, по-видимому, той кроткостью духа, которая снискала ему всеобщую любовь и широкую популярность, ибо наиболее услужливыми и покладистыми вне своего дома оказываются мужчины, привыкшие повиноваться сварливым и вечно бранящимся женам. Их нрав, пройдя через огненное горнило домашних невзгод, становится, вне всякого сомнения, гибким и податливым, ибо супружеские нахлобучки лучше всех проповедей на свете научают человека добродетели терпения и послушания. Вот почему сварливую жену в некоторых отношениях можно считать благословением неба, а раз так, Рип ван Винкль был благословен трижды.

Как бы там ни было, но он, бесспорно, пользовался горячей симпатией всех деревенских хозяюшек, которые, согласно обыкновению прекрасного пола, во всех семейных неурядицах Рипа неизменно становились на его сторону и, когда тараторили друг с другом по вечерам, не упускали случая взвалить всю вину на тетушку ван Винкль. Даже деревенские ребятишки встречали его появление шумным и радостным гомоном. Он принимал участие в их забавах, мастерил им игрушки, учил запускать змея и катать шарики [1]и рассказывал нескончаемые истории про духов, ведьм и индейцев. Когда бы ни проходил он по деревне, его постоянно окружала ватага ребят, цеплявшихся за полы его одежды, забиравшихся к нему на спину и безнаказанно учинявших тысячи шалостей; кстати, не было ни одной собаки в окрестностях, которой пришло бы в голову на него залаять.

Большим недостатком в характере Рипа было непреодолимое отвращение к производительному труду. Это происходило, однако, не потому, что у него нехватало усидчивости или терпения, – ведь сидел же он сиднем, бывало, на мокром камне с удочкой, длинною и тяжелой, как татарская пика, и безропотно удил целыми днями даже в тех случаях, когда ни разу не клюнет; бродил же он часами с ружьем на плече по лесам и болотам, по горам и по долам, чтобы подстрелить нескольких белок или лесных голубей. Никогда не отказывался он пособить соседу даже в самой трудной работе и был первым, если в деревне принимались сообща лущить кукурузу или возводить каменные заборы; жительницы деревни привыкли обращаться к нему с различными поручениями или просьбами сделать для них какую-нибудь мелкую докучливую работу, взяться за которую не соглашались их менее покладистые мужья. Короче говоря, Рип охотно брался за чужие дела, но отнюдь не за свои собственные; исполнять обязанности отца семейства и содержать ферму в порядке представлялось ему немыслимым и невозможным.

Читать книгуСкачать книгу