Море живёт

Скачать бесплатно книгу Тарасов Н. И. - Море живёт в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Море живёт - Тарасов Н.

Н. И. Тарасов

Море живёт

Жизнь у дна пролива Босфор Восточный (возле Владивостока)

ВОЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО МИНИСТЕРСТВА ВООРУЖЕННЫХ СИЛ СОЮЗА ССР

МОСКВА * 1949

Рисунки художника Н. Н. КОНДАКОВА

ВВЕДЕНИЕ

Море живет... Многими путями человечество связано с жизнью в море, покрывающем более двух третей поверхности Земли.Морская вода всегда содержит органическое вещество и порождающие его организмы, начиная от бактерий и кончая китами. В любом море в любое время года и суток заметна жизнь. Даже на морских льдах находим ее. Не говоря уже о тюленях и морских птицах, на льду нередко можно ясно видеть присутствие микроскопического населения, настолько обильного, что цвет льда меняется, и лед поэтому скорее тает под лучами вешнего солнца.Физические, химические, геологические и биологические явления и процессы в воде, на дне и у береговой черты взаимно обусловлены.В сложной науке о море — океанографии — большое и определенное место занимает биология, так называемая биологическая океанография. Нет в мировом океане ни одного лишенного жизни уголка, следовательно, нет и возможности до конца познать океан, если не изучать жизненные явления в нем.Проникновение науки в жизнь моря — такую богатую, такую разнообразную — дает и непосредственные практические результаты.СССР — великая морская держава. Советские люди любят море, интересуются им.Успехи социалистического строительства заложили прочную основу для роста нашей морской рыбной промышленности, транспортного и боевого флотов, портов, баз, а также создали ряд промышленных предприятий, тем или другим способом использующих море.Наука открывает нам обильные, нередко новые, возможности применения животных и растений моря в качестве пищевого и технического сырья; более того, наша наука уже приступила к переделке и к обогащению живой природы морей для удовлетворения нужд социалистического общества.Приложение биологии моря к мореплаванию и другим отраслям техники еще малоизвестно и недостаточно проявило себя. Такое направление биологии моря можно назвать «технической биологией моря» или, иначе, дать ему условное обозначение «биология моря и флот», поскольку здесь преобладают именно запросы флота.Автором сделана попытка обрисовать ряд сторон биологии моря преимущественно с этой, прикладной, точки зрения. Многое из рассказанного еще недостаточно изучено, иное может оказаться спорным.Различные вопросы освещены неодинаково подробно, в зависимости от меньшей или большей важности их для хозяйства и обороны, а также степени новизны и занимательности темы для широкого читателя.

ГЛАВА I

БИОЛОГИЯ МОРЯ И МОРЕПЛАВАНИЕ

Успешно бороться с природой моря, преодолевать и побеждать ее, брать от моря его богатства, не слишком при этом рискуя, не затрачивая лишних сил и запасов, можно только при глубоком знании природы и при постоянном наблюдении за нею.Благодаря быстроте хода, прочности корпуса корабля, большим запасам на нем горючего для машин, воды, продовольствия и таким замечательным средствам связи и ориентировки, как радио, радиолокация, гидрофон, эхолот, нынешний моряк мало зависит, казалось бы, от стихий воды и воздуха. Больше того, он хозяин и победитель моря! Но эта победа дается не даром; она может смениться горечью поражения и даже гибелью, если пренебречь природой, перестать ежеминутно пытливо всматриваться в ее черты.Погода в море иногда изменяется за несколько минут. Так, на Мурмане снежные «заряды», когда внезапно становится не видно даже носа корабля с его кормы, чередуются по нескольку раз на протяжении часа с ясной солнечной погодой. Шквалы в тропиках налетают порой совсем неожиданно.Кроме того, быстроходность современного корабля создает резкую смену окружающих его природных явлений. Корабль быстро меняет обстановку, продвигаясь за сутки на многие сотни миль.Жизнь в море и в воздухе над морем служит для опытного и внимательного глаза хорошими показателями изменения места корабля, изменения условий, в которых корабль находится. Знание биологии моря немало помогает штурману.Как ни хороши радар, асдик, эхолот, но и сейчас приходится считаться с самыми разнообразными приметами — признаками приближения корабля к мелководью, к суше, ко льдам. Показания сложных приборов в штурманской рубке и в гидроакустической каюте с пользой дополняются наблюдениями за природой моря с мостика, с бака, с марса. Среди морских примет важное место занимают обитатели морской воды и обитатели воздуха над морем, заслуживающие пристального внимания штурмана.Появление бакланов — одна из простейших примет. Баклан — прекрасный ныряльщик, длинная шея его, как змея, извивается под водой, жадный клюв нацеливается на облюбованную рыбку, которую баклан может преследовать на расстоянии многих десятков метров. При таких возможностях незачем хорошему, вообще говоря, летуну-баклану далеко отлетать от своих гнездовий на скалах. Под водой баклан может пробыть сряду около двух минут, находясь при этом на глубине до 10 — 15 метров.И, вправду, баклан не удаляется обычно больше чем на полмили, много — милю от своего гнезда. 20 — 25 миль — предел его экскурсий, известный морякам. Для нынешнего корабля полмили — это минута-две хода. Нетрудно догадаться, что, заметив возле корабля бакланов, особенно же ныряющих или плавающих, в туман или при пониженной по другим причинам видимости, следует быть осторожным, в особенности у берегов малознакомых, обильных рифами. То же говорит и появление в воде обычной «ушастой» медузы-аурелии.Скалы, облюбованные морскими птицами, обычно белы от их помета. Это делает скалы хорошо различимыми на фоле моря или берега, а крики птиц предупреждают о близости скал в тумане.Снежные бури и туманы очень затрудняют плавание в бурном и пустынном Беринговом море; прекрасными ориентирами служат там большие птичьи базары. Они расположены на значительных расстояниях друг от друга (на острове Кинг, на островах Диомид, на мысах Сеппини, Томсон и Лисберн), поэтому невозможно ошибиться, к какому именно базару приближается корабль.

