Паучиха. Вариант номер два

Скачать бесплатно книгу Глушановский Алексей Алексеевич - Паучиха. Вариант номер два в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

Алексей Глушановский

Паучиха.

– Ску-учно – Олег сплюнул травинку и улегся поудобней. Его жеребец, привязанный за большой, наполненной фуражным сеном и овсом телегой неодобрительно фыркнул, глядя на подобное разбазаривание провианта. Когда новоявленный имперский охотник подряжался на сопровождение каравана, об этой проблеме он как-то не задумывался. Ну правда! Какая может быть скука? О чем вы говорите? Странный мир, где существует магия, бродят разнообразнее зомби, личи, маги всяческих цветов и степеней крутости, вурдалаки и оборотни... И скука? Да не может такого быть! В конце концов, он и сам себе всегда может устроить развлечение, благо, подаренные при переносе его в этот мир способности, многое позволяли. Выдалось свободное время, – так отрабатывай доступные тебе начатки магии огня, или потихоньку, скрываясь от людских глаз, исследуй возможности предоставляемые умением перевоплощаться в тело демона. Так он рассуждал, со спокойной душой соглашаясь сопроводить небольшой торговый караван до Арделла, главного города местного графства, благо этот городок находился как раз по пути в Вольград, куда Олег и направлялся. Предводительствовал караваном молодой, но уже весьма дородный иринийский купец Истар Лерас. Вообще, с этим контрактом довольно смешно получилось... Олег как раз заходил в управу, чтобы сдать пару упыриных голов, подтверждающих выполнение очередного заказа, и столкнулся с ним в коридоре. Истар впервые путешествовал по Триру, и как оказалось, был вовсе не готов столкнуться с некоторыми местными особенностями. Зрелище оскаленных трофеев охотника, произвело на не отличающегося избытком храбрости купца просто неизгладимое впечатление. Дождавшись возвращения получившего оплату Олега, Истар завязал с ним непринужденный разговор, мягко переместившийся в соседний трактир, и к своему ужасу узнал, что в данной местности, упыри, а так же вурдалаки, оборотни и иные представители хищной нежити отнюдь не редки. Как оказалось, данный факт при составлении торговых планов был им как-то совершенно упущен. В результате, желая исправить эту ошибку, он и постарался уговорить Олега сопроводить караван до ближайшего города, где он мог бы поднанять дополнительную охрану. Поскольку запас времени до вступительных экзаменов был еще немалым, деньги и условия были предложены неплохие, да и маршрут каравана совпадал с нужным направлением, отнекиваться Олег не стал. Собственно, одним из весомейших аргументов, окончательно убедивших его согласиться на предложение по охране каравана, как раз и служила та самая телега, на которой он сейчас возлежал. Увы. Дитя машинной цивилизации Земли, в первый раз сел на лошадь Олег уже тут, в этом мире, и до сих пор, даже спустя почти месяц пребывания в мире Эльтиана, так и не выработал полного автоматизма. Возможность частичного демонического преображения спасала его от потертостей – чешуя и кожа у демонов ОЧЕНЬ прочные, а высокая скорость реакции, – от позорных падений, но все равно, удовольствия от долгой верховой езды он не получал никакого. Седло-то все равно остается весьма и весьма жесткой вещью, абсолютно независимо от того, чья задница на это седло опирается, – человеческая или демоническая. Так что возможность провести часть пути на мягком сене, вместо жесткого седла, Олег воспринял с искренним энтузиазмом. Шанс дать небольшую передышку “натруженному органу” его очень порадовал. Да и ночевка в палатке, а не под открытым небом, отсутствие необходимости заботиться о приготовлении пищи и добыче воды... Все это, на взгляд Олега, вполне стоило небольшой задержки. Купец, нанявший его, оказался на удивление честным типом. Звучит, конечно, как оксюморон, но все обещания, которые он дал, расписывая прелести путешествия с караваном, выполнялись им с похвальной точностью. Проблем и забот у Олега в этом путешествии и впрямь не было. Ну не считать же проблемой ежевечернюю установку примитивного сигнального круга вокруг стоянки? Да и купец, отнюдь не пожалел о своей предусмотрительности. Когда, на третий день пути, поздним вечером к их лагерю, вышел какой-то шальной от голода мроул, присутствие Олега, позволило каравану избежать немалых потерь. Демоническое зрение, позволило ему довольно легко расправиться с не отличающейся большими размерами и силой редкой тварью, однако, не будь его рядом, и кто знает, сколь большие потери мог понести караван от ядовитых укусов редкой нечисти. Мроулы, – по внешнему виду очень напоминавшие ободранную ящерицу-переростка размером со среднюю собаку, были довольно опасной, хотя и редкой нечистью из-за своих, совершенно уникальных способностей к маскировке, граничивших с невидимостью. Их обычной тактикой было подкрасться к жертве, укусить, а после, затаившись, сопровождать, дожидаясь, когда подействует медленный, но весьма сильный яд, содержащийся в их слюне. К счастью, демоническое зрение, позволяло легко определять местонахождение нечисти, так что особых проблем его обнаружение и уничтожение для Олега не составило. Правда, некоторых потерь избежать не удалось, до того, как Олег все же обнаружил затаившуюся тварь, мроул все же успел укусить одного из сопровождавших караван слуг, и двух коней. Впрочем, особой бедой это не было. Как уже говорилось, яд мроула был весьма медленнодействующим, так что в течении ближайших пары дней, смерть укушенным не грозила, и были все шансы за это время добраться до ближайшего поселения, где местный лекарь мог бы оказать пострадавшим всю необходимую помощь. Благо, что судя по карте, ближайшая деревня со странным названием Слезница располагалась как раз таки где-то не так далеко от злополучной стоянки. Так что сейчас, Олег, слегка покачиваясь на мягчайшем сене, предавшись заслуженной неге, отдыху и спокойствию. Однако отсутствие проблем тоже иногда может стать проблемой. Пожевывая очередную соломинку да поглядывая на облака и неспешно проплывающие по обочинам дороги деревья, Олег откровенно скучал. Тренироваться не хотелось просто категорически. Жарко. Удобно. Лень!!! — Эх, пивка бы... печально вздохнул парень, и огладил бок небольшого, приятно-упругого бурдюка с вожделенным напитком. Снабжение алкоголем в умеренных количествах так же входило в оговоренные им условия сопровождения. Но увы. Уже с самого утра, когда караван только-только выехал с ночного лагеря, Олег ощущал в окрестностях отголоски какой-то странной, совершенно не похожей на человеческую, магии. Тонкие, легкие и слабые, они находились на самом пределе демонической чувствительности, так что периодически у Олега мелькала мысль, что это ему просто кажется. Но, кажется, или нет, а пить пиво в потенциально опасном месте Олег не рисковал. Мало ли что... Жизнь – она одна, и сохранений в этой игре, к сожалению, не предусмотрено. Периодически поглядывая на дорогу, Олег лениво размышлял, почему караван едет так долго. Из-за вечернего происшествия, Истар Лерой приказал увеличить скорость, надеясь достичь Слезницы до полудня, дабы, оказав необходимую помощь слуге и животным, прикупить противоядия и быстрей тронуться дальше. Останавливаться в деревушке на ночь, купцу не хотелось категорично. На его взгляд, подобное было бы только напрасной тратой времени и денег. В данном вопросе, Олег готов был его поддержать. Трактирщики в подобных, расположенных на тракте небольших деревушках, пользуясь своей естественной монополией, драли с останавливающихся путешественников за ночлег совершенно безбожные деньги. И было бы за что! Кислое, дрянное винцо, разбавленное пиво, и “живая” от клопов постель, на взгляд охотника совершенно не стоили серебряка за ночь, как обычно просили хозяева таких гостиниц. Самое смешное, что в более-менее крупных городах, за тот же серебряк можно было на сутки остановиться в весьма фешенебельных заведениях, с отличной кухней, трехразовым питанием, чистым постельным бельем, баней, и услугами хорошенькой “постельной грелки” – причем все это входило в стоимость! Впрочем, несмотря на столь задранные цены, придорожные трактиры отнюдь не пустовали. Многие, очень многие путники, предпочитали избегать опасностей ночной стоянки в лесах Трира, и были готовы платить за свою безопасность. Однако, сейчас, с большим караваном, в состав которого к тому же входил вполне себе опытный и доказавший свою квалификацию Охотник, Истар Лерой вполне мог позволить себе некоторую экономию. Потому то караван и двигался сейчас ускоренными темпом. Но увы. Полдень уже давно миновал, однако, обещанной картой деревушки со странным названием “Слезница” все еще не наблюдалось. Заинтересовавшись этим вопросом, Олег извлек из лежащей рядом с ним дорожной сумки свой вариант карты западной части Трира, и внимательно вгляделся в изображение. Все верно. Судя по карте, расчеты караванщика были абсолютно точны. От небольшой рощи, в которой они останавливались на ночлег, и где произошла встреча с мроулом, до деревни было менее пяти часов неспешной езды. Но тогда почему до сих пор они её не достигли? Вариант с врущей картой Олег отбросил сразу. Картографирование в Империи стояло на очень высоком уровне, и до сих пор, каких либо ошибок в купленной за целый золотой карте он не замечал. Заблудиться на прямом как стрела имперском тракте тоже не было никакой возможности. Но... Факт оставался фактом. В обозримом пространстве по правой стороне тракта стояли старые, припорошенные пылью березы, за которыми лениво текла небольшая, заросшая густым камышом речка, а с другой стороны, отделенный от обочины дороги широким полем, виднелся небольшой лесок. Никаких признаков человеческого жилья при этом поблизости не наблюдалось. — Сто-ой!!! – Из головы каравана донесся зычный крик ведущего. Телега остановилась, и Олег приподнялся со своего места, настороженно вглядываясь вперед, пытаясь определить причину задержки. — Уважаемый Истар Лерас просит вас пройти