Без меня меня женили...

Скачать бесплатно книгу Гладышева Наталья - Без меня меня женили... в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Без меня меня женили... - Гладышева Наталья

Наталья Я

Без меня меня женили...

   Пролог

   Дождь лил который день подряд. Земля уже напилась влагой и не в состоянии была впитать в себя ещё. А стена ливня и не думала прореживаться. Водопад обрушивался с небес, отыгрываясь за месяцы засухи.

   "Жизнь из шур уходит", так говорили мудрые старики. "Мир плачет вместе с шур. Сохнет вместе с шур", добавляли они, делая вид, что понимают то, о чём речь ведут. Но это была только тень знания, слишком много времени прошло с тех пор, когда слово "шур" имело какое-то значение. О "шур" помнили только те, для кого это до сих пор, спустя века, являлось столь же важным, как и в давние лета.

   И скакали всадники, меня лошадей, торопясь найти "шур" раньше, чем дождь закончится. Верный признак появления "шур" - жестокая засуха и не менее жестокий ливень после. Но не очень-то верили гонцы в то, что найти удастся. Бог Судьбы обидчив и злопамятен и не прощает старых ошибок. Может дать, может отнять. Может поиграть, поманить надеждой и тут же лишить её. И никакая сила родства с Верховным Божеством не поможет, потому как Судьба с мужским лицом в своём праве.

   И продолжался безрезультатный поиск день за днём и возвращались гонцы обратно, один за другим, с пустыми руками. А Бог Судьбы смеялся где-то там, в своих чертогах. Заморочить головы, отвести глаза так, что проехать мимо "шур" и не заметить, очень просто. Но даже Судьбе с мужским, двояким лицом сложно противиться собственной природе. Случай соседствует с Судьбой и некоторые вещи даже Богам изменить не под силу.

   Оскальзывающийся на грязи, усталый конь споткнулся и упал, грозя подмять под себя всадника. Но тот оказался очень быстр и ловок, успел соскользнуть раньше, чем лошадиный бок коснулся мокрой земли. Мужчина отпрыгнул в сторону и, не удержавшись на ногах, скатился по обочине вниз, в канаву. Там ткнулся носом во что-то холодное и дурно пахнущее. Приподнялся на руках, встряхнулся как мокрый пёс, только суше его одежда от этого не стала и чище тоже. Кинул взгляд на плохо видимый в темноте предмет и выругался. А после склонился над умирающим человеком, зрение с наступлением сумерек давно уже было перестроено на ночной режим. Бережно коснулся запястья и отдёрнул руку. Сжал левой рукой амулет, болтавшийся у него пристёгнутым к браслету на запястье правой и тихо произнёс:

   - Нашёл. Умирает.

   - Идём, - послышалось глухое в ответ.

   Скоро на дороге, ведущей из захолустного городка к близкой границе, стояло несколько тёмных фигур. В свете эти личности не нуждались, поэтому всё действо происходило в темноте, и тишине. Видимо, и речь им была без надобности. Слаженно спустились в канаву, а там, один из них подхватил находку на руки, дождался когда ему откроют портал и шагнул в чистую, уютную комнату, которая виднелась сквозь окно перехода. Все участники поиска и спасательной операции последовали за ними. Последним шёл отличившийся гонец, успевший за то время, пока переходили через портал его соратники по поиску, прихватить коня под уздцы, а потом провести его следом за остальными. Да-да, в ту самую комнату, да вместе с уставшей лошадью.

   Погасло свечение портала и снова, насмехаясь над надеждами ушедших мужчин, усилился дождь, плача вместе с "шур", умирая вместе с "шур".

   Глава 1

   Как меня зовут?

   Проснуться мало, главное проснуться зная где ты, кто ты, и зачем ты здесь. Я же не понимала ничего. По одной простой причине. Я проснулась чистым листом, ничего не помнящим. Умеющим говорить, ходить, но не знающим на какое имя откликаться. Стоило только открыть глаза, как вокруг поднялась суета. Странные личности забегали, захлопотали и всё завертелось в сумасшедшем круговороте.