Бакланы в полете

Одна из последних лоций антарктических вод, вышедшая в разгаре второй мировой войны, дает много интересных советов штурману о том, какие выводы должен он делать из встреч с различными птицами.Так, черноголовый и сероголовый альбатросы обычно следуют за кораблем по чистой воде, но покидают его, когда корабль приближается к многолетнему (паковому) льду.Имеется одиннадцать пород антарктических птиц, так или иначе связанных со льдами, но все они ведут себя в этом отношении по-разному; зная их повадки и наблюдая за птицами вокруг корабля, можно неплохо разобраться в ледовой обстановке.Например, антарктический буревестник хотя и редко залетает к северу от пояса пакового льда, окружающего Южный полярный материк, но охотно посещает кромку льда и при своих полетах следует по разводьям в паке, указывая эти разводья моряку. Зато снежный буревестник никогда не встречается вне паковых льдов, где он обычен, поэтому его присутствие — признак тяжелых ледовых условий. Пингвин Адели в течение осени откочевывает от Антарктиды в пак, где и зимует, а весной возвращается к своим гнездовьям на материке.Порой едва выступающие над поверхностью океана, покрытые только травой и невысоким, чахлым кустарником тропические коралловые острова бывают так густо населены морскими птицами — фаэтонами, фрегатами, ножеклювами, — что птичьи крики выдают присутствие острова за несколько миль.Это важно, если вспомнить, что коралловые острова круто и неожиданно вздымаются среди больших океанских глубин. Взлетающие над своим пристанищем многие тысячи птиц производят на расстоянии впечатление дымового столба или облака.В 1804 году И. Ф. Крузенштерн в первом русском кругосветном плавании на корабле «Надежда» заметил на 17° северной широты и 169°30' западной долготы много птиц, из чего он заключил, что поблизости находится остров. Через три года найденный в этих же координатах островок был назван именем Крузенштерна.В тропических частях Индийского и Тихого океанов (в последнем — главным образом в западной его части) о близости берега предупреждает появление пестро окрашенных ядовитых морских змей, хорошо заметных в воде с палубы корабля.Птицы, по мнению ученых, указывали путь древним туземным мореплавателям в бескрайних просторах Тихого океана. Так, длиннохвостая таитянская кукушка, зимуя на Таити, выводя птенцов в Новой Зеландии, привела таитянских полинезийцев в Новую Зеландию, где они и обосновались, дав начало племени маори. Так, «кукушка блестящая» своими перелетами показала дорогу меланезийцам Соломоновых островов в ту же Новую Зеландию. Наконец, золотистая ржанка — скромная береговая пташка, но неутомимый и дальний летун, — своими путешествиями с севера на юг через весь Тихий океан могла навести островных жителей северной части Тихого океана — гавайцев — на мысль, что и им бы неплохо поискать счастья на юге в дальних водах, где, наверно, есть суша, раз туда летят сухопутные птицы.Гораздо важнее, однако, для моряка те птицы, которые живут на одном месте и только в поисках пищи отлетают от берега обычно на определенное для каждой породы расстояние. Так, обыкновенная крачка удаляется от тропических островов Тихого океана, где она гнездится, не далее чем на 20 миль, коричневый глупыш — на 30 миль, а белая крачка залетает дальше всех — на 100 миль.Когда такие птицы летят к берегу, следует ожидать шторма, если только это не предвечернее обычное возвращение на сушу после дневной охоты в море. Они летят к берегу высоко над морем, скоро и прямо. Удаляются же птицы от берега, как правило, неспешно, летя низко над водой, время от времени пикируя на добычу и приводняясь.