Семиовражье часть 2. Крестовый поход начинается в полночь

Серия: Семиовражье [97]
Скачать бесплатно книгу Ермолаев Николай Анатольевич - Семиовражье часть 2. Крестовый поход начинается в полночь в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Семиовражье часть 2. Крестовый поход начинается в полночь - Ермолаев Николай

Часть II.

Крестовый поход начинается в полночь.

Оглавление

Посольство. 2

Остия. 3

Вечный город. 4

10 июля 1905 г. Рим. 6

10 июля 1905 г. Окрестности Иерусалима. 6

11 июля 1905 года. Рим. 7

Крестовый поход. 8

11 июля 1905 года 23:59. Вилла дель Флорио. 10

12 июля 1905 года. Русское посольство. 11

23 июля 1905 года. Папская эскадра. 13

Земля, наша кондовая реальность. 14

Земля, 5 мая 2002 г. 09:00. где-то на Урале. 16

На обочине. 22

6 мая 2000 г 00:30. Не было ни гроша, а тут алтын. 23

Под каблуком. 26

6 мая 8:00. Где-то в лесу. 28

Землянка небожителя. 35

Экспедиция. 37

Первая ночь в эрепорталуме. 42

Эрепорталум. Второй день экспедиции 44

Своя свою не познаша. 52

Башня эрепорталума. 54

Революция в небесах. 55

Заговор обреченных. 59

Рассвет 67

Тростниковая хижина. Где-то в эрепорталуме 69

14 мая 2000г. Эрепорталум, в небе над пасекой. 82

14 мая 2000 г. 20:00 Заброшенный портал. 83

Земля. Измененная реальность 27 июля 1905 года. 86

С бала на корабль. 88

Лазарет. 90

Двое на одной ноге 92

Земля. 28 июля 1905 г. Ацтекская яхта. 98

Ла-Валетта. 30 июля 1905 года. Измененная реальность. 100

Вилла дель Флорио. 101

Божественный ветер. 103

31 июля 1905 года. Земля – Эрепорталум. 107

Армагеддон в межпорталье. 111

Заключение 114

«История событий… ставит вопрос «как?», но не «почему?» и «а не могло ли быть иначе?»

Л.Н. Гумилев

Посольство.

Боярина Ивана Андреевича сморило ласковое солнце Адриатики, и он, подложив под голову свернутый шёлковый плащ, уснул на топчане, вынесенном для него на верхнюю палубу. Афанасий, сопровождающий его дьяк, сидел неподалеку и строчил что-то на скорописце – металлические буквицы под его пальцами вскакивали и ударяли по плотной новгородской бумаге, оставляя затейливую славянскую вязь.

В голове Ивана Андреевича клубились мысли. Он, посланник Великой Республики Новгородской, Московской и Киевской к папе Римскому чувствовал себя фазаном, насаженным на вертел, который крутится над огнем костра. На Вече республики выборники приговорили творить мир со Священной Римской Империей, мириться, да надолго, ибо казна Республики сильно пошатнулась после страшной Цусимской трагедии, и требовала больших вливаний извне. Кесарь Византийский ожидал перевыборов и финансами северному союзнику помочь не мог. Европа, уставленная крестами и кострами, была единственной надеждой. Афанасий, не раз пересекавший европейские государства рассказывал Ивану Андреевичу о страшном «акте веры» - аутодафе, творимом католиками – папёжниками, и Ивана Андреевича передернуло – на дворе 1905 год, радио слушаем, по воздуху летаем, да и на космос покушаемся, а тут – костры! А на кострах не что-нибудь – живые люди.

Самый быстроходный легкий крейсер Эвксинского флота – «Никола Мирликийский» летел на скорости двадцати пяти узлов, рассекая тонким форштевнем рябь моря. Крейсер вез посольство в Остию – главный порт Папской Области, откуда до Вечного Города рукой подать. В случае отказа в займах Папой, посольство было уполномочено отправляться в Телльтепуль (по старому Мадрид) к злейшему врагу Папы - Великому касику Кастилии, а уж у того и золота и платины не перечесть. Наместник Теночтитланского тлатоани Монтесумы IV в бога не верил вовсе, и одна из колоний атеистической Ацтекской Империи была как чирей на седальном месте Папы и всего католического мира. Но сила ацтекской армии и техники не позволяла католикам раздавить гнездо ереси и безверия, окрепшее на Пиренеях. Тревожило боярина Ивана по большей части то, что упорно ходившие слухи о новом крестовом походе на поверку оказывались правдой. И Папа всеми силами будет стараться втянуть Республику в это предприятие, как сделал он это в 1870 году, когда норманнские легионы Новгорода были посланы на подавление ереси возникшей в Лютеции. Такой исход переговоров в Городе не перечеркивали, но старались обойти – у Республики и Рима не было в настоящее время общих геополитических интересов. Борьба с ересью, расширение зоны действия трибуналов инквизиции, истребление неверных не входило в интересы научно развитой и мало религиозной Республики.