в голову каравана для совещания, – чумазая мордочка запыхавшегося мальчишки-прислужника вынырнула откуда-то снизу около левого края телеги. Пожав плечами, Олег с сомнением покосился в сторону своего жеребца, но подумав решил прогуляться пешком. Торговый караван был не так уж и велик, всего около двадцати телег, и отвязывать лошадь, для того чтоб проехать столь мизерное расстояние было просто лень. Разумеется, настоящий аристократ, поступил бы именно так... Не ходить пешком там, где можно проехать верхами, – это правило было буквально таки в крови у местных дворян, однако Олег – то местным дворянином как раз таки и не был. Нет, он искренне собирался в самом ближайшем времени присоединиться к этому благородному сословию, благо в его “Свидетельстве Охотника” имелось уже немало отметок об убитых монстрах, – еще пара-тройка – и будет вполне достаточно для получения потомственного дворянства империи Трир. В связи с этим, Олег старался вырабатывать у себя соответствующие привычки, благо, статус Охотника на нечисть уже сам по себе давал все соответствующие права на подобное поведение. Но все же... Из-за каких-то двадцати-тридцати метров отвязывать Грома... проще дойти пешком! Решив так, он спрыгнул с телеги и пошел следом за нетерпеливо приплясывающим Казиком – так, он вспомнил, звали слугу – мальчишку. Причин приглашения Олег искренне не понимал. Внимательное магическое сканирование окрестностей не выявило никаких признаков нежити или нечисти поблизости. На расстоянии около восьмисот метров (полмили, – поправил себя Олег, – надо привыкать к местным единицам) – насколько хватало его чувствительности, не было вообще ничего более-менее крупного живого или немертвого, что могло бы представлять хоть какую-то угрозу для каравана. — Впрочем, чего гадать, сейчас мне все сообщат, – решил он, подойдя к возглавляющей караван большому фургону, у которого топтались о чем-то увлеченно спорящие Истар Лерас и Сила Устинович – глава нанятой Лерасом возничьей артели. — А я говорю – леший крутит! – услышал он обрывок разговора. — Какой леший?!!! – возмущенно взмахнул руками Лерас. – Что за леший? Откуда леший? Мы что, в лесу по твоему? – он широким взмахом руки обвел дорогу, речушку и поле. – Где тут, по-твоему, лес? Эта жалкая рощица, что ли? – указав на ранее примеченный Олегом лесок, ехидно поинтересовался он. – Так там даже белки и то вряд ли водятся, а не то, что леший! – победно закончил купец. Оглянувшись, и еще раз осмотрев рощицу, Олег не мог не согласиться с его аргументами. Действительно, судя по размерам леска, наличие там хоть какой бы то ни было крупной живности, а уж тем более лешего, было невозможно. — Так что врет твоя драгоценная карта, и не отпирайся!!! – победно закончил Истар Лерас, снисходительно поглядывая на возчика. Тот задумчиво и спокойно почесал начинающую лысеть голову. – Не может такого быть, уважаемый, – степенно ответил Устиныч. – Имперские карты не врут, то всем известно! Вот, на карте и печать картографической канцелярии имеется... ежели хоть малую ошибку на сей карте кто обнаружит, то хорошие деньги потребовать можно. Да только уж пятьдесят лет не бывало такого, чтоб на имперской карте, канцелярией заверенной, кто ошибку сыскал... — Деньги говоришь, хорошие? Это кстати будет! – потер ладони купец. – Коль не врет карта, то где деревня? Слезница, куды провалилась? – подражая простонародному трирскому говору, ехидно спросил купец. – Ежели по карте ориентироваться, мы её еще часа три назад должны были проехать! Ну и где же она? — Вот я и говорю, леший крутит! – немедленно кинулся в атаку Устиныч. – Видишь дерево? – он махнул рукой в сторону приметной, расстраивающейся у корня, а затем переплетающейся стволами березы с обломанной на высоте немного большей человеческого роста веткой. – Так мы его уже минимум третий раз проезжаем! Причем, я уже тебе на него указывал. Час назад мы как раз здесь же и были... помнишь? — Ну, помню... – нехотя согласился купец. – Только это ничего не значит... подумаешь, дерево похоже... Бывает. — Ага, бывает... И ветка точно так же обломана, и зарубочка, мною оставленная, на среднем стволе имеется... – приблизившись к предмету обсуждения, возчик демонстративно ткнул пальцем в небольшой, свежий надруб на коре одного из переплетенных деревьев. – Оно конечно бывает... Когда кругами люди ходят! – торжествующе закончил свою речь Устиныч. — А... – начал было купец, но тут наконец оба спорщика заметили Олега, который давно уже прислушивался к их “беседе” прислонившись спиной к фургону и лениво ковыряясь в ногтях кинжалом. — А вот и Охотник!!! – обрадовался купец. Было явно заметно, что радуется он отнюдь не только, и даже не столько подошедшему Олегу, как собственной предусмотрительности, подвигнувшей его обзавестись в караван собственным Охотником на нечисть. — Уважаемый Ариох, разберитесь с проблемой, сделайте уж такую милость... – обратился к нему купец. – Вот, с дорогой что-то не ладно... То ли карта врет, то ли еще что... Олег пожал плечами. Сейчас он уже привык представляться своим интернет-ником в качестве имени. Это было необходимой мерой безопасности. Знание настоящего имени демона, могло дать немалую власть над ним узнавшему его человеку, даже если он и не являлся магом. Разузнавший же его маг-демонолог, мог и вовсе превратить уступающего ему по могуществу демона в своего раба. И, хотя, Олег и не являлся настоящим, полноценным демоном, и к тому же до сих пор вполне успешно скрывал от посторонних нечеловеческую часть своих талантов, тем не менее, подобная подстраховка на его взгляд была отнюдь не лишней. — И чем я могу помочь? – в ответ на заданный вопрос Олег только пожал плечами. – И прежде чем Истар детализировал свое пожелание, продолжил: – Я слышал вашу беседу, но признаться, не представляю, что тут можно сделать. Имперские карты, действительно не врут. По крайней мере, мне еще ни разу не приходилось слышать ни о чем подобном. – он кивнул Силе Устиновичу. – Но и деревни, я тоже, не наблюдаю. – Сожалеючи разведя руками, он со вздохом повернулся к купцу. – Будь здесь какой-нибудь представитель нечисти или нежити, я, естественно, вполне мог бы вступить с ним в бой. А так... Я, пока, ничего подобного не наблюдаю. А вы? Оба спорщика синхронно пожали плечами, и растерянно огляделись вокруг, словно в поисках спрятавшейся злокозненной нечисти. Ничего не обнаружив, они так же синхронно повернулись к Олегу. Тот, в это время внимательно осматривал обочину мощеной дороги перед остановившимся фургоном. Потом, так же внимательно осмотрел дорогу за ним. Не поленившись, взял под уздцы впряженную в фургон лошадь, и провел её по обочине, после чего осмотрел получившийся след, и обернулся к ожидающим результатов этой загадочной деятельности спутникам. — Карта не врет. – Констатировал он. – Мы здесь действительно уже проходили. – И, повернувшись к Силе Устиновичу заметил, – у вашей кобылы чуть надколота левая задняя подкова. — Может и надколота – пожал плечами он, и торжествующе повернулся к купцу. – Вот! А что я говорил! Леший нас кружит, леший! — Да разве бывает так! – в демонстративном отчаянии заломил руки купец. – Ну какой леший! Тут и лесок-то не близко! Да и разве может такое быть, чтоб леший. На дороге, да без леса поблизости целый караван закружить мог! Выплеснув эмоции, он уже совсем другим, сухим и деловым тоном обратился к Олегу. – Уважаемый охотник, что же нам теперь делать? Я, признаться, никогда с подобным не сталкивался, и как быть, не имею не малейшего понятия... Олег вновь пожал плечами. – Я тоже. Если честно, совершенно не представляю, как это может быть. Закрутить прямо на дороге целый караван, да еще и вдали от леса... Если верить Справочнику Охотника, подобное никакому лешему не под силу... — Впрочем... – Он ненадолго задумался. – Насколько мне известно, подобные чары, весьма непросты, и поддержание их требует от наложившего немалых усилий, тем больших, чем больше внимания прилагают путники к поиску дороги. Предлагаю двигаться дальше, внимательно присматриваясь к пути. Рано или поздно, у того, кто наложил чары, силы закончатся, и он или выйдет на бой, или выпустит нас из “Замкнутого круга”. — Надеюсь, это произойдет поскорее, – недовольно проворчал Лерой, поглядывая на солнце. – Литасу становится все хуже, да и укушенные кони тоже едва передвигаются. Олег пожал плечами. Здесь он ничем помочь не мог. отвязав Грома, он с печальным вздохом влез в седло, и продолжил путь верхом рядом с головным фургоном. Движение продолжалось. Правда особого толку от этого не вышло. Спустя еще час, они вновь миновали то же самое приметное дерево. — И что будем делать? – Вздохнул караванщик. — Не знаю... – коротко ответил Олег, и вдруг замер. Соскочив с коня, он подошел к правой обочине дороги и внимательно вгляделся в густые камыши, покрывающие берег речушки. — Кто здесь? – Грозно окликнул он, обнажая меч и в его левой, свободной от оружия руке вспыхнул небольшой фаербол. – Выходи, или стрелять буду! Видя настороженность Охотника, караван немедленно ощетинился арбалетами. — Зачем стрелять? – из густой заросли камышей раздался звонкий и мелодичный девичий голос. – Я ж не вепрь какой, меня стрелять не нужно! Даже если и попадете, то что потом делать будете? И съесть не сможете, да и перед императорским сыском за убийство отвечать придется! Вам это надо? – в голосе звучало некоторое недовольство, и даже сердитость, как будто его владелица была бесцеремонно оторвана от каких-то важных дел, и совсем не было страха. Камыши заколыхались. — Не надо... – пару секунд поразмышляв, Олег ответил на заданный ему последним вопрос, и убрал меч в ножны, погасив фаербол. — Но все равно выходи... — Иду, иду! – наконец из камышей показалась и владелица такого замечательно звонкого голоса. Олег вздохнул. При первом же взгляде на неё, он как-то внезапно, и очень резко вспомнил, что он уже весьма давно, с самого отъезда из Майделя, не возможности близко пообщаться с представительницами прекрасного