Одуванчиковое лето у бетонной стены

Скачать бесплатно книгу Семироль Анна - Одуванчиковое лето у бетонной стены в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Одуванчиковое лето у бетонной стены - Семироль Анна

Анна Семироль , Олег Семироль

ОДУВАНЧИКОВОЕ ЛЕТО У БЕТОННОЙ СТЕНЫ

Привет, дружище.

Прости, что пропала так надолго и не писала тебе всё лето. Нет, я не болела и не была завалена делами так, что не продохнуть. Просто... кое-что произошло. Что-то настолько странное, что я лишь теперь решила тебе об этом рассказать.

Я очень надеюсь, что ты мне поверишь, хотя прекрасно понимаю, как обычно воспринимают рассказывающих такие истории.

Лето началось с того, что всё принялось обрушиваться. На город - страшная, фантастическая жара, на соседей - козырёк балкона, на меня - поиск работы. И первый факт влиял на последний далеко не лучшим образом: у людей резко упал жизненный тонус, снизилась коммуникабельность, и посему моё общение с потенциальными работодателями напоминали поединки с драконами. Драконы вели и выигрывали.

- Девушка, Вы нам не подходите!

- Но почему? Я же изучила Ваши требования. Я всё это могу...

- Вы ПРОСТО не подходите.

- Посмотрите меня в деле, Вы убе...

- Вы не поняли? Вы меня лично не устраиваете. Просто не устраиваете, и всё! Идите, не отнимайте моё время, и без Вас слишком жарко...

Вот примерно так каждый раз. Гав, гав - до свидания. Зачем только объявления о приёме на работу дают, раз так потом... А ещё зачем нужно высшее образование, с которым никуда не берут?

Как-то вечером, в очередной раз размазывая слёзы обиды перед зеркалом, я подумала: может, дело в том, что к мозгам и образованию должна прилагаться модельная внешность? Дружище, ну ты же меня помнишь, я самая обычная, но не страшилище же... Что им не нравится? Невысокий рост? Курносый нос? То, что я худенькая? Может, начальников-работодателей веснушки раздражают? Или этим летом на работу берут только длинноволосых блондинок с голубыми глазами? Эх...

Или это всё действительно жара? Жара... Она висела над городом дамокловым мечом. Клубилась у обочин густой жирной пылью. Стекала по телам людей струйками противного пота.

Сарафан безнадёжно прилип к телу. Под ремешок босоножки попала не то щепка, не то веточка, и я поняла: всё, привал, ни шагу дальше. Уселась прямо на каменный поребрик, вытащила из висящей через плечо сумки "полторашку" воды. Нет, сперва босоножка.

Лениво косились проходящие мимо люди, от жары напоминающие амёб: аморфные, одноликие, какие-то обесформленные. Подумалось, что зной расплавляет души до состояния жидкой пластмассы.

Одно из немногого, обретающего в жару неожиданный вкус и ценность - вода. Интересно, как же раньше жили бедуины? И ценят ли так же воду эскимосы? И ещё: почему люди никогда не задумываются о вкусе воды, когда моют посуду?..

Сделала последний глоток, полила немного на ладонь - смочила чёлку и обтёрла лицо. Стряхнула капли с пальцев, принялась завинчивать пластмассовую пробочку.

Пить! Воды!

Образ жажды - душной, иссушающей, голодной - навалился непонятно откуда, запульсировал, заметался где-то внутри меня, проникая, охватывая, поглощая. Секунда, другая - и всё пропало.

- Уфффф...
- выдохнула я испуганно, - Ничего себе... Солнышко, ты, что ли?

Пощупала макушку: да нет, не такая уж голова и горячая. Но... Жара для галлюцинаций самая подходящая. Я осторожно, опасаясь головокружения или ещё какого проявления солнечного удара, встала, отряхнула сарафан сзади.

Пить!..

Бескрайней пустыней, царапающими горло колючками, желанием, сводящим болезненной судорогой пальцы - таковой мне почувствовалась вторая волна. Я в ужасе заозиралась вокруг.

Где-то вдалеке в жарком мареве колыхались фигурки ползущих по делам людей. Шипели шинами по раскалённому асфальту проезжающие мимо авто. В окне второго этажа дома напротив вылизывалась пушистая кошка-трёхцветка. "Гостей намывает", - отвлечённо подумалось мне.

