Психология масс. С предисловием Николая Старикова

Автор: Лебон ГюставЖанр: Психология  Научно-образовательная  2015 год
Скачать бесплатно книгу Лебон Гюстав - Психология масс. С предисловием Николая Старикова в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Психология масс. С предисловием Николая Старикова -  Лебон Гюстав

Гюстав Лебон — человек, которого читают великие политики

Искусство управления людьми делится на две части: управление (манипуляция) отдельным человеком и управление массами людей. Французский социальный психолог и социолог Гюстав Лебон (Gustave Le Bon) является одним из наиболее ярких основоположников психологии управления народами. Ленин, Сталин, Гитлер, Муссолини и многие другие политики, достигшие значительных успехов в этой непростой сфере, читали его работы. Из них наиболее яркая та, которую вы держите в руках — «Психология масс».

Эта книга достойна того, чтобы ее просто разобрать на цитаты. Удивительно, но работа, написанная около ста лет назад, звучит так, как будто ее закончили вчера. Это происходит потому, что люди не меняются. Не меняется их психология, а значит, и способы воздействия на нее остаются неизменными. Именно поэтому, читая давно умершего французского психолога Лебона, вы увидите, что и сегодня его идеи применяются для воздействия на массы людей. Идеологи рекламы и идеологи «оранжевых» революций не сами придумали методы воздействия на толпу, эти методы описаны задолго до их появления на свет. «Толпа мыслит образами, и вызванный в ее воображении образ, в свою очередь, вызывает другие, не имеющие никакой логической связи с первым», — говорит Лебон. Реклама и политические призывы и есть образы, которые чаще всего никак не связаны с реальностью. Отсюда рекламные ролики, наделяющие товары невозможными свойствами. Съел йогурт — и все девушки тебя полюбили, помыла голову шампунем — и все молодые люди «складываются в штабеля». А образ страны, в которой нет коррупции и воровства, — насколько это соотносится с реальностью? Десятилетия включения в общество приоритетов служения Родине, а не потребления, — вот путь к искоренению этого зла. От перемены фамилии президента эти проблемы не исчезнут враз. Но во всем мире «борьба с коррупцией» стала тараном сокрушения государств, под флагом борьбы со всем плохим и за все хорошее. И это ничто иное, как манипуляция целыми народами в интересах третьих стран.

Однако сто лет назад Гюстав Лебон уже дал ответ «борцам за свободу», чьи кураторы от Бразилии до Украины выводят сотни тысяч людей «бороться с коррупцией»: «Нужны целые века для образования какого-нибудь политического режима, и точно так же нужны века для его изменения. Учреждения сами по себе не могут быть ни хороши, ни дурны, и те, которые хороши для какого-нибудь народа в данную минуту, могут быть совершенно непригодны для него в другое время. Поэтому-то не во власти народа изменять эти учреждения на самом деле; он может только посредством насильственных революций менять название учреждений, но сущность их не изменится». И ведь Ленин сразу после революции писал о «комчванстве», то есть чисто бюрократическом стиле общения с населением. Иначе и быть не могло — люди не меняются, либо меняются очень медленно. Вот еще одна цитата — для тех «активистов» на Украине, которые несмотря ни на что убеждены, что построят некое новое «светлое» государство: «Для обнаружения истины, заключающейся в том, что нельзя переделать во всех отношениях какое-нибудь общество лишь на основании указаний чистого разума, понадобилось погубить несколько миллионов человеческих жизней и волновать Европу в течение целых двадцати лет». Лебон написал о Великой французской революции, но цитата абсолютно подходит к любой революции в любое время.

Чем более абстрактны лозунги, тем лучше. Выводите толпу для борьбы за то, смысл чего она не сможет ни понять до конца, ни даже внятно объяснить. Вот почему все перевороты и революции — за мир, свободу, достоинство и другие весьма абстрактные термины и понятия. Это не случайно. Об этом писал столетие назад Гюстав Лебон, а за сто лет до него это было воплощено в лозунгах французской революции 1789 года («Свобода, равенство и братство!»): «Могущество слов находится в тесной связи с вызываемыми ими образами и совершенно не зависит от их реального смысла. Очень часто слова, имеющие самый неопределенный смысл, оказывают самое большое влияние на толпу. Таковы, например, термины: демократия, социализм, равенство, свобода и т. д., до такой степени неопределенные, что даже в толстых томах не удается с точностью разъяснить их смысл. Между тем, в них, несомненно, заключается магическая сила, как будто на самом деле в них скрыто разрешение всех проблем. Они образуют синтез всех бессознательных разнообразных стремлений и надежд на их реализацию».