пола. Увы. Путешествуя по Триру, и нигде надолго не останавливаясь, он не имел времени на хоть сколько-нибудь продолжительные ухаживания, а воспользоваться услугами трактирных служанок не позволяла элементарная брезгливость. Вышедшая на дорогу девушка обладала длинными, ниже талии волосами редкого, золотистого цвета, напоминающего густое поле спелой ржи под закатным солнцем. Мягкость овала и тонкость черт лица, не портила даже несколько избыточная бледность и худощавость. Небольшого роста, так что высокие камыши скрывали её с головой, макушкой она едва-едва доставала до плеча Олега, но при этом была настолько изумительно сложена, что при одном взгляде на её фигуру, у молодого охотника из головы, словно ветром выдуло все заготовленные фразы, оставив одну, но зато крайне настойчивую мысль: ПОЗНАКОМИТЬСЯ БЫ ПОБЛИЖЕ!!!! Одета девушка была в длинный сарафан светло-серого цвета с прихотливой и изящной алой вышивкой на груди. Из-под края сарафана виднелись босые ноги и на краткий миг, Олег изумился, как может она ходить босиком среди острых и колючих зарослей камыша. Впрочем, мелькнувшая мысль была тут же вытеснена из его головы множеством куда более притягательных и интересных картин, в обилии поставляемых его разыгравшимся воображением. — И долго вы намерены меня рассматривать? – вырвал Олега из мечтаний её вопрос. Он был задан совершенно спокойным тоном, в голосе девушки не слышалось ни раздражения от такого бесцеремонного разглядывания, ни испуга от встречи с вооруженными людьми в безлюдном месте, которые, к тому же, только что угрожали её обстрелять, а лишь легкое любопытство. — Гхм... – Олег постарался отогнать непрошенные и весьма неприличные картины возникшие перед его мысленным взором. – Эмм... – Навеянные внешностью девушки мысли упорно сопротивлялись слабой попытке. Наконец, собравшись с силами, он все же смог обуздать свое воображение, и перейти на членораздельную речь. — Кто вы, и что вы здесь делаете? – поинтересовался он. — Вообще-то воспитанные люди при встрече с незнакомой дамой представляются первыми, – нахмурилась девушка. Ошарашенный подобной отповедью Олег только замотал головой. Прежде чем он успел придумать достойный ответ, в беседу вмешался до той поры молчавший его наниматель. — Прошу прошения, леди. Меня зовут Истар Лерой, я купец третьего разряда Иринийской торговой лиги. Моего несколько бесцеремонного спутника зовут Ариох, и он свободный Охотник империи Трир, любезно согласившийся сопровождать мой караван на пути в Арделл. Не будете ли вы так любезны назвать нам свое благородное имя и сообщить причины вашего нахождения, без слуг и соответствующей вашему высокому положению охраны, в этом безлюдном месте? Что это с ним? – на мгновение Олег засомневался в рассудке купца. – С чего это он обращается к какой-то возомнившей о себе босоногой крестьянской девчонке так, словно она является кем-то из высших аристократок империи? Что я упустил? – Отогнав эротические мечтания в сторону, он снова вгляделся в девушку, пытаясь понять, где его ошибка. Вихрь мыслей и рассуждений в долю секунды пронесся у него в голове: Босые ноги, распущенные волосы, простенький сарафан без каких либо украшений, если не считать вышивки... На вид – обычная... Ну, пусть не обычная, а очень красивая крестьянка. Ни драгоценностей, ни золотых, или хотя бы серебряных украшений... вообще, никаких украшений, если не считать пары болотных лилий вплетенных в прическу. Кстати, весьма неплохо гармонируют с цветом её лица... Ага. Первое несоответствие. Такое бледное лицо у крестьянки весьма маловероятно. Впрочем, это мало что означает, может, она только недавно оправилась от какой-нибудь продолжительной болезни. Что еще? Речь. Явно не крестьянский говор. Правильное построение фраз, отсутствие слов-паразитов и неправильно поставленных ударений... Подобное характерно только для столичной аристократии. И опять таки, это мало о чем говорит. Такая красавица, вполне могла быть служанкой какого-либо столичного графа. Значит не то. Так что же? Отсутствие испуга? Может быть... очень может быть. Однако мало. Очень мало. Но что же? Он вновь взглянул на красавицу. Но на этот раз он смотрел не на неё не жадным взглядом соскучившегося по женской ласке мужчины, а холодным и пристальным взглядом сыщика, встретившего интересную загадку. Распущенные волосы, вплетенные в них цветы, симпатичное лицо, чистый, и мягкий, идеально облегающий фигуру сарафан с легким серебристым отблеском, слегка испачканные речной грязью ноги... Чистый сарафан? Ноги в грязи, а сарафан чистейший? И фигуру облегает, словно вторая кожа? Серебристый отблеск? Этого не может быть! Хоть пятнышко грязи, хоть капля травяного сока, да хоть пылинка должны были на нем остаться... Она все же не по бальному залу ходила! Если только... Он вновь присмотрелся, и охнул от пришедшей в голову мысли. Паучий шелк. Теперь понятна причина такого уважительного отношения к ней со стороны Лероя. Одетый на девушку простенький сарафан стоил в несколько раз больше, чем весь караван удачливого купца. Редкая, невероятно прочная ткань, изготавливающаяся при помощи магии из паутины гигантских пауков, обитавших в Горах Мрака, где некогда находилась Темная Цитадель. Прочная, и в то же время очень мягкая, она не пропускала воду – и не мешала дышать телу, была способна удержать удар ножа и не затрудняла движений. И в жару и в холод, одежда из паучьего шелка сохраняла удобную для носителя температуру, не допуская охлаждения или перегрева. Грязь, пыль, и любые красители просто соскальзывали с неё, как и многие боевые заклинания, из-за чего стоимость подобной ткани была просто заоблачной. При покупке, отрез паучьего шелка покрывался плотным слоем соприкасавшихся друг с другом краями золотых монет, – это и была общепринятая плата. А сколько могло стоить готовое платье, да еще и с вышивкой, Олег даже не мог себе представить. Шить из паучьего шелка из-за его невероятной прочности, было так же весьма непростой задачей, и далеко не каждая швея могла взяться за такое дело. А те, что могли, – ценили свой труд весьма и весьма высоко. Вспомнив все это, Олег взглянул на неожиданно вышедшую из камышей девушку по-новому. Совсем по новому. Между тем, пока в его голове мелькали эти мысли вышедшая из камышей, вежливо склонила голову и представилась сама: — Можете звать меня Корой. Я собирала здесь цветы. – Она слегка приподняла руку, демонстрируя зажатый в ладони букет из все тех же лилий. – Насчет слуг – я в них не нуждаюсь. А охрана... – Девушка улыбнулась. – Почему вы решили, что её нет? – Легкий жест рукой и в невысокой, приблизительно по колено взрослого человека траве, окружающей тракт, наметилось подозрительное, совершенно не в такт дующему легкому ветерку шевеление. Впрочем, стоило Коре сделать еще один жест, как шевеление немедленно исчезло. Насторожившись, Олег немедленно перешел на демоническое зрение, и внимательно осмотрел подозрительные участки, после чего пораженно вздохнул. Там не было НИЧЕГО! Обычные ауры каких-то мелких насекомых, скорее всего пауков или кузнечиков, которые явно не могли обеспечить только что наблюдавшегося эффекта. Это был первый раз, когда нечто, явно могущее оказаться опасным, смогло укрыться от демонического взора. Кем бы ни были таинственные охранники молодой леди, они явно обладали превосходными способностями к маскировке, и не имели ничего общего с человеческим племенем. Ну, или, никаких таинственных охранников и вовсе не имелось, а девушка просто обладала некоторыми возможностями в магии земли или воздуха, и заставила траву шевелиться при помощи простейшего заклятия. В конце концов, Олег склонился именно к этой версии произошедшего, как наиболее вероятной. Правда, в этом случае опять таки, оставался загадкой, почему он, находясьь вблизи от “работающей” магички не уловил никаких всплесков силы. Или хотя бы запаха её энергии, но все же, объяснить это было проще, чем допустить существование немалого количества невидимых охранников, идеально замаскировавшихся в невысокой траве. Может быть, она настолько умела, что идеально маскирует выплески своей силы, так что у него просто не хватает умения и способностей это почуять? Или еще что... Олег решил спросить прямо. — Вы маг? — Ну... У меня есть некоторые способности. – Уклончиво ответила Кора. Было явно заметно, что по какой-то причине ей совершенно не хочется давать о себе какую либо информацию. Настаивать Олег не решился. Какое собственно ему было дело до неё и причин, по которым она скрывает свое настоящее имя и возможности? — Извините за беспокойство, – слегка поклонившись, он развернулся и направился на дорогу, чтобы продолжить путь. Однако у караванщика на этот счет было иное мнение. Снедаемый беспокойством за своего человека и странной недоступностью ближайшего населенного пункта, где ему могли бы оказать квалифицированное лечение, он решил обратиться к ней за помощью. — Леди, еще раз прошу прощения за доставленное беспокойство, – с максимальной вежливостью Истар Лерой обратился к все так же стоящей у обочины девушке. – Не могли бы вы нам помочь? Наш караван, кажется, заблудился. Судя по карте, где-то здесь, неподалеку, должна находиться деревня, однако вот уже почти четыре часа как мы не можем её достигнуть. Вы не могли бы нам помочь? — Помочь? – казалось, подобная просьба весьма изумила девушку. Она пожала плечами. – Слезница находится на расстоянии полутора миль по дороге. – Она махнула рукой в движения каравана. Идите прямо по тракту, и вы не потеряетесь. Тут негде заблудиться. – Она улыбнулась. — Видите ли, уважаемая, – было заметно, что купец едва сдерживается. – Мы, собственно, так и поступаем. Вот только проблема в том, что идя вперед по дороге, и никуда не сворачивая, мы, тем не менее, проходим это дерево, – он махнул рукой в сторону приметной березы, – уже в четвертый раз. А у нас раненный, который нуждается в срочной помощи лекаря! Такое впечатление, что это какая-то магия, – и Лерой с нескрываемым подозрением воззрился