Льезон, драчёна, яйца Бенедикт

Серия: О чем ты молчишь? [3]
Автор: Андрромаха  Жанр: Слеш  Любовные романы  Эро литература  Год неизвестен
Скачать бесплатно книгу - Льезон, драчёна, яйца Бенедикт в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Льезон, драчёна, яйца Бенедикт -

- Холодно дома…

- Мммм?...

- Как сыграли-то?

- Ага!...

- Чего «ага»? Ты вчера до конца досмотрел? Просыпайся, давай. Утро!

Зябко передернув плечами, Мишка откинул одеяло. Сопевший в его спину Олег, возмущенно вцепился в свою живую «подушку»:

- Нууу… Ты куда?

Мишка обернулся:

- Хочешь, я тебе на полвосьмого будильник переставлю? Поспишь еще полчаса, тебе же так рано не надо.

- Не, я уже проснулся! – Олег умял себе под щеку подушку, еще хранящую Мишкино тепло, и сонно забормотал: - Два-ноль. Криштиану забил на шестьдесят седьмой с пенальти, и чуть не пропустили на девяносто четвертой с углового. Рамос с пяти метров промахнулся**…. Одевайся теплее: правда, дома холодно.

Мишка, натягивая домашние «спортивки», хмыкнул:

- Чего меня на пенальти-то не разбудил? Я просил же! Так всегда: смотришь-смотришь сорок пять минут – один несчастный гол едва забьют. Стоит заснуть – начинается всё интересное!

- Что я – садист, тебя будить?! Ты так сладко спал! – улыбнулся Олег.

Натягивая через голову толстовку, Мишка игриво бросил:

- А что – не садист?... Слышь, а ты снимался в садо-мазо, где тебя сначала бьют, а потом ты кончаешь?

- Снимался. К чему ты это?

- Я вот думаю: правда, кому-то нравится? Кому-то "вставляет", чтоб - били?...

Олег усмехнулся:

- Еще какие извращения тебя интересуют с утра пораньше?

Мишка независимо дернул плечом:

- Никакие. Проехали, - и скрылся в дверях.

Через десять минут Олег, мятно пахнущий зубной пастой и хвойно – туалетной водой, вышел на кухню. Мишка разбивал яйца в шипящее масло на нарубленные кубики «докторской» колбасы.

- На ком пенальти-то был? – спросил он, не отворачиваясь от плиты.

- Озила*** скосили. Комментатор не мог пять минут потом уняться, что – «балет».

Мишка пожал плечом и наклонился над сковородкой, осторожно доставая ножом кусок яичной скорлупы. Олег стоял у подоконника, разглядывая упрямый вихор на его затылке, закатанные до локтя рукава толстовки, открывающие сильные руки, и спортивные брюки с бело-голубыми лампасами. Когда Мишка, справившись со скорлупой, отложил нож, Олег задернул занавески.

- На фига?... – обернулся Мишка.

Олег решительно шагнул к нему и, поддев пальцами резинку его брюк и трусов, резко стянул всё до колена, толкнул друга к столу, прижав бедрами к холодному краю столешницы, и звонким ударом ладони припечатал поджарую ягодицу:

- Так ты хотел?

Мишка от неожиданности вздрогнул. Но ничего не ответил и не обернулся. Хлесткий шлепок обжег вторую ягодицу.

- Так? – шептал Олег Мишке на ухо. – Четвертый раз уже заводишь эту тему…. От меня хотел? – еще один удар заставил Мишку для устойчивости шире расставить ноги. – …Этого?... Чего молчишь? Стыдно?

- Да, - выдохнул Мишка, чуть вздрогнув от очередного удара.

- Что «да»? Что – стыдно, или что – хотел?

- От тебя! Только… не руками, Лёль…. Руки пожалей. Они такие… нежные!

- Только руки? – Олег был осторожен. Бережные, несильные удары оставляли розоватые следы на белом теле. – Больше никакое место пожалеть не нужно?

- Нет! – замотал головой Мишка.

- А так – нежные? – удары сделались строже. – А так?

Мишка задержал дыхание, боясь всхлипнуть, вскрикнуть, запозориться перед любимым. Олег остановился и ждал ответа. Мишка сделал несколько вдохов, выдохов, потом упрямо ответил:

- Нежные!

Олег нагнулся, чтобы поднять Мишкины штаны, аккуратно расправил ему резинку на поясе.

- Больно, Минь? Прости меня. Я – идиот.

- Ты – обалденный! – прошептал Мишка, поворачиваясь к нему, забирая в ладони только что наказывавшую его руку и утыкаясь в нее губами.

