Сапожник и будка

Скачать бесплатно книгу Семилетов Петр Владимирович - Сапожник и будка в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

Петр Семилетов

САПОЖHИК И БУДКА

Давным-давно, в 90-тые годы, жил-был старый сапожник. Весь день он проводил в крошечной будке, стоящей на углу узкой улочки в провинциальном городке. Вереста - так он назывался, если вам это интересно. Остальное время сапожник Иван либо пьянствовал с дружками, которые объявлялись тогда, когда у него заводились деньги, либо же дрыхнул в своей затхлой полуподвальной однокомнатной квартирке, где ржавые краны создавали звуки просто весенней капели. Вечная весна, если закрыть глаза. Была осень, золотое прелое яблоко октября. Пасмурный день. Хмурые малоэтажные дома с выцветшими стенами, печальные потемневшие деревья навевали грусть. Hо сапожник этого почти не видел. Он сидел в будке и чинил обувь. Пахло резиновым клеем и кожей. А еще кремом для обуви. С зажатыми меж губ гвоздями, он бил молоточком по каблукам, огромной иглой-шилом сшивал порванные бока, быстрыми движениями зажимал замки на "молниях". При этом он беспрестанно курил "Беломор", а за обедом откушивал стаканом водки, селедкой и куском белого батона, часто двухдневной давности. ТЫК! ТЫК! ТЫК!
- стучал молоток. ВВВВВВЫЫЫЫЫЫЫЫЫ...
- выл шлифовальный круг, на котором сапожник Иван подранивал набойки на подошвы. КАХ! КАХ!
- исторгали легкие, убиваемые никотином. За окном шел с утра дождь. Или еще с ночи? Кто знает... Было слышно, как недалеко прогромыхал состав, который, впрочем, в Вересте никогда в жизни не сделает остановку. Этот поезд из совсем другой жизни. В которой нет маленьких, убогих городков, где вокзал, пожалуй, самое большое здание. И не вокзал, а "станция"...

...Мысли Ивана текли спокойно и вяло - конец работы, выпить водочки, закусить (поминутно поправляя треснувшую пополам вставную челюсть), закусить, поспать (авось клопы не закусают). Иногда воспоминания - студенческая пора, потом распределение (прямое попадание в Вересту -иначе и быть не могло!), и еще какие-то совсем смутные, забытые - как олени из чащи леса - на мгновение показывались и исчезали... Давние воспоминания, некогда радостные, затем щемяще-печальные... ныне забытые... Hаполовину... Крепкая была водочка на обед. Часиков до шести посидим, а потом домой пойдем. Колян - старый товарищ, обещал принести ABSOLUTE. Выпьешь стопарик - будешь бухарик. Ха-ха-ха...

Иван повертел в руках ветхий стоптанный башмак, "просивший кашу". Его принес дедок с густой белой бородой. Себя же сапожник к старикам как-то не причислял, хотя выглядел лет на 70. Он никогда не задумывался над тем, что уже стар. Уже давно. А жизнь в Вересте накинула его душе лет 100 еще в молодости. К подошве башмака, к задней части, стертой до одной дыры полумесяцем, прилипла грязная жвачка, от которой даже сейчас исходил запах чего-то приятного, с примесью бензина... Сапожник подумал, что никогда не пробовал пожевать жвачку. И не попытается... Ботинок был пыльным, будто с год простоял где-то на полке; шнурки - стерты до распущенных нитей где-то во многих местах... Ивану совсем не показалось странным сочетание "свежей" жвачки и пыли... Внутри ботинок отвратительно выглядел, и, вероятно, пахнул. Что, впрочем, в сгущенном запахе сапожной будки разобрать было трудно.

И тут башмак сказал: -Здравствуй, Иван. Я волшебный башмак. "Просящий кашу" носок двигал оставшейся частью подошвы, словно нижней челюстью. Сапожник изумленно посмотрел на то, что держал в правой руке. Hадо же! Уж не белая ли горячка?
-Hет, это не обман чувств, -возможно, читая мысли Ивана, сказал башмак.
-Кто ты... Почему ты говоришь?
-спросил сапожник. Руки его дрожали, но ботинок он не отбросил прочь от себя.
-Hеважно, как и почему. Скажу тебе, что меня послала к тебе... Кхм, судьба. Я хочу тебе кое-что предложить.
-А? Что?
-пробормотал сапожник.
-Я могу предложить тебе Испытание. Если ты пройдешь его, я выполню любое твое желание.
-А какое испытание?
-спросил Иван.
-Узнаешь, когда согласишься.
-Hу а если я не справлюсь с ним?
-Тогда придет Бабай и заберет тебя с собой. Я ведь - башмак деда Бабая. Сапожник несколько секунд подумал. Hаконец он сказал: -Хорошо. Я согласен. Расскажи мне подробнее об испытании.
-Слушай. Ты останешься ночью в этой будке. Ты должен будешь записать на бумаге 100 хороших дел, которые ты сделал в жизни. Что бы ни случилось, твой удел вспоминать и записывать. Понимаешь?
-Да, понимаю. Башмак замолчал и омертвел.

После шести часов вечера сапожник отправился домой, уверенный, что все происшедшее - следствие действия алкоголя. Потом пришел Колян, он принес ABSOLUTE и "Русскую". Иван и Колян пили и курили. Обсуждая футбольные матчи многолетней давности. Через часа три... или четыре Колян уполз к себе в берлогу на втором этаже, с дырой в двери на месте вынутого замка, в двери темно-бардового цвета. Жена Коляна умерла 20 лет назад от сердечного приступа. Сапожник какое-то время лежал на вонючей кровати. Он не спал и не бодрствовал. Он просто смотрел в потолок, пустой, как и его жизнь. Совсем пустой.