на Кору. Та вновь пожала плечами, и беззаботно улыбнулась, не обращая никакого внимания на тяжелый взгляд купца. – Закружило, значит? – Она вышла на дорогу, и внимательно осмотрела караван. – Здесь это бывает... Такое место. – Где ваш раненый? – Внезапно, и без перехода коротко спросила она, и подняв лицо впилась бездонными, прозрачно-голубыми как чистейшая речная вода глазами в лицо купца. Неизвестно с чего занервничавший Лерой поспешно отвел взгляд. — Отведите меня к нему. – Не отводя глаз, приказным тоном потребовала Кора. – Я немного понимаю в целительстве и быть может, смогу помочь. Странно... – Размышлял Олег, наблюдая, как суетятся Истар Лерас и Сила Устиныч, стараясь как можно скорее исполнить все пожелания Коры. Расположившись на третьем возу, где было устроено нечто подобное походному лазарету, она прямо на ходу занималась лечением пострадавшего слуги. Все это происшествие, вызывало у молодого Охотника сильнейшие подозрения и потому, он старался держаться как можно ближе к фургону с девушкой, дабы вмешаться, в случае чего. Какой такой “случай” может произойти, он и сам не совсем понимал, но держался настороженно. Уж слишком все, происходящее казалось ему подозрительным. “Бесконечная” дорога, красавица босиком и в драгоценном сарафане, странное соглашательство, одолевшее довольно таки осторожного и отнюдь не склонного к доверчивости купца стоило ей только взглянуть ему в глаза. А еще тот факт, что несмотря на все её явно выдающиеся и несомненно примечательные женские достоинства, из всех путешественников на неё, как на женщину, похоже смотрел лишь он один! Ну не бывает такого, не бывает! Красивая женщина, кем бы она не была, в мужском коллективе всегда вызывает вполне определенную реакцию. Если не попытки ухаживания, то хотя бы шепотки. Если опасно даже шептаться, то уж взгляды то, пусть осторожные, искоса, но должны быть! Должны. Но не было. Ни попыток ухаживания, ни шепотков, ни заинтересованных, любопытных и просто жаждущих взглядов. Отнеся это к еще одной странности Коры, Олег не без удовольствия продолжал свои наблюдения, благо, тент фургона был опущен, и его взгляду ничего не мешало. А посмотреть было на что. Причем отнюдь не только в чисто мужском смысле. Открыв рану, девушка на мгновение задумалась, и бестрепетно положила на окровавленную ногу свою ладонь, прямо поверх укуса. Прикрыв глаза, она на мгновение застыла, словно сосредоточившись на чем-то... и пораженный Олег увидел, как из её ладони выделилась какая-то желтоватая, тягучая жидкость, мгновенно впитавшаяся в кожу и пораженную плоть раненного. До того мечущийся от боли, и хрипло стонавший Литас внезапно замер, а затем, по его лицу расплылась блаженная улыбка. Чем бы ни была эта странная жидкость, она явно обладала свойствами мощнейшего обезболивающего. Самым странным при этом было то, что как ни пытался Олег, он так и не смог заметить ни малейшего возмущения магического поля, так, что если бы он не видел происходящего собственными глазами, то мог бы поручиться в том, что никакой магии и вовсе не применялось. Окончив обезболивание, Кора встряхнулась и, отдыхая, откинулась на стенку фургона. Заметив наблюдающего за ней Олега, она вдруг весело и задорно ему подмигнула. Абсолютно на автомате, по привычке выработанной еще во время учебы в университете, он ответил ей веселой улыбкой. Ну право, как не улыбнуться, когда тебе красивая девушка подмигивает? Судя по удивленному взгляду девушки, такой реакции она никак не ожидала. Легкое колебание отразилась на её лице, а затем она махнула рукой, приглашая его приблизиться к фургону. Олег не сомневался. Подъехав поближе, он снова улыбнулся ей, и поинтересовался: – Звали, леди? — Звала. – Откинувшись на бортик, она смерила Олега изучающим взглядом. – Все что можно в походных условиях, я уже сделала – Кора кивнула на заснувшего слугу. – Дальнейшее лечение во время движения предпринимать неразумно, и попросту опасно для его жизни. Учитывая скорость каравана, до деревни нам еще как минимум пару часов езды, так что я была бы рада провести это время за интересной беседой. Увы, подобное удовольствие не так часто выпадает на мою долю. — Всегда рад помочь. – Олег откровенно обрадовался подобному намеку. Как бы то ни было, и какие бы подозрения по поводу этой дамы не бродили в его голове, однако внешность её была весьма привлекательна. Слезть с коня, и забраться в медленно движущийся фургон, привязав лошадь к борту было делом одной минуты, за словом Олегу никогда не приходилось лезть в карман, особенно в компании красивой девушки, так что вскоре у них завязалась легкая беседа, как говорили раньше “о погоде”. Беседа эта, продолжалась довольно долго, разговор о пустяках, перемежаемый анекдотами и просто смешными историями, явно доставлял значительное удовольствие обоим собеседникам. Постепенно, общение становилось все более неформальным и близким, разумеется настолько, насколько это было вообще возможно в открытой всем ветрам и взглядам повозке движущейся в середине каравана, когда Олег, наконец, обратил внимание на две небольшие странности, сопровождающие их беседу. Первой из этих странностей было то удовольствие, которое его собеседница получала от простого и легкого разговора, сопровождающегося таким же легким, и ни к чему не обязывающим флиртом. Казалось, в жизни этой загадочной девушки, было весьма мало возможностей для простой беседы с представителем противоположного пола, и сейчас она наслаждалась этим, редким для неё удовольствием на полную катушку. Собственно, вначале, Олег и вовсе отнес её оживленность, и то и дело мелькающую на лице радостную улыбку к своей фигуре, однако, постепенно, все же обратил внимание, что сам процесс легкого трепа, доставляет Коре куда большее удовольствие, чем личность собеседника. Второй же несообразностью были взгляды, которые изредка кидали на него возница, Истар Лерой, да и вообще все остальные видящие их беседу члены каравана. Он мог бы понять, будь в этих взглядах недовольство, зависть, или иные чувства, вполне естественные у мужчин, наблюдающих за парнем, успешно соблазняющим единственную красавицу среди их коллектива. Но ничего этого не было. В изредка бросаемых на него взглядах, читалось легкое любопытство и сдерживаемое недоумение. Если перевести их на язык слов, они звучали бы не как: “Ну и повезло же тебе, зараза”, а скорее “И как это тебя, друг, угораздило?”. Наконец, терзаемый любопытством, он совсем было собрался спросить Кору об всем этом напрямую. Но, тут, фургон на котором они ехали, внезапно подбросило на какой-то кочке, и все это время тихо лежавший и крепко спавший Литас глухо застонал. Кора встревожено метнулась к больному, и осмотрев его рану недовольно закачала головой — Что такое? Она задумалась, а затем громко закричала, подзывая караванщика. — Нам необходимо остановиться. – Немедленно заявила девушка, стоило тому появиться в пределах досягаемости. – Мне надо сделать отвар. — Но деревня уже совсем близко! – запротестовал купец. – Еще час, максимум полтора, и мы будем на месте! Неужели нельзя как-то потерпеть. — Можно... – спокойно пожала точеными плечиками Кора. – Почему нельзя? В конце концов, это тело – не мой человек, и его судьба мне, в общем-то, совершенно безразлична. Только хочу заметить, что если в течение часа ему не дать отвара ночной купавки, то единственным способом спасти его жизнь будет немедленная ампутация конечности. А через три часа, единственный, кто сможет помочь вашему слуге, это маг жизни в ранге не менее магистра второй ступени. Вы уверены, что в близлежащей деревеньке найдется специалист нужной квалификации? — Но... – Впечатленный обрисованной ему перспективой, купец испуганно примолк. Впрочем, похоже, в отличие от Олега, Кора великолепно поняла его невысказанные возражения. — Не волнуйтесь. Сейчас лето и темнеет поздно. А купавка здесь встречается повсеместно, так что приготовление отвара не займет много времени. Вы вполне успеете добраться в деревню до наступления темноты. Посмотрите сами, тут уже недалеко, – она махнула рукой куда-то вперед. И впрямь. Только сейчас, отвлекшись от занимательной беседы, Олег заметил, что зачарованный участок, на котором последние несколько часов, как заведенный крутился их караван, давно пройден. Лес остался позади, и тракт петляет среди пышных, колосящихся пшеничных полей – явного и несомненного признака близлежащей деревни. Как ни странно, но похоже, предводитель каравана осознал данный факт тоже именно в этот момент. Иной причины, объясняющей тот факт, что суматошно оглядевшись, он немедленно начал буквально таки изрыгать цветистый поток благодарностей и восхвалений придумать было нельзя. Впрочем, после короткого отстраняющего жеста Коры, он немедленно прекратил лишнее славословие и скомандовал остановку. Место было выбрано исключительно удачное и живописное. Опушка редкого леса, расстилающееся впереди вспаханное поле, и река на противоположной стороне дороги. Лес дал дрова, река – котелок воды, а буйное разнотравье между деревьями – искомую “ночную купавку” – невысокую стелющуюся траву с мелкими листьями, и довольно крупными, темно-синими бутонами на конце стебля. Пока слуги Истара собирали дрова, набирали воду и разводили костер, Олег, не без задней мысли, предложил Коре свою помощь и охрану во время сбора необходимых трав. Его намерения, легко читающиеся по хитрой улыбке и заинтересованным взглядам, бросаемым то на изящную фигурку девушки, то на густеющие вокруг полянки непроницаемые для любопытных взглядов кусты явно не составляли для неё какой либо тайны. Но, тем не менее, предложение было принято вполне благосклонно и парочка “сборщиков” бок о бок углубилась в лес. Впрочем, ушли они недалеко. К великому сожалению Олега, все дело ограничилось именно что “собиранием трав”. На его намек, что “кустики густые”, последовал простой и ясный ответ, что больной оказался чересчур чувствителен к яду укусившей его нечестии, и если в течении часа не получит необходимого лекарства, то