Что это было? Могло показаться - дважды?

Взгляд скользнул по серой бетонной стене трамвайного депо, потом вниз, по пыльной, прибитой жарой и выцветшей почти до состояния проволоки траве. Пара пластиковых стаканов. Пивные бутылки. Сморщенная жестянка из-под джина с тоником. Бумажки. Чахлый одуванчик у меня под ногами, протягивающий вверх нераскрытый бутон. И всё.

Я снова присела на корточки. Сверкнула на листе одуванчика капелька влаги - наверное, упавшей с моих пальцев, когда я умывала лицо.

- Ты пить просишь?
- зачем-то спросила я растение, и тут же порадовалась, что улица пустынна, проезжающим авто не до меня, и со своими галлюцинациями я один на один.

Пить...

В этот раз - безнадёжно-угасающе. Как скулит под дверью дома оставленная хозяевами в одиночестве собака. Как доносит отголоски ветер.

Я вылила на одуванчик всю воду, что оставалась в бутылке. Глупо избавляться от галлюцинаций таким способом, но где-то я читала, что ритуалы помогают.

Буквально спустя секунды меня окутала волна удовлетворения. Не собственного, от содеянного, а чьего-то чужого, внешнего. И это было так же странно, как и ощущение чужой жажды.

Знаешь, дружище, я домой бежала бегом. Казалось бы - чего тут такого? Ну, поехала слегка на жаре крыша у праздошатающейся по улицам девчонки, ну примерещилось что-то... А мне было страшно.

Страшно чётко понимать, что сходишь с ума. Сразу вспоминаются больные существа с практики по психиатрии: тела человеческие, а души, проглядывающие сквозь окна глаз - вообще непонятно чьи. С ними общаться жутко: поведение непредсказуемое, нелогичное, нелюдское. И они совершенно не видят себя со стороны, не осознают, что больны.

Жутко это: побыть человеком - и в какой-то момент перестать им быть. Вряд ли этот момент уловишь... Перейдёшь в свой иллюзорный мир, оставив родственником тело с безумно блестящими глазами, несущее бессвязный с точки зрения окружающих бред. А то и опасное.

Вечером спросила у мамы, может ли человек чётко отследить у себя признаки начинающейся шизофрении. Мама без лишних слов указала мне на термометр за кухонным окном и сказала, что за моё психическое здоровье она пока не волнуется.

Ночью снилось, что какой-то потенциальный работодатель слёзно просит у меня пить, а пластиковая крышечка на бутылке не открывается. Потому что она на ней НАРИСОВАНА.

Через пару дней, когда жара немного спала, я снова наведалась к бетонной стене трамвайного депо. Всё-таки мы, женщины, существа невероятно любопытные. В каждой из нас живёт поговорочная Варвара. Чудно только, что носы целы...

То самое место нашла быстро: как ни странно, одуванчик в полушаге от поребрика на протяжении нескольких десятков метров рос только один, и отлично выделялся на фоне меленькой, низенькой гусиной травки, белого клевера и ещё чего-то, неохваченного моими познаниями в ботанике. Я подождала, пока пройдут мимо немногочисленные прохожие, потом присела на поребрик и шёпотом обратилась к одуванчику:

- Привет.

(В голове пронеслась мысль: ну, если ответит - пойду сдаваться маминым коллегам добровольно.)

Одуванчик как одуванчик. Абсолютно обычный, готовящийся расцвести. Неговорящий.

- Ура. Я нормальная, - обрадовано сказала я себе. Потом снова обратилась к растению: - Только не пытайся меня переубедить, ага?

Где-то просигналила машина, в окрестных дворах кто-то включил погромче вечно-любимую подростками "Арию". Ветерок чуть шевельнул обёртку от мороженого и мятый пластиковый стаканчик у обочины. Всё нормально. Ни тебе голосов в голове, ни непонятно откуда возникающих явно "не-своих" ощущений.

И вот тогда, дружище, я его зачем-то потрогала. Бездумно как-то протянула руку и прикоснулась к резному одуванчиковому листу.

Больно...

Это как будто бы тебя ударили. Не так уж сильно, но всё же... нет. Больше похоже на ожог. Хочется подуть на больное место, похолить его, пожалеть...

Читать книгуСкачать книгу