Немало говорит опытному глазу и поведение птиц — жителей открытого моря, связанных с сушей только на время вывода птенцов. Среди них первое место занимают буревестниковые или трубконосые. К ним относятся альбатросы, буревестники и родственные им птицы, начиная от гиганта странствующего альбатроса, в 3 — 4 метра в размахе крыльев, весом в 12 килограммов, обитающего в южном полушарии южнее тропика Козерога, и кончая крошечными — чуть больше воробья — штормовыми буревестниками, весящими едва полсотни граммов.Из пеликановых в открытом океане в тропиках встречаются постоянно только красивые фаэтоны. Остальные пеликановые — сами пеликаны и их родичи бакланы — жмутся к суше.В Арктике многие породы птиц используют открытые, свободные ото льда пространства для кормежки. Они настолько связаны с чистой водой, что само появление таких птиц уже говорит о ее близости.Таковы, например, гаги, морянки, белобок, гагары, кайры, чистики, малая гагарка, чайка-моевка (трехпалая чайка).Известно, что отлет гаг с западной стороны Новой Земли на ее восточное побережье связан с наличием больших разводий в Карском море у Новой Земли, в то время как со стороны Баренцева моря стоят сплошные льды.Другие же птицы, как люрики и чистики, повидимому, не отлетают от суши или льда, необходимых им для отдыха, далее чем на 15 — 20 миль. Встреча с ними в тумане на чистой воде предупреждает, таким образом, о близости земли или кромки льдов. Ночью доносящиеся с одного направления и повторяющиеся крики морских птиц обозначают, что там их гнездовье и, следовательно, суша.Все морские птицы, кроме чаек, в полете молчаливы. Из чаек же единственная, встречающаяся в открытом океане, это моевка, но она водится только в северной половине Атлантического и на самом севере Тихого океанов. Вне этих вод можно, таким образом, уверенно считать, что крики морских птиц ночью дают направление на сушу.Ряд сведений о птицах, как признаках приближения к суше, для людей, потерпевших кораблекрушение, оставшихся без штурманских инструментов, дан еще в главе о морских птицах.Рыбка «лоцман», сопровождающая обычно крупных хищных акул, частенько увязывается и за тихоходными кораблями, не покидая их по 2 — 3 месяца, пока они идут в открытом океане, но за 100 — 150 миль от суши рыбы-«лоцманы» отстают.Тюлени, как правило, связаны либо с берегом, либо с льдами, но ушастые тюлени — котики — могут встречаться и в открытом море в зимние месяцы, когда они уже выкормили своих малышей на островах.Само присутствие тюленей на льду указывает, что лед не сплошной, в нем есть трещины, разводья, хотя бы и затянутые молодым льдом, но позволяющие тюленям в случае тревоги «сливаться» со льда в воду, да и просто охотиться в воде за рыбой.В Арктике тюленю грозят две опасности, не считая, конечно, человека: белый медведь на льду и косатка в воде; в Антарктике нет белых медведей, но к косаткам добавляется необычайно проворный и хищный тюлень, заслуженно получивший кличку «морской леопард». Нужны поэтому тюленю соседство воды и льда, чтобы иметь убежище и пищу.На близость чистой воды указывают белухи и другие дельфины.Ведущие из Тихого океана в Охотское море проливы, разделяющие Курильские острова, отличаются густыми туманами и сильными течениями. Со стороны Охотского моря птиц мало, а китов и косаток много; наоборот, со стороны океана птицы встречаются часто, киты и косатки же сравнительно редки.

Читать книгуСкачать книгу