с ногой ему придется распрощаться навсегда. Впрочем, судя по озорному и чуть кокетливому блеску глаз прекрасной целительницы, Олег понял, что. Если бы не “непреодолимые обстоятельства” шансы у него были бы вполне неплохими. Однако шансы-шансами, а в реальности приходилось довольствоваться лишь приятным разговором. Впрочем, – интересный разговор это тоже довольно немало. Собеседником Кора была умным и очень интересным, так что в некоторые моменты Олег даже забывал о своих изначальных целях, увлекшись интересной беседой. Правда, был во всей их беседе один странный момент. С готовностью поддерживая разговор на любые, в том числе и довольно “острые” темы, Кора тщательно обходила лишь один момент. Единственное, что Олег смог о ней узнать, было то, что живет она здесь, неподалеку, но не в деревне, с жителями которой почти не общается и то, что она довольно неплохо умеет петь, но заниматься этим не любит, кроме как по необходимости. Последняя фраза вогнала Олега в сильное недоумение. Сам будучи отнюдь не чужд этому занятию, он никак не мог представить, как это “петь по необходимости”? Она что, менестрель? Но это предположение не выдерживало никакой критики! Песни ради денег? Да ей было бы достаточно продать свой сарафан, чтобы лет сто не испытывать никакой нужды в средствах. А что еще может быть той “необходимостью” которая бы заставила молодую, симпатичную, и явно владеющую магией девушку заниматься нелюбимым занятием, он совершенно не мог представить. Однако Кора, с полной безжалостностью к терзающему его любопытству категорично отказалась пояснять какую именно “необходимость” имела в виду. В конце концов, когда они, уже набрав довольно большой букет необходимой травы, возвращались в лагерь, он не выдержал и спросил напрямую. Нет, не про песни. Кора достаточно явно дала понять, что по данной теме никаких комментариев не будет. Но вот другие загадки неожиданной знакомой... К примеру, то странное равнодушие, и отсутствие стандартных мужских реакций на её внешний облик, проявляемые его попутчиками... Это так же было очень любопытно. — Почему? – Кора невесело улыбнулась, и внимательно вгляделась в глаза своего кавалера, будто пытаясь понять его мысли. Не заметив там ничего кроме глубокой сексуальной озабоченности, она вздохнула, как показалось Олегу – с легким облегчением, и после долгой паузы все же ответила на вопрос. — Можешь считать это проклятием. Я, и весь мой род прокляты. Одно из многочисленных последствий войны с Темной Цитаделью. Проклятие это не смертельно, но во многом... – она задумалась... – Очень во многом, мешает жить... И любить. Одним из мелких проявлений этого проклятья, как раз и является замеченный тобою эффект. При дневном свете мужчины, глядя на меня, не могут воспринимать то, что они видят, как красивую девушку. Общение со мной, не очень-то им нравится... И признаться, я была очень изумлена, когда заметила что на тебя это проклятие не влияет. — Проклятие? – Олег помолчал. Он уже достаточно немало знал о магии, чтоб понимать всю сложность положения, в котором находилась девушка. — Вы не пытались его снять? — Пытались. – Коротко кивнула она. – И мы, и другие наши родичи, и лучшие маги Светлой Академии... – Безрезультатно. – Она пожала плечами. — Точнее, снять-то можно... Вот только, слишком глубоко это проклятье впиталось в нашу природу, в само естество... Так что процедура снятия в обязательном порядке предусматривает умерщвление проклятого, что, как ты понимаешь, меня несколько не устраивает. – Она невесело улыбнулась. — Так что приходится терпеть и приспосабливаться. Хотя, не скажу, что это приятно. Иногда, даже бывают мысли, что смерть, – вполне приемлемая цена за свободу. Но потом они проходят, и я продолжаю жить дальше. Снова взглянув ему в лицо, она озабоченно добавила: – Вот только не вздумай меня жалеть! Такова жизнь и для многих она бывает еще хуже. — И в мыслях не было. – Видя её настроение, немедленно соврал Олег. — А чем занимаешься ты? – выходя на поляну, где остановился караван, и подходя к костру, на котором уже закипал котелок с водой для отара поинтересовалась Кора, видимо стараясь сменить тему разговора. Олег охотно поддержал её в этом начинании. — Охочусь. – Он улыбнулся, и слегка прикоснулся к висящему у пояса мечу, словно иллюстрируя свои слова. – А чем еще может заниматься Охотник на нечисть? Бью упырей, вурдалаков, туманников, получаю за это деньги... Вот, вчера мроула взял, который Литаса покусал – он кивнул в сторону стоящей у костра повозки, на которой лежал раненный. — Ну и как охота? Ты же вроде говорил, что собираешься поступать в магическую академию? — Охота как охота. Конечно, поопасней, чем на уток или зайцев, зато оплата куда как выше. А насчет академии – так одно другому не мешает. Скорее наоборот. Вот поднакоплю денег и трофеев, получу дворянство, благо, для удачливых охотников имеется соответствующее распоряжение императора, и поступлю. С деньгами и дворянством, учиться, оно как-то лучше будет, как мне кажется. — Значит, для тебя это просто способ зарабатывания денег? – небольшим ножом, Кора прямо на бревне низко нагнувшись, осторожно измельчала набранную траву, и аккуратно бросала её в кипящую воду. — И дворянского звания. – Добавил Олег. – Почему бы и нет? И людям хорошо, – от упырей и людоедов разных спасаю, и мне неплохо – деньги они лишними никогда не бывают. — От людоедов? – Со странной интонацией в голосе протянула Кора. Она уже закончила свое дело, и аккуратно села на то самое бревно, которое только что использовала в качестве стола. На миг Олег в очередной раз позавидовал несравненным качеству материала, из которого был сделан её сарафан. На любой другой одежде после такого обращения наверняка осталось бы немалых размеров пятно от выдавившегося сока. — Интересно, и что ты про этих людоедов знаешь? Что тебе известно о тех кого ты убиваешь, охотник? Кто такие по-твоему, эти мроулы, кельпи, туманники, вурдалаки? — Что знаю? Да все, что необходимо. – Олег досадливо прикусил губу. – Кажется, не повезло, – подумал он. – Вот ...! Кажится, обломалась интрижка. А жаль! Проклятье там, или нет, а девушка то очень интересная. Но ведь как не повезло-то, а? Нарваться на “гринписовку” в средневековом государстве. Это только у меня, такое быть и может! Гринписа – еще собственно и в проекте нет, а вот защитница животных – вот она, сидит... Красуется! И ладно бы животных. А то ведь нечисть защищает, от которой людям продыха нет! Сама же покусанному Литасу лекарство делает, и тут же защищает нечисть. Ну как такое возможно? А может все не так страшно? Красивая она все же, да и умная вроде... Под стандартный портрет демократической защитницы прав животных и негров не подпадает. Может и удастся еще договориться? – на этой мысли Олег вздохнул, и постарался объяснить свою позицию с интересом ожидавшей его ответа девушке: — Мроулы, вурдалаки, туманники и остальные – это нежить и нечисть, которая жрет людей, и за убийство которых империя платит большие деньги, – пожал плечами Олег. — Ну а если немного подробней? – Кора очаровательно улыбнулась. – Вот, например, что ты знаешь о корриган? Олег поежился. Об этом редком, и практически истребленном виде речной нечисти он знал не так уж и много, однако, опозориться в стихийно возникшем споре ему не хотелось просто категорически, и потому, подбросив пару небольших веток в костер, он постарался выжать из своей памяти все, что там было на эту тему. — Корриган, ручейные девы или паучьи вдовы, – начал он цитировать по памяти соответствующий раздел “Имперского классификатора охотника”, надеясь, что приведенных там сведений будет вполне достаточно. – Разумная нечисть, обитающая по берегам крупных ручьев и небольших рек. Выглядят как красивые женщины невысокого роста. При достаточности добычи часто сооружают на местах своего обитания беседки из костей жертв, видимые только в темное время суток. Охотятся по ночам. Предпочитаемая добыча: юноши и мужчины в возрасте от шестнадцати до сорока лет. Имеются подтвержденные сведения о развитых гипнотических, анимакратических и оборотнических способностях корриган. Так же имеются неподтвержденные сведения о периодически проявляемых способностях к магии разума и низшему малефицизму. У достаточно древних особей возможны проявления и иных магических способностей. Песня корриган обладает завораживающим эффектом, поэтому при планировании боя следует позаботиться о нейтрализации данной угрозы. Заклинание или амулет с “Шитом разума” или “Незыблемостью правды” показывают достаточную устойчивость к воздействию песни. Так же, в случае отсутствия подходящих амулетов, допустимо использование ушных затычек. В битве склонны к принятию боевого облика в виде гигантского паука. Яд чрезвычайно опасен для человека. Класс опасности второй. Уязвимы к серебру, зачарованному оружию и огненным заклинаниям не ниже второго уровня энергонасыщенности. Атака в одиночестве для Охотников не обладающих развитыми магическими способностями категорично не рекомендована. Рекомендуемая оплата за устранение – пятьсот золотых. Согласно последним сведениям полностью истреблены. – добавил он вспомнив небольшую приписку в конце статьи. Стоило напрячься, как необходимая статья Классификатора немедленно всплыла в его памяти. Да и не удивительно. В свое время, он заучивал его куда тщательней, чем таблицу умножения. Ведь встреченного где-нибудь в распадке упыря или вурдалака не попросишь – “Подождите, пожалуйста, я сейчас немного полистаю справочник, чтобы выяснить, как правильно вас убить. Еще раз прошу прощения за небольшую задержку и надеюсь на понимание”. То есть, попросить-то можно, но вот понимание такая просьба встретит вряд ли... Так что, приходилось учить наизусть. — Вот! – Закончив цитирование, Олег гордо улыбнулся. – Имперский классификатор – великая вещь! Все необходимые знания о любой нечисти и нежити, которая только может встретиться на просторах империи! — Да... – Неожиданно печальная улыбка скользнула по лицу Коры.