   Меня пытались пичкать едой в неимоверных количествах. Расспрашивали про то, помню ли я хоть что-то. И жутко расстраивались из-за того, что в памяти не отложилось ничего. Три лекаря устроили что-то вроде ритуальных плясок, один за другим щупали мне пульс, заглядывали в глаза и рот, мяли живот, касались висков и качали головами, разводя при этом руками.

   Вердикт врачей гласил -- здорова, но усиленное питание, покой и отдых, не помешают, как и свежий воздух. Слуги, которые, казалось, занимались только моей драгоценной персоной, восприняли вести трепетно и на столе на постоянной основе обосновался поднос с фруктами, лёгким перекусом из пяти блюд, вином и компотами.

   Не удивительно, что у меня очень быстро от этой заботы разболелась голова и появилось стойкое желание сбежать куда-нибудь подальше отсюда. Останавливала только растерянность, потому как после того, как по моей просьбе мне принесли зеркало и я увидела в нём незнакомку, мне оставалось только несколько раз сглотнуть и сделать всё, чтобы не потерять сознание. Мир от шока поплыл перед глазами, но взяла себя в руки. Не хотелось, чтобы вслед за мной, переживающие за мою судьбу лекари отправились туда же, а после начали бы пичкать меня какими-нибудь гадкими микстурами и прописали бы что-нибудь столь же идиотское, сколь и усиленное питание.

   Потому растянула губы в резиновой улыбке, стараясь не задаваться пока лишними вопросами. Стоило только попытаться вспомнить что-нибудь о прежней жизни, и голова тут же начинала болеть сильнее. Моим слабым попыткам показать, что всё нормально не поверили, но наседать не стали. И после недолгих колебаний оставили одну. Уж очень я просила дать мне возможность отдохнуть от мельтешения лишних лиц в комнате.

   И вот я одна и снова держу зеркало в руках. Опять и опять рассматриваю юную девушку и внутри зреет твёрдая уверенность, что заявленный в отражении возраст не соответствует моему внутреннему содержимому, что я гораздо старше той, что смотрит на меня из зеркала синими глазами. Провела пальцами по скуле, ощущая бархатистость и нежность кожи. Незнакомка в зеркале повторила мой жест. Нахмурилась, поджала губы и лёгкая складочка пролегла между бровей. Показала самой себе язык и со вздохом отложила зеркало на тумбочку возле кровати. Обхватила плечи руками, стало как-то очень зябко и тоскливо, словно призрак чего-то плохого навис надо мной, рождая дурные предчувствия и тоску. Почему я не помню ничего? Что случилось такого, что теперь у меня нет памяти? Кто я такая? Врачи бегать-то бегали вокруг, как и слуги, но ни слова лишнего не проронили. Только про моё самочувствие и удобство ворковали, а вот нужной информации в тех голубиных песнопениях было ноль. Что от меня скрывают?

   Попробовала подняться с постели сама, вопреки запрету лекарей. Встать удалось не с первой попытки. Конечности слушаться не хотели и к тому моменту, как цепляясь за один из столбиков, к которому крепился вычурный, расшитый золотом балдахин, смогла всё-таки подняться на дрожащие ноги, взмокла как омар в кастрюле с кипятком. Постояла у кровати чуток, чувствуя что штормит нещадно и обессиленно опустилась на постель, не в силах даже лечь нормально. Меня била мелкая, противная дрожь, на лбу выступила холодная испарина и слёзы бессилия сами собой соскальзывали с ресниц.

   Осознала что плачу только тогда, когда в комнате появился не известный мне персонаж. Среди слуг и лекарей я его ранее не видела. А такое колоритное и пугающее чудо, сложно забыть. Вот и получалось, что примчался какой-то неизвестный, высокий и широкоплечий, скрывающийся под чёрным плащом с глубоким капюшоном, поднял меня на руки, уложил на кровати поудобнее, осушил мои слёзы невесть откуда взявшимся платком, при этом обратив моё внимание на то, что не соизволил ради этого действа снять тонкие перчатки и испарился, прежде прорычав нечто невразумительное тут же появившимся лекарям.

Читать книгуСкачать книгу