Иван Андреевич приоткрыл глаза и посмотрел на дьяка – Ты Афанасий все строчишь, да строчишь. Ты и так душу Клио запродал – кудесник первой гильдии, а теперь и на великого кудесника гнешь. Отдохни, посмотри на море – где еще такое увидишь?

Афанасий усмехнулся – Ты, Иван Андреевич это море впервой видишь, а я в молодости его вдоль и поперек избороздил – служил на «Ратиборе». В этих волнах голубых моих товарищей больше лежит, чем в Новгородском колумбарии! А интересует меня то, почему Европа, родственная нам отчасти по языкам, отчасти по обычаям и лежащая между нами, Халифатом, Египтом, Византией и ацтеками и по сию пору находится в таком дичайшем состоянии! В древности её наука и культура весь мир освещали. Когда Рим обладал миром, наши предки в лаптях ходили, да по Днепру на бревне плавали, дрекольем рыбу глушили. Ацтеки, сам знаешь, Андреич, лет шестьсот назад и железо выплавить не могли – сейчас ракету хотят на Луну посылать. А был посыл – читал я, когда турки подошли к Константинополю, и перекрыли дороги в Азию и Индию – португальцы (была такая страна) принца Энрике вокруг Африки плавали. А Леонард Винецкий, что к нам от Папы бежал – ведь европеец же! А какого ума человечище?

Иван Андреевич усмехнулся - Где-то читал я примерно следующее: «Мистицизм в малых дозах порождает суеверие, а в больших – одичание» - вот в чем причина. У нас кудесник премию получает, когда новую звезду откроет, или устройство какое создаст, а у них, если точно подсчитает – сколько ангелов, херувимов и серафимов помещаются на булавочной головке. – Иван Андреевич раскатисто рассмеялся. – На булавочной! Ангелов! Ха-ха!!!

Афанасий покачал головой. – Если в рассуждениях такого «ученого» любой маломальский инквизитор почует ересь – его просто сожгут. Так что доказывать такие вещи никому не охота. В Париже действует единственный на всю Европу университет. В нем отделения теологии, экзерцизма, катехизиса. Вот и всё. Предыдущий папа запретил все астрономические изыскания – по их догматам не Земля вертится вокруг Солнца, а как раз наоборот – Солнце вокруг Земли. Коперника прокляли - Птолемеюшке поклоняются, в небо посмотреть, да подумать лень.

Посланники немного помолчали, разглядывая далекую полоску древнего италийского берега, после чего Афанасий проронил. – А папа-то Иннокентий, что сейчас понтификат держит, раньше инквизитором был. Великим. Да еще и в Тулузе, на самой на границе с ацтеками. Он там тридцать лет свирепствовал – кровью все залил, зверь, да и сейчас в Риме злобствует, что не всех тогда выжег. Нет мнений – нет ересей. Вот как говорит папа-то. Тяжело тебе будет, Иван Андреевич.

Остия.

Корма крейсера почти вплотную прижималась к длинному гранитному пирсу, по которому, как по проспекту ездили повозки, везущие товары и ценности, свозимые в Вечный Город в основном из европейских стран и африканских провинций. Пара - тройка кораблей из Земли Богоматери, груженных огромными стволами ценного дерева в счет не шла. Монахи в грубых рясах, с накинутыми на головы капюшонами мрачно указывали портовым грузчикам, что и куда разгружать-погружать, и хмуро записывали цифирь на желтом нильском папирусе. В бронемашинах, за пулеметами швейцарца Максима сидели верные швейцарские стрелки из папской гвардии, на рейде покачивались огромные корпуса папских броненосцев и дредноутов – дар английской, шотландской и голландской епархий. Суровость монастыря явно не сочеталась с южной природой и ласковым морем, но особенно резали глаза целые отряды монахов-воинов, вооруженных скорострельным франкским оружием и грузящихся на борт захваченного ацтекского лайнера «Хочикетсаль», белые борта которого были украшены праздничным разноцветным орнаментом цветов и фруктов, переименованного папистами в «Пия IX». Перекрасить и изуродовать плавучий дворец паписты не успели, лишь установили на рубке пятиметровое дубовое распятие, обычно заменявшее им флаг.

Читать книгуСкачать книгу