-Действительно – все необходимые знания... Как убивать, чем опасна, сколько заплатят за голову... Самое важное и нужное... – Ровный и спокойный голос девушки никак не давал понять, то ли она и впрямь считает, что приведенные в имперском классификаторе сведения являются вполне достаточными и исчерпывающими характеристиками данного вида нечисти, то ли тонко насмехается над полным юношеского энтузиазма и охотничьего азарта Олегом. — Конечно. – Олег решительно кивнул. – Подробную и длинную характеристику в маленький дорожный справочник ведь не уместишь, а тут – все и впрямь самое главное. И ты зря смеешься. Правила уничтожения нечисти, – что может быть важней? Если какая-то тварь питается людьми, то убить её и впрямь – самая важная задача. А уж потом можно будет задуматься и над другими вопросами... Биология там, физиология... анатомия... — История... – в тон ему добавила Кора. — История... – запальчиво подтвердил Олег, а затем задумался и недоуменно обернулся к девушке. — А причем тут история? — При том... Ты знаешь, как появились те корриган, о которых говорится в твоем любимом справочнике? Впрочем, что это я? Конечно, нет. О таких вещах в классификаторах не пишут. О них вообще не пишут, и стараются забыть поскорее, как страшный и позорный сон. — О чем ты? – С искренним изумлением спросил Олег. – Какая история? Всем известно, что проблемы с нечистью и нежитью на территории Трира начались после того, как проигрывающая войну Темная империя обрушила на это государство Великую Порчу. Вот и вся история... — Ага... Жило-было государство Трир – с легкой ехидцей начала Кора. – Жило хорошо, проблем не знало, никакой нежити-нечисти в глаза не видела... Обрушилось на нее проклятье, и тут же, сразу, там куча нежити-нечисти и появилось, – буквально таки самозародилась в лесах, ручьях и болотах. Так, что ли, по твоему? Олег задумался. До сих пор, он, в общем-то, именно так и думал, однако, в изложении Коры, это звучало и впрямь как-то... неправильно. Видя его колебания, девушка вновь печально вздохнула. – Мда... все ясно. Ты ведь вроде собираешься поступать в магическую академию, не так ли? Олег кивнул. — Тогда тебе следовало бы позаботиться хотя бы о начальном образовании. Впрочем... – оборвала она сама себя. – По нашим временам, хоть читать умеешь, и то неплохо. А вообще, да будет тебе известно, никакая магия не в силах сотворить нечто из ничего. На подобное говорят способны боги... Но маги и боги, это немного разные уровни развития. И для магов этот закон является основополагающим. А корриган, да и другие представители тех, кого в твоем классификаторе называют “Разумной нечистью”... Хочешь, я расскажу, как они появились? Олег кивнул. Пренебрежительный отзыв Коры о его образовании немного задевал, – в конце концов, за его плечами было три курса далеко не худшего из российских университетов. С другой стороны, он понимал, что она права. Каким бы хорошим не было его прежнее учебное заведение, там преподавали науки совсем другого мира, и здесь и сейчас, он был практически полным неучем. Да, это положение его вовсе не устраивало, и он предпринимал все возможные шаги для изменения подобной ситуации, но на данный момент это был неоспоримый факт. Внимательно слушавшие их перепалку караванщики, которые, пользуясь выдавшимся нечаянным и недолгим отдыхом, так же расположились около костерка, одобрительно зашумели. В их небогатой на развлечения жизни возможность послушать интересный рассказ или песню, ценилась весьма высоко, и отказываться от подобного они вовсе не собирались. Улыбнувшись, Кора начала свой рассказ. — Еще не так давно, в этом мире, помимо людей, жило немало иных разумных созданий. Я не говорю про эльфов и гномов, – они и сейчас вполне неплохо живут и здравствуют, закрывшись в своих анклавах. Нет, речь пойдет не о них, а о тех, кого в те годы люди называли собирательным словом “фейри”. Какими они были? Разными... Духи лесов, гор, болот... И ручьев. Да, да... все верно. Корриган и тогда жили на этой земле, а вовсе не “появились” после наложения проклятья. Вот только, тогда, никто их не боялся, и вовсе не стремился истребить, во что бы то ни стало. Скорее наоборот. Поля, где обитали полевики, – родили куда лучше, чем те, где их не было. Лешие, за малую плату могли помочь с добычей, или указать лесорубам деревья, потеря которых не вредила, а только помогала разрастанию лесов, а древесина была качественна и прочна. Водяные – спасали тонущих и пасли стада рыб, не позволяя рыбакам брать больше чем было безопасно для воспроизводства, и тем самым не допуская голода из-за полного истребления... А корриган... Тогда они славились как хорошие целительницы, а лунными ночами, к ручьям где они обитали, частенько приходили знатные юноши со всех окрестностей, дабы послушать Песнь Любви ручейных дев. Не каждого, далеко не каждого одаряли девы своей любовью, но бывало это не так уж и редко. Некоторые счастливчики и вовсе приводили их в свои замки качестве законных жен, на радость своим родителям и к пущей славе своего рода. В крови знатнейших из родов империи и по сей день, имеется немалая примесь крови корриган. Люди высоко ценили возможность породниться с ними, ибо каждая вошедшая в род дева приносила с собой немалое приданное. Нет, не золото и серебро, хотя если род жениха нуждался, то и с этим проблем не было. Многие реки несут в себе золото, и дочери ручьев никогда не отказывали в помощи одной из своих сестер, полюбившей смертного. Но главное было не в этом. Совсем не в этом. Человек, женившийся на корриган, любящий и любимый был не только счастлив, но и удачлив. Выйдя замуж за человека, и родив ему детей, корриган лишались бессмертья вольных духов, и умирали в один день и час со своим избранником. Но взамен, они получали удачу. Удачу столь великую, что её вполне хватало, не только на нее, но и на её мужа, их детей и потомков. Не говоря уж о том, что любовь – была самой основой сущности ручейных дев, и потому не было в таких семьях ни ссор, ни разладов. Все изменилось после проклятья. Волшебный народ не очень-то любил частые контакты с людьми, и не обращал особого внимания на войны своих соседей. И потому, одно из последних, и наиболее злобных проклятий Черной Цитадели и оказалось таким успешным. Оно било не по людям. Во время войны, цитадельцы не раз и не два пытались нанести странам Светлого Союза урон массовыми проклятиями. Но все они были с большими или меньшими усилиями отражены союзными магами. Все. Кроме последнего. По той простой причине, что оно было направленно вовсе не на людей! Удар был нанесен по не ожидавшему ничего подобного, никак не участвовавшему в людской сваре волшебному народу жившему на территории Трира... И он оказался даже чересчур успешным. – Кора замолчала. — И? – когда пауза затянулась, с любопытством поинтересовался купец. — Что “и”? – непонимающе обернулась Кора. — Что дальше было? – простой и безыскусный, но тем не менее цепляющий за душу рассказ девушки заинтересовал и Олега. — А дальше... А дальше было изменение. Не все из Волшебного народа смогли это пережить, – многие, очень многие, просто погибли, не выдержав прикосновений чистого зла, сконцентрированного в людском проклятье, зла, которое ворвалось в их незащищенную душу и изменило тела. А для тех, кто все же смог это пережить, был имперский классификатор нечисти, “убить людоеда” и “плата за голову – пятьсот золотых”. Охотник, – она кивнула в сторону Олега, – может рассказать об этом гораздо больше чем я. — А те, кто не пострадал? Ведь проклятие ударило только по Триру? А как же остальные? — Не знаю. – покачала головой девушка. После того как на хивущих в Трире представителей волшебного народа пало проклятие, все остальные скрылись, и более никто их не видел. Может они и вовсе ушли из этого мира, может просто временно спрятались, напуганные происшедшим... Судьба их неизвестна. — Ну ладно, что-то я заговорилась. – Оборвала она свой рассказ. – Пора заняться и делами. – Кора встала с дерева и пощупала снятый с огня котелок с отваром. – Отвар готов. Можно продолжать путь. – Налив темно-зеленый остывший отвар в кружку, она поднесла напиток с готовностью принявшему спасительное зелье Литасу, и обмакнув в оставшуюся на дне котелка гущу чистую тряпицу заново забинтовала его рану. — На сегодня хватит. Как и из чего делать отвар вы видели. Пару дней три раза в сутки ему необходимо употреблять минимум по кружке отвара. На этом, пожалуй, все... – Она улыбнулась, и взглянула на зависший почти у самого горизонта солнечный диск. Улыбка её пропала. Обернувшись к своим собеседникам, она спешащей скороговоркой произнесла: – Скоро темнеет. До деревни вы доберетесь и самостоятельно. А мне пора домой. – Затем развернулась и быстрым шагом, не выслушивая благодарностей караванщиков, направилась прочь с поляны. Олег бросился за ней, но несмотря на то что он бежал, догнать её, двигавшуюся вроде бы не так уж и быстро, он смог только у края поляны. — Домой? По темноте? Это опасно! – Чуть задыхаясь от быстрого бега произнес он. – Я тебя провожу! — Не надо. – Коротко отрезала девушка, но, вглядевшись в его озабоченное лицо, смягчилась. – Я живу тут, неподалеку. И для меня это безопасно... В отличии от тебя. – Она задумалась, и внезапно чуть прикоснулась губами к его щеке. Затем, резко отстранилась, будто сдерживая что-то внутри себя и тихо, так чтобы слышал только он, добавила. — Спасибо тебе за все. За то, что ты понял, и не понял. Было очень приятно хоть ненадолго вспомнить... – Она резко оборвала фразу. Затем, вгляделась в его глаза, протянула руку, словно хотела прикоснуться к нему, но, не закончив движение, опустила её вдоль тела. И словно борясь с чем-то внутри себя, прошептала совсем уж еле слышно: — Не вздумай выходить из деревни этой ночью. Слышишь? Не вздумай!!! Как бы, и о чем бы тебя не просили! Ты мне и впрямь понравился, и будет жаль... Может, ты и хороший охотник, может ты и разбираешься в магии, но до полноценного мага тебе далеко... Тебе не устоять, и не выжить в Лунном Танце. Надеюсь, мы больше никогда не увидимся! — О чем ты? – слова Олега пришлись в пустоту. Резко развернувшись, Кора сделала вроде бы совсем короткий шажок. Вот только расстояние между ними в результате этого крохотного шага вдруг оказалось не меньше чем сотня метров. Девушка не оборачиваясь, быстрыми шагами удалялась все дальше и дальше и, наблюдая эти её шутки с пространством, Олегу на мгновение вспомнилось то, как бессильно кружился их караван, не имея возможности миновать не такой уж и большой участок дороги... — Да ну, зачем ей это? – Отогнал пришедшую в голову мысль Олег, и нехотя направился назад. – Жаль, ничего не вышло, – рассуждал он. – Такая симпатичная девушка... А, впрочем, может и к лучшему. Судя по этому прощанию, с головой у неё отнюдь не все в порядке. А связываться с больной на голову магичкой, пусть даже и очень красивой... Да и времени у меня особо нет, надо до конца месяца еще кучу дел переделать, и