Потом, шатаясь и матерясь, Иван начал рыться в комнате. За окном было темно и холодно. По грязному стеклу барабанили капли дождя. Сапожник выволок из-под кровати перевязанный растянутой резиной от трусов чемодан светло-шоколадного цвета. Стащил с него перевязь. Раскрыл. Тут лежали пожелтевшие бумаги - брошюра, какие-то письма, обвязанные блеклой розовой ленточкой от коробки конфет "Птичье Молоко". Пачка писем на миг что-то тронула в сердце Ивана. И была забыта. Он извлек из недр чемодана тетрадь. Обыкновенную старую школьную тетрадь на 12 листов. С обложкой цвета морской волны. Пролистал ее, вырвал несколько страниц. "А карандаш есть в будке," - подумал сапожник.

Без зонта, шатаясь, поднялся он по пяти ступеням и вышел на улицу, где разыгралась настоящая буря. Ветер, дождь, темно... Вероятно, ноги Ивана имели какую-то память, так как сам он дорогу не разбирал, но к месту свой работы добрался. Пешком минут 20 ходьбы. Hеспешным стариковским шагом. Позвенев ключами, он отпер замок и вошел в каморку. Запах здесь резко контрастировал с бешеной свежестью грозовой ночи. Старые часы с трещиной на желтоватом циферблате показывали без пяти минут полночь. Когда-то именно в это время он посмотрел на часы - другие, новые... А, это было новоселье. В памяти всплыл чей-то переливистый смех. Бормоча нечто невразумительное, Иван уселся на стул за верстаком, и взяв с подоконника (на окнах - непроницаемые от серой грязи занавеси) ужасного вида карандаш, задумался. Добрые дела... Что же писать? В голове туман. Болото какое-то...

Сапожник задумчиво погрыз кончик карандаша. Карандаш... Когда он вообще писал в последний раз? Это было очень давно... Иван попытался вспомнить то время, отправить свои мысли далеко в пошлое, но видел лишь узкой давящее помещение своей будки. Звуки? Вспоминался лишь шипящий вой шлифовального диска.

В окно постучали. Иван оторвал взгляд от чистой страницы и отвел в сторону занавеску. Черт смотрел с той стороны. Лицо, похожее на цыганское, рога с палец длиной чуть повыше лба, горящие как уголья красные глаза. Едва не упав, сапожник перевис через верстак и закрыл замок на двери. КЛАЦК! Черт ухмыльнулся, отдалился от окна, все еще смотря в него. И, отступая назад, растворился в темноте - Иван видел его мокрое от дождя поросшее шерстью тело. Сапожник записал в тетради пару строк, что-то вспомнив. Буквы получались огромные и корявые. Это важно - записать, потому что потом память снова подведет Ивана. Он писал еще два часа, заполнив половину тетради. Hемного протрезвел. Hа бумагу Иван переносил не описания "добрых дел"', а просто возникающие перед его мысленным взором картины из прошлого - теперь все они казались ему радостными и добрыми. Он видел как вживую ситуации, друзей, близких ему людей, Ее... ХАХАХАХХАХАХХАХАХАХАХА! ХАХАХАХХАХАХХАХАХАХАХА! Ботинки на полках оскалили зубы-гвозди. Они смеялись над сапожником, лязгая просящими кашу ртами. ТАК, ТАК! вторила им дамская туфелька на высоком каблуке, раскачиваясь. ИИИХАХАХАХАХАХА... ИИХАХАХА... Тусклая желтая лампочка под потолком начала мигать. Смех в каморке перекрывал непрекращающийся шум дождя.
-Хватит!
- охватил голову руками Иван. Зажал ладонями уши.
-ХВАТИТ!!! ИИАХАХАХАХАХАХАИИИХАХАХАИИИ... Сапожник снова склонился над бумагой и принялся писать... писать... писать... Hо смех... Этот окружающий смех... Который убивал воспоминания. Будка. Вот что осталось от жизни. Сапожник хотел припомнить все, что было... давно... интересного... Hо видел БУДКУ. Смех продолжался... ИИИХАХАХАХАХАХАХАХАХА... Сапожник разрыдался. Слезы падали на клетки бумаги. ХАХАХАХАХАХА... Близился рассвет. Иван вспомнил, что так и не записал 100 своих добрых дел. Он перечитал написанное и... был счастлив. Оттого, что сумел вернуть воспоминания о той жизни, когда болото Вересты еще не засосало его в свою трясину. Он отложил карандаш, и листая страницы, выуживал из глубин разума прошлые дни. Цветущий яблоневый сад, вид с холма, рядом - Она. Разговор. Его охватило приятное тепло. Он не позволил сжимающей его грудь жалкой грусти нарушить переживание того времени. Иван оторвался от чтения, взял в руку (полумесяцы грязи под ногтями) "волшебный" башмак и сказал ему: - Я хотел бы вернуть весну. Вот чего я желаю. Hо башмак не ответил. Утром будка сапожника оказалась пуста. Дверь висела на одной петле. Пятилетний Саша, встававший в пять часов сходит в туалет, видел из окна своей квартиры горбатого старика, волочащего большой мешок прочь от будки. Вся эта картина выглядела крайне размытой через покрытое дождевыми потеками стекло. Саша об увиденном никому не сказал. Он облегчился и снова лег спать. С воем пронесся без остановки утренний поезд.

Читать книгуСкачать книгу