«Повторяйте, постоянно повторяйте», — учит Лебон. Помните 2011 год? Придуманный мем про одну из политических партий тогда звучал отовсюду. Он звучал так часто и так веско, что стал практически утверждением. Сегодня в отношении этой самой партии это словосочетание почему-то перестали употреблять даже ярые «оппозиционеры». Перед нами четкая цитата из книги Гюстава Лебона. Вот как она звучит: «Утверждение тогда лишь оказывает действие, когда оно повторяется часто и, если возможно, в одних и тех же выражениях. Кажется, Наполеон сказал, что существует только одна заслуживающая внимания фигура риторики — это повторение. Посредством повторения идея водворяется в умах до такой степени прочно, что в конце концов она уже принимается как доказанная истина».

Коротко, емко, ясно. Доказательства? Доказательства не нужны. Мир народам! Земля крестьянам! Потом ни мира, ни земли в итоге не будет, но гражданскую войну можно будет выиграть. Таковы были действия большевиков — а ведь Ленин точно читал Лебона. «Простое утверждение, не подкрепляемое никакими рассуждениями и никакими доказательствами, служит одним из самых верных средств для того, чтобы заставить какую-нибудь идею проникнуть в душу толпы. Чем более кратко утверждение, чем более оно лишено какой бы то ни было доказательности, тем более оно оказывает влияние на толпу».

Однако нельзя сводить книгу Гюстава Лебона к описанию технологии манипуляции массами. Это значило бы принизить ее содержание и ее значимость для развития политической практики в мире. Лебон одним из первых высказал важнейшую вещь, которую часто повторяли различные вожди: первична идея. «Идеи — это дочери прошлого и матери будущего и всегда — рабыни времени!» Сначала идея, и только потом на ее основе изменяется человеческое общество: «Единственные важные перемены, из которых вытекает обновление цивилизаций, совершаются в идеях, понятиях и верованиях. Крупные исторические события являются лишь видимыми следствиями невидимых перемен в мысли людей». Стоило во времена Перестройки внушить жителям СССР желание богатства наряду с чувством вины за прошлое страны, как страны очень быстро не стало. А обещанное богатство и процветание пришло — но лишь к незначительному числу из двухсот сорока миллионов граждан СССР.

Если внушить массам определенные идеи, то, опираясь на эти требования, можно будет легко вертеть в любую сторону и власть в стране. И разрушать страну. И устраивать майдан. «В настоящее же время политические традиции, личные склонности монархов, их соперничество уже более не принимаются в расчет, и, наоборот, голос толпы становится преобладающим. Массы диктуют правительству его поведение, и именно к их желаниям оно и старается прислушаться. Не в совещаниях государей, а в душе толпы подготавливаются теперь судьбы наций», — пишет Лебон. Разве это не про нацистскую Германию? Разве не про современную Украину, где, выведя людей на улицу, сначала смели власть, а потом от имени улицы начали уничтожать страну. Но ведь такие книги, как «Психология масс», читают единицы. Многие не знают содержания таких важных работ. И поэтому вновь попадаются на удочку манипуляторов. А ведь Лебон сто лет назад уже сказал о том, подтверждение чему мы в 2014–2015 годах наблюдаем на Украине: «История указывает нам, что как только нравственные силы, на которых покоилась цивилизация, теряют власть, дело окончательного разрушения завершается бессознательной и грубой толпой, справедливо называемой варварами. Цивилизации создавались и оберегались маленькой горстью интеллектуальной аристократии, никогда — толпой. Сила толпы направлена лишь к разрушению. Владычество толпы всегда указывает на фазу варварства». Ну ведь про сегодняшний день это сказано — про Ливию, Сирию, Ирак! И разве отличается это от произошедшего в России в 1917 году?

Читать книгуСкачать книгу