в Академию поступать... Так что все к лучшему, – успокаивал он себя. Когда он подошел к стоянке, подсознательно ожидая насмешек своих спутников по поводу столь стремительно убежавшей девушки все уже было готово. Костер затушен, остатки настоя заботливо перелиты в большую керамическую бутыль, а котелок сполоснут и убран к остальным вещам. Ждали только его. Печально вздохнув, Олег махнул рукой и нехотя вскарабкался на своего скакуна, разворачивая его к видневшийся на противоположном краю поля деревне. Караван вновь неспешно двинулся вперед. — Расстроен? – к нему подъехал Истар Лерас. Несмотря на излишнюю полноту, верхом купец сидел куда лучше молодого охотника. — Разумеется, – не стал скрывать своего разочарования парень. – Какая девушка... — Напрасно. – Коротко покачал головой его собеседник. – Радоваться надо! — Радоваться? Чему радоваться? Тому что она ушла? – не понял Олег. — Именно. – Солидно покачал головой купец. – Тому что она ушла... И все живы. Я не знаю, ни кто эта девушка, ни чего ей было надо. Вот только, каждый раз, когда я на неё смотрел, мне вспоминался один эпизод из моего детства. Тогда мы с сестрой шли купаться на море, и я едва не наступил на свернувшуюся между скал, пригревшуюся на теплом солнышке радужную эфу. Тогда мне повезло. В последний момент Арта заметила её и успела отшвырнуть меня в сторону. Так вот, ощущения при взгляде на змею, и на эту твою красотку, были на удивление схожи. Кто бы ни была эта Кора, она не менее опасна, чем радужная змея, чей укус способен убить человека менее чем за минуту. И единственный, из всего каравана, кто не заметил этого, был ты... Охотник. – Последняя фраза прозвучала как обвинение. Олег молча посмотрел на купца. — Может быть, я не ощущал опасности, потому что её и не было? Для меня. – Задумчиво произнес он, пытаясь понять причину, вызвавшую такую реакцию. — Может быть... Все может быть. – Задумчиво согласился торговец. – Ты не подумай, я очень благодарен ей, и за спасение Литаса, и за то что она вывела нас к деревне. Если бы она не убежала так быстро, я обязательно ей заплатил... И все же я очень рад, что сейчас её нет рядом. — Надеюсь, в деревне найдется место где мы сможем остановиться, – немного помолчав, продолжил он разговор. – Деньги – деньгами, но после сегодняшних событий, мне совершенно не хочется ночевать под открытым небом. Уж лучше заплатить. — Согласен. – Коротко кивнув, ответил Олег, вспоминая странное предупреждение, полученное им от Коры. Постоялый двор, способный вместить караван в деревне нашелся. Цены были конечно великоваты, если не сказать покрепче, однако выбора не было. Да и как выяснилось немного позже, когда, все хлопоты по обустройству были уже окончены, пиво у хозяина было вполне неплохое, а свиное жаркое, – просто великолепно! Расслабившийся Олег неторопливо, с наслаждением цедил вторую кружку пива, обдумывая сложнейшую дилемму, – подняться в снятую им комнату сразу, как закончится благословенная жидкость, или же пропустить еще одну-две кружечки. С одной стороны, пиво было хорошим, да и такая возможность хорошенько расслабиться и отдохнуть в той кочевой жизни, которую он вел последнее время, выпадает нечасто. С другой стороны, Олег знал себя довольно неплохо, и вполне реально предполагал, что если он сейчас закажет ‘еще одну’, то именно одной дело никоим образом не ограничится, а значит, завтрашний подъем будет весьма трудным и поздним. Караванщики уже легли спать, так что сидел он в гордом и полном одиночестве, если не считать нескольких местных пьянчужек, что вовсе не являлось на его взгляд достойной компанией. Но с другой стороны... Пиво было очень хорошим, и позволяло неплохо отвлечься от печальных размышлений по поводу так и несостоявшейся интрижки. В этот момент, прерывая его философские размышления, возле его стола раздалось деликатное покашливание. Подняв глаза, Олег увидел, что рядом с ним, переминаясь с ноги на ногу стоит невысокий, коренастый мужичок явно старше среднего возраста, комкая в руках незатейливый головной убор. – Вы, вашсиясь, не охотник ли будете? – задал он вопрос, убедившись, что Олег обратил на него внимание. – Он самый, – кивнул Олег, с тяжелым вздохом отставляя недопитую кружку, и радуясь про себя, что не успел сколько-нибудь серьезно опьянеть. Похоже, в этом селении для него может быть работа, а заниматься охотой на чудовищ в пьяном состоянии, – отнюдь не самый лучший способ самоубийства. Болезненный слишком! – Да вы присаживайтесь, уважаемый... – он сделал паузу. – Терпин. Староста я местный, – немедленно отреагировал мужичок. – Дело у меня к вам, уважаемый охотник... Грустное дело... – Меня зовут Ариох, – представился Олег, слегка склоняя голову. – Чем могу вам помочь? – Корриган у нас. – Грустно наклонил голову староста. – Вот тут, – пятьсот золотых. – Положил он на стол тяжелый, и приятно звякнувший мешочек. – Все что набрать удалось. Увы, деревня у нас небогатая. – Корриган? – в изумлении Олег откинулся на спинку скамьи. – Но они же истреблены! – Истреблены, они может быть и истреблены, однако обитает тут одна... Хель бы её взяла! – выругался староста. – Ну как, возьмешься? – он пододвинул кошель к Олегу. Тот всерьез призадумался. С одной стороны, его список охотника был уже практически завершен, и рисковать, схватываясь с таким серьезным противником как корриган не было ни какой нужды. Пары туманников, уничтоженных им на прошлой неделе, было вполне достаточно, чтобы вызвать уважение комиссии по дворянству, так что он вполне мог обойтись без особого риска, просто уничтожив по дороге в Вольград пару-тройку упырей или вурдалаков. К тому же состоявшийся совсем недавно разговор с загадочной девушкой, её рассказ о том, кем были корриган когда-то и их судьбе, настойчивая просьба Коры не выходить ночью из деревни... Да и пиво здесь вкусное... Взвесив все эти аргументы, Олег совсем уж было собрался отказать старосте в его просьбе, но случайно взглянул в глаза собеседника, и поразился стынущей в них тоске. – Что, много жертв? – как бы невзначай поинтересовался он. – Сына на прошлой неделе схоронил, – глухо ответил Терпин, отводя глаза. – Корриган? – Она самая, ...! Невеста у него была. Свадьбу намечали... Ан, вышел он на двор под вечер, показалось, что коровенка как-то не так мычит, и вернулся только под утро... под Песню попал... глаза шальные, словно и не в себе... За три дня сгорел... Возьмешься за работу? – настойчиво переспросил староста, искательно заглядывая Олегу в глаза. Тот печально вздохнул. Выходить из теплого, уютного трактира не хотелось. Не хотелось до чертиков. Вот только он сам, добровольно взялся за эту опасную, и беспокойную, но хорошо оплачиваемую работу. И отказываться сейчас было... Да неправильно это было, и все. Что бы не говорила его случайная знакомая, какие бы советы она не давала и истории не рассказывала, здесь и сейчас гибли люди. Гибли и просили о помощи. И, если он хотел остаться человеком, он должен был помочь. Остаться человеком. Олег хмыкнул, досадуя на себя. Увы, для него это было отнюдь не образным выражением. Наличие демонического тела, несмотря на многочисленные даваемые им преимущества, имело и свои недостатки. Так что, по большому счету, после слов и печального взгляда старосты, выбора у него не было никакого. Он печально вздохнул и решительно отставил в сторону недопитую кружку пива. – Эй, трактирщик! Квасу мне! – придвигая к себе кошелек, скомандовал он. — Где обитает, знаешь? – Спросил он обрадовано заулыбавшегося Терпина, отхлебывая из кружки освежающий напиток. Тот немедленно закивал головой. — Ну, рассказывай. Сейчас стемнеет, и пойду. – Печально вздохнул Олег делая очередной глоток кваса, и тоскливо поглядывая на так и недопитую, почти на две трети полную кружку с превосходным светлым пивом. Ему очень хотелось ошибаться, но кажется он догадывался, кого ему предстоит встретить этой ночью . И эта догадка его совершенно не радовала. *** Незаметно сгустились сумерки. Вздохнув. Олег в последний раз проверил свое немудреное снаряжение, осмотрел меч, провел пальцем по лезвию, проверяя заточку, ойкнул, и облизнул появившуюся царапину, после чего привычным жестом закинул оружие в ножны и вышел на улицу. Пора было идти на охоту. Выйдя за околицу деревни, он провел частичное демоническое преобразование тела вызывав ночное зрение, спустился к ручью, и медленно побрел вдоль течения. Ждать пришлось недолго. Загадочные блики лунного света вдруг словно мигнули, приобретая неведомые ранее оттенки, чуть по-другому зашумел под ветром камыш, журчание ручья вдруг стало складываться в затейливую и нежную мелодию, и Олег услышал Песню. Тропою тени, Иди ко мне, моя судьба, Ты полон жизни Мы вместе будем навсегда... Беседка корриган появилась неожиданно. Вот, её не было, и вот, в лунном свете уже виднеется невысокое, изящное строеньице на берегу ручья. Ему вновь вспомнился бесконечно топчущийся на дороге караван, и быстро удаляющаяся от лагеря девушка, и он печально вздохнул. Впрочем, сейчас это было неважно. Совсем неважно Важной была только песня, что звучала вокруг, пробирающаяся в тело и, казалось, заполняющая саму душу. Высокие стрелы камыша, бросают тени чуть желтоватую кость, и, сквозь забивающую мысли музыку, Олег понимает, что это кости тех, кто приходили до него. Но это не важно тоже. Совершенно не важно, ведь навстречу ему поднимается прекраснейшая из виденных им женщин. Прекраснейшая? Огненной стрелой в памяти проносится облик Гелионы, сковавшие его чары чуть приразжимают свои когти и он узнает её. Недавняя знакомая... Но как она изменилась! Сейчас, при лунном свете, её красота, и без того произведшая на него немалое впечатление казалась и вовсе невероятной! От неё невозможно было отвести глаз, она проникала в самую душу, заставляя замереть от невыразимого восхищения. – Ты все же пришел ко мне, охотник, – шепчет она, и её глаза наполняются невыразимым светом. – Ну что ж, это твой выбор... И наш танец! – Она протянула ему руку и Песня Корриган налилась новой силой. Тенистой ночью Ты насладишься, жизнь отдав Пойдем со мною, В реке безбрежной танцевать... – Я пришел, – покорно отзывается Олег, не отводя от неё зачарованного взгляда. Возникшая было мысль вытащить меч, тает под воздействием песни и музыки. Здесь, этой ночью, при свете луны, самая мысль о возможности обнажения этого грубого оружия из хладного железа кажется святотатством. – Пойдем, – Кора взяла его за бессильно опущенную, так и не дотянувшуюся до рукояти ладонь, и потянула за собой к беседке... Пойдем со мной, этой ночью мы будем танцевать вместе. Ты же хотел этого! В сей вечной сказке Есть только мы с тобой вдвоем, И лаской нежной... Мы жизни наши вновь сплетем. Иди на звуки, Я жду тебя, любовь моя... И паутина Соединит наши сердца. Танец был прекрасен. Но... Что то было не так. Эта песня, была словно не настоящей, и любовь и страсть, которую Олег ощущал в каждом движении своей партнерши по этому сказочному танцу, все более и