Путин-Крымский. Что дальше?

Серия: Проект «Путин» [0]
Скачать бесплатно книгу Форд Эрик - Путин-Крымский. Что дальше? в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Путин-Крымский. Что дальше? - Форд Эрик

Предисловие

После присоединения полуострова Крым к Российской федерации президента Владимира Путина стали называть «Путин-Крымский»: первым почетное дополнение к фамилии Путина придумал, кажется, православный священник Александр Шумилов, потом подхватили и другие представители российской общественности. Путина с восторгом стали сравнивать с великими «собирателями земли русской» – с московским царем Иваном III, с императрицей Екатериной II и даже с Иосифом Сталиным.

Между тем в тени остался очень важный вопрос: почему Владимир Путин решился пойти на жесткую конфронтацию с Западом из-за Крыма? Ведь российский президент – самый влиятельный человек в мировой политике в 2013 году – имел в своем распоряжении достаточно и политических, и экономических рычагов для того, чтобы защитить российские интересы и русское население как в Крыму, так и в целом на Украине.

Существует несколько версий, объясняющих внезапный поворот путинской политики, то есть столь резкий конфликт с США и Европой, с которыми до того Путин неизменно старался найти компромисс. Одну из версий выдвинул известный российский блогер Антон Носик: по его мнению, Путин должен был поступить подобным образом из-за крайне тяжелого положения внутри России: нарастания экономических трудностей, отсутствия ощутимых положительных результатов политики правительства, провала практически всех государственных программ («национальных задач», по определению Путина), роста социальной и межнациональной напряженности в стране. В этих условиях, считает А. Носик, для Путина была спасительной «маленькая победоносная война», которая всегда являлась прекрасным, пусть и временным средством решения внутренних проблем.

Присоединение Крыма действительно заставило российских обывателей забыть на время о своей трудной жизни, вызвала подъем патриотизма в России и, как следствие, стремительный рост рейтинга Владимира Путина. Более того, сторонники имперской идеи в России объявили, что присоединение Крыма – это первый шаг на пути воссоздания СССР. Воссоздание СССР – это тоже одна из версий, почему российский президент пошел на конфронтацию с Западом. Популярный российский писатель и публицист Александр Проханов в пышных выражениях приветствовал «возрождение СССР, которое началось с возвращения Крыма».

Впрочем, как тут же заметили многие российские и западные журналисты, версия эта противоречит фактам. Во-первых, Владимир Путин, несмотря на сохранение некоторых деталей советской символики на фасаде современной России и на призывы «к уважительному отношению к истории», известен как ярый антисоветчик.

В своих речах он неоднократно клеймил советское «тоталитарное прошлое» и подчеркивал, что к нему нет возврата. Само положение Путина, богатства, которыми он обладает, круг его друзей, его привязанности и привычки не имеют ничего общего с социалистическими принципами. Как верно подметил один из журналистов, «СССР был социалистическим государством, противостоящим Западу как отдельная цивилизация, а путинская Россия – это и есть Запад, перенесенный на Восток, и никакого отказа от частной собственности и от либеральной экономики не предвидится».

* * *

Существуют версии о том, что Путина «загнали в угол», что он «озлобился» на Запад – и этим можно объяснить неожиданный поворот путинской политики. Все это, однако, мало соответствует психологическому портрету российского президента. За четырнадцать лет Владимир Путин показал себя как холодный, расчетливый политик, который дает волю эмоциям только тогда, когда ему это нужно. Считать присоединение Крыма к России следствием эмоционального срыва Владимира Путина было бы по меньшей мере наивным.

Такой же наивной кажется версия о том, что Путин отобрал Крым для переселения туда евреев из Израиля, потому что сам Израиль приговорен к ликвидации как неудачный проект. Во времена Сталина в СССР возникла, правда, идея образования Крымской еврейской республики и переселения туда евреев, но от нее скоро отказались (впрочем, образовав Еврейскую автономную область на Дальнем Востоке), потому что евреи не очень-то стремились променять «землю обетованную» на другие земли; даже в Еврейской автономной области евреев немного, а большинство составляют русские. Как бы ни был привлекателен Крым по своим природно-климатическим условиям, но отказаться во имя него от Израиля для евреев немыслимо, это был бы страшный разрушительный удар по их религии, традициям, по ментальности еврейского народа.

Что же тогда, в чем истинные причины крутого виража Путина? На наш взгляд, их надо искать в глобальной мировой политике, точнее, в намерениях ее творцов. Российский экономист и публицист Михаил Хазин выделяет в современной мировой элите три группы, интересы которых впервые публично столкнулись в деле Доминика Стросс-Кана: «менял», «процентщиков» и «американцев». «Менялы» видят спасение от мирового экономического кризиса в развитии самостоятельных валютных зон, взаимоотношения между которыми и сформируют новую мировую экономику. «Процентщики» пытаются сохранить современную финансовую систему, основное свойство которой – возможность делать деньги из воздуха. «Американцы» – это, по сути, изоляционисты, их позиция состоит в том, чтобы ФРС работала исключительно на США.

За спиной «процентщиков» и отчасти «менял» стоит мощный Бильдербергский клуб и клан Рокфеллеров. Бильдербергский клуб часто называют «мировым правительством» – на сегодняшний день это некоторое преувеличение, бильдербергам еще не принадлежит безраздельная власть над миром, но они уверенно идут к такой власти. Уилл Хаттон, бывший редактор The Observer, который был несколько раз приглашен на Бильдербергские встречи, является автором известной фразы, в которой он обозначил группу как «первосвященников глобализации». Хаттон сказал, что эти люди определенно стремятся «влиять на то, как работает мир», и создавать, как он выразился, «международный здравый смысл» политики. Член руководящего комитета Бильдербергской группы Дэнис Хили отметил: «Утверждения, что мы стремимся к единому мировому правительству, несколько преувеличены, но не полностью несправедливы… Мы думаем, что единое сообщество, включающее в себя весь мир, было бы хорошей вещью».

Бильдерберги имеют собственные интересы в мире и умеют побеждать в борьбе за эти интересы. Способы борьбы многообразны, весьма действенным считается использование так или иначе зависимых от бильдербергов людей – и не только прямое, но и косвенное влияние на них. Именно в таком ключе мы хотим рассмотреть поворот путинской политики и последствия присоединения Крыма к России. Естественно, полная информация по этому вопросу вряд ли будет доступна широкой общественности в течение ближайших десятков лет, если вообще когда-нибудь будет доступна. Но кое-какие сведения все-таки приоткрывают завесу тайны над этими событиями; остальное – из области предположений, которые читатель вправе принять или отвергнуть.

Почему Киссинджер поддержал Путина

В марте-апреле 2014 года на голову Владимира Путина обрушились громы проклятий со стороны ведущих западных политиков. Присоединение Крыма к России называли «оккупацией» или «аннексией», Путина сравнивали со Сталиным и Гитлером. В этом хоре негодующих голосов диссонансом прозвучало выступление Генри Киссинджера. «Владимир Путин видит в событиях на Украине генеральную репетицию того, что мы хотели бы сделать в Москве», – заявил Киссинджер в интервью CNN. По словам Киссинджера, события на Украине важны для России, поскольку современное российское государство сформировалось именно в Киеве, и, «чтобы понять российскую позицию, следует взглянуть на историю». В связи с этим заявлением журналисты вспомнили и другое недавнее заявление Киссинджера, еще более категоричное: «Я не думаю, что Владимир Путин настроен антизападно, – сказал Киссинджер. – Прежде всего, он российский патриот, который чувствует себя униженным опытом 1990-х годов».

Читать книгуСкачать книгу