- Ёлки, яичница! – звуки и эмоции от короткой, неожиданной почти для обоих, волнующей экзекуции, затопили их с головой. И они только теперь услышали яичницу, отчаянно шипящую на всю кухню о своей скорой и несвоевременной кончине. Мишка принялся ножом отскребать темную корочку от сковороды.

- Не, не пригорела! …Почти….

Оба засмеялись. Мишка разложил суховатую, подшкваренную массу по двум тарелкам. Олег достал из холодильника кетчуп, подвинул солонку на середину стола. Но вместо того, чтобы сесть за стол, Мишка вдруг опустился на колени перед другом.

- Ты чего?

Мишка смотрел снизу вверх в серые глаза и чуть прижмуривался, словно смотрит на солнце. Положил руки другу на колени, медленно двинул ладони по внутренней стороне бедер наверх, к паху.

- Ллллёля мой! Обожаю! – дотянулся до бедер и теперь уже сам, в свою очередь, потянул вниз все резинки.

Член Олега – небольшой, но красивый, прямой и горячий, охотно откликнулся на первые прикосновения. Мишка обхватил его губами. Головка плотно скользила по небу. Забрав ЕГО в рот целиком, «под корень», Мишка на пяток секунд замер, слегка шевеля языком, обхватывающим член снизу. Потом осторожным движением выпустил его полностью изо рта.

- Ты чего?.. – повторил Олег, уже не удивляясь, а млея.

Мишка чуть качнул головой, что, видимо, нужно было понимать как «отстань». Снова наклонился над своей твердой, упругой «игрушкой», снова вобрал его до основания. Олег закинул голову и негромко застонал.

- Малыш, прости меня! Я тебя побил ни за что…. Я – балда. Я – не буду так больше!

Мишка ласково толкался языком в небольшое отверстие головки, кольцом из большого и указательного пальцев скользил от своих губ до Олегова лобка и обратно. Потом поднял голову и улыбнулся другу в лицо:

- Куда ты денешься?! Будешь!

Олег резко встал и повернулся спиной:

- Ну что, есть у тебя еще две минуты до работы?

- Две минуты? – с веселым вызовом откликнулся Мишка, нагибая друга над тарелками с многострадальной яичницей. – Двумя не обойдется!

Он, правда, продержался дольше. Не намного, но все-таки – дольше, чем тогда, в Сатарках. И сильно дольше, чем раньше, когда Олег «давал» ему пару раз в месяц. Олег, поддрочив себе, уже кончил, а Мишка все еще ритмично двигался, сжимая руками бедра любовника и повторяя:

- На две минуты рассчитывал? Наивный!

И следы недавних ударов краснели на молодом упругом теле, отражаясь в затонированной дверце духовки. После Мишкиного оргазма Олег развернулся к нему и прижался лбом к его лбу:

- Нормально всё, Минь?

- Еще как! – улыбнулся тот.

- …На плите-то ничего больше не пригорает? – Олег тоже расплылся в улыбке. Потом спохватился: - Блин, у тебя рубахи все неглаженные…. Надо было вчера…. Не успеваем же утром, сколько раз убеждались! …Ешь, давай, быстро!

Торопливо жуя плотную «подмётку» из колбасы и яиц, Мишка говорил:

- Только воротник, Лель! Я все равно в спецовке весь день. Только воротник погладь!

Олег, чертыхаясь на слишком медленно греющийся утюг, наглаживал ворот клетчатой Мишкиной рубашки. Уже в коридоре, глядя, как друг быстрыми пальцами застегивает пуговицы, строго сдвинул брови:

- Аккуратно на дороге, понял?

- Ага! – кивнул ему Мишка и выскочил в дверь, на ходу продевая руки в рукава новой кожаной куртки.

Пристроив тарелку на подоконник, Олег ел уже совсем остывшую яичницу, смотрел, как осторожно выбирается из двора светлый «жигуленок», и улыбался.

* Льезон - жидкая смесь яиц и молока, использующаеся во французской кухне в качестве заправки для супов. Дрочёна (также драчёна) — блюдо русской кухни из яиц, замешанных на молоке с крупой, мукой или тёртым картофелем. Яйца Бенедикт — блюдо на завтрак, представляющее собой бутерброд с яйцами-пашот и голландским соусом.

** Имелся в виду конкретно матч чемпионата Испании «Реал Мадрид» - «Сельта» от 20 октября. Криштиану Роналду, Серхио Рамос – игроки мадридского «Реала».

*** Месут Озил – тоже игрок мадридского «Реала».

Читать книгуСкачать книгу