больше казались ему странной, неумелой подделкой, неуклюжей приманкой для наивных простаков. Все сильней и сильней в его душе разгорался злой, черный огонь протеста, – демоны не могут быть марионетками! – так можно было бы высказать его ощущения на словах, если бы он удосужился выразить их вслух. И все же, прерывать эту песню было рано... Пока рано... И меч продолжал покоиться в ножнах. Ты страстен, милый И твой прекрасен смертный час, Любви под силу Объединить навеки нас Но черным ядом, Отравлена моя судьба Прошу, не надо... Быть может, сможешь избежать... Поцелуй был сладок. Не то неловкое, быстрое касание, которое произошло еще совсем недавно. Нет. Олег не знал, с чем можно было сравнить ту великую и сладкую силу, что наполнила его от этого поцелуя. Казалось, огромная волна вознесла его ввысь, с сияющей над плетеной крышей беседки прекрасной и загадочной в своем вечном величии Луне. Затем, нежные губы скользнули ниже, легкая, совсем не сильная боль кольнула шею и дикий, ни с чем не сравнимый вопль боли, разнесся над разнесся над зеркалом ручья. Отскочившая от него девушка отчаянно терла лицо, словно стирая попавшую на неё кислоту. Вот только, никакой кислоты там не было, – лишь черная, густая и вязкая кровь демона пузырилась на побелевших губах. Очарование момента пропало. Странные чары, опутавшие его сознание спали, и Олег понял, что только что находился на краю гибели, и спасся только благодаря демонической природе своего тела. Кровь на губах Коры явно показывала, какова была участь тех, кто приходил сюда до него. Да и губах ли? Нежная кожа изменялась. Та, кто еще совсем недавно выглядела как прекрасная девушка, превращалась в нечто непонятное, и отнюдь не такое привлекательное. Острые жвала выступили из невероятно широко, не по человечески раздвинувшегося рта. Восемь длинных мохнатых паучьих лап, приподняли тело, еще не до конца утратившее человеческие очертания, и холодным блеском сверкнули фасетчатые глаза. А музыка все звучала, вот только, избавившись от дурмана, Олег уже перехватил магическую мелодию и не обращая внимания на огромную паучиху, с угрожающим шипением двинувшуюся в его сторону, начал петь сам, подстраивая ритм и звучание наподобие своего любимого тяжелого рока. Ты моя дева, Сгораешь в злом танце, На огненной лаве крови моей Бархатной смертью, крадущейся ночью Ты обернулась во мраке теней. Но не сломить тебе сладостным ядом, Меч, что калился в адском огне. Ты погибаешь, теряя проклятье, Горестно плачут обрывки теней. И, видимо, было в этой песне, в этой магии сила, потому что ярким огнем, вспыхнула мерцающая на жвалах черная кровь и с тонким вскриком, совершенно не подходящим для монстра, паучиха отпрянула в сторону. Отпрянула и вдруг, внезапным прыжком бросилась на Олега. Легко отклонившись, он мгновенно завершил преобразование и длинные когти демона полоснули по мягкому брюху, а ядовитые жвала его противника лишь бессильно скользнули по твердой демонической чешуе. Но корриган, и не думала сдаваться. Тихий свист-призыв и шорох множества лапок заставил Олега насторожиться. Пауки лезли отовсюду. Из глазниц старых, побелевших черепов, ‘украшающих’ беседку, из густых камышей, из щелей между костями... – А вечер перестает быть томным, – ухмыльнулся демон, обнажая острые клыки, и встряхнул головой. Тонкие змеи, бывшие его волосами, упали на пол, и стремительно поползли к набегающим насекомым, злобно шипя и посверкивая холодными глазами. – Змеи против пауков, – ты не находишь, что это символично? Не стоит недооценивать своих противников. Как видишь, шансы выжить у меня все же имеются. – Веселая боевая злость овладела Олегом, и он двинулся в сторону настороженно шипящей паучихе, готовясь атаковать в любой момент. – Интересно, кто победит? Я ставлю на своих питомцев! – с улыбкой, более похожей на оскал из-за удлинившихся клыков заявил Олег своей противнице, обнажая меч, и настороженно следя за каждым движением пятящейся паучихи. – Ну что, раунд номер два? И, коротко взмахнув крыльями, он атаковал, расплываясь в вихре ударов. – Эх, люди, люди... – спустя тридцать секунд, отскочив подальше, чтобы передохнуть, заявил Олег, рассматривая свой меч. – Что ж вы такое непрочное оружие-то куете? – сокрушенно вздохнул он. Мощный панцирь, прикрывающий всю верхнюю часть тела паука, стал непосильным испытанием для заточки его меча, и ныне, грозное некогда оружие могло использоваться разве что в виде дубинки. – Ну что ж ты делаешь, сволочь, – укоризненно взглянув на корриган, Олег отбросил подведшее его оружие подальше на берег и резко присел, уклоняясь от выпущенной в него липкой нити. – Ты хоть представляешь, сколько с меня точильщик за восстановление настолько испорченной заточки сдерет? – короткий мах активированным дархом, и его противница лишается половины левого педипальца. Судя по раздавшемуся яростному шипению, данная потеря для корриган оказалась весьма огорчительной. – А что поделать? – нарочито грустным тоном поинтересовался Олег, перекидывая пылающий темным огнем магический кинжал из руки в руку, и внимательно отслеживая все движения вновь попятившейся паучихи. – Ну, ну, не обижайся подруга. Это не я такой, это жизнь такая. Короткое движение левой ладони и завороженная постоянным мельканием кинжала тварь не успевает увернуться от небольшого, но очень горячего файербола, прожегшего приличных размеров дыру в панцире у нее на груди. Резкая боль в левой ноге, внезапно напомнила Олегу, что у него вообще-то не один противник. Крупный паук размером с суповую тарелку, вцепился ему в левую ногу чуть повыше ахиллесова сухожилия, запустив жвала между прикрывающих кожу чешуек. Как ни быстр был взмах демонических когтей, оборвавший жизнь этого паука, корриган заметила его отвлечение и использовала представившуюся ей возможность на полную катушку. Нет, она не стала атаковать Олега. Видимо, трезво оценив соотношение сил, она бросилась бежать. Восемь ног мелькнули, расплываясь от движения, и огромная живая торпеда промчалась к выходу, обдав Олега мускусным запахом, и безжалостно топча собственных слуг, отчаянно сражавшихся с демоническими змейками. – Эй, ты куда? – Только и успел крикнуть Олег, наблюдая как мелькнуло сочащееся желтой слизью из четырех глубоких ран оставленных его когтями брюшко. – Мы так не договаривались! – он распахнул широкие крылья и рванулся в погоню. Вообще, пауки бегают быстро. Когда они чего-нибудь боятся, то могут бегать даже ОЧЕНЬ быстро. Однако, даже самый быстрый бег по земле, не позволяет сравняться по скорости даже с относительно медленным полетом. Олег же летел отнюдь не медленно, и к тому же вовсю используя преимущества своего возвышенного положения активно закидывал удирающую корриган множеством мелких файерболов, буквально поливая бедную паучиху огнем. Казалось, победа была близка. Олег, находясь на высоте, мог спокойно добивать своего врага, не опасаясь ответных ударов. Однако это только казалось. Сама корриган была категорично не согласна с подобной постановкой вопроса и, убедившись, что шансы сбежать от Олега на открытом месте отсутствуют, решилась на повторную атаку. Длинная, белесая нить, ударила демона в грудь и прилипла. Прежде чем Олег успел полоснуть её кинжалом, сильный рывок буквально сбросил его “с небес на землю”. Стоило ему выпрямиться, как длинная нога паучихи распрямилась и он получил мощный удар в живот. Естественная броня не подвела и на этот раз, – длинный коготь на конце паучьей лапы не смог пробить прикрывающую его чешую, однако, сила удара была такова, что Олег кубарем покатился по траве, сминая полурасправленные крылья. Не медля ни секунды, корриган вновь атаковала. Раскрылись ядовитые жала, торжествующе блеснули фасетчатые глаза, – блеснули и погасли, тускнея. Длинное, полыхающее тьмой лезвие активированного дарха, вспороло головогрудь огромного насекомого, не оставляя ему никаких шансов на выживание. Удар демона упредил атаку на какие-то доли секунды, определив победителя в затянувшемся сражении. Со вздохом приподнявшись, Олег пошевелил крыльями, проверяя их работоспособность, после чего перевел взгляд на поверженного врага. Очертания гигантского паука, бледнели и расплывались, и под его взглядом, вначале неясно, а затем все четче и четче стали проявляться контуры прекрасной юной девушки, с ужасающей раной в груди. Черные, сожженные губы с усилием разомкнулись, и до Олега донесся тихий шепот: – Это был хороший танец, демон... Как жаль, что мы танцевали друг против друга, а не вместе... Быть может, если бы не мое проклятье, у нас могла бы быть иная судьба. Добей меня. – Она замолчала. Вложенные при создании магического кинжала отравные заклятия делали свое дело, но могучий организм нечисти боролся даже сейчас. Она все еще дышала. – Как заканчивалась твоя песня? – неожиданно для самого себя спросил Олег. – О, так значит, ты все же попал под её чары? Ну что ж, слушай! И постарайся понять. Я и вправду любила... – Я понимаю. – Серьезно ответил Олег. – Любила. И убивала. Паучиха. – Да... – Кора попыталась улыбнуться, но быстро оставила эту попытку. – Больно, – пожаловалась она, и тихо запела: Прости и прощай, Уходя лунной ночью Ты оставляешь смерть за собой... — Как сладок отзвук неспетого танца – Тихо подпел ей Олег, вновь активируя дарх. — В сетях любви мы сгорели с тобой! – Торжествующая улыбка скользнула по сожженным губам умирающей корриган, и в следующий миг мелькнувшее в свете луны лезвие магического кинжала оборвало её мучения. – Мда... Вот такая вот сказка, – тихо пробормотал Олег, вновь принимая человеческий облик, и озираясь в поисках отброшенного в самом начале боя меча. Подняв его, он еще раз вздохнул, и медленно побрел по направлению к деревне. Зверски болел ушибленный живот, тянуло шею, прокушенная мелким пауком нога сильно ныла и распухла, и Олег порадовался, что на демонов яды действуют намного слабее, чем на людей. А еще, ему не давала покою мысль о том, какими же были корриган, пока их не искорежило павшее на Трир проклятье? Насколько прекрасны и умны они были, если следы этого остались видны даже после их преображения в злобную нечисть? Так ничего и не надумав, Олег вошел в таверну, устало бросив напряженно ожидающему его возвращения старосте: – Ваш заказ выполнен, – и тяжелой, слегка прихрамывающей походкой поднялся в свою комнату. А в голове его вертелись так и не спетые строки: Души осколок Упадет на дно. Луны сиянье Не спасет его. Он растворится, В этой песне тьмы Навек застынет мотылек любви. Наутро, караван вновь выступил в сторону Арделла. Нога Литаса, как и было обещано, выздоровела за два дня. Раны Олега, благодаря его демонической природе, исцелились еще раньше. И лишь глубоко в его памяти, острым осколком сидела встреча со странной женщиной, нечистью-людоедкой, корриган по имени Кора, её рассказ, песня и танец. Осталась память и осталась боль, Мы танцевали под луной с тобой Но был богам наш танец тот не мил, И смерти яд нас разлучил.

Читать книгуСкачать книгу