Том 3. Зеленый вертоград. Птицы в воздухе. Хоровод времен. Белый зодчий

Скачать бесплатно книгу Бальмонт Константин Дмитриевич - Том 3. Зеленый вертоград. Птицы в воздухе. Хоровод времен. Белый зодчий в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Том 3. Зеленый вертоград. Птицы в воздухе. Хоровод времен. Белый зодчий - Бальмонт Константин

Константин Дмитриевич

Бальмонт

Собрание сочинений в семи томах

Бальмонт К. Д.

Б21 Собрание сочинений: В 7 т. Т. 3: Полное собрание стихов 1909—1914: Кн. 8—10; Белый зодчий. — М.: Книжный Клуб Книговек, 2010. — 528 с.

ISBN 978-5-904656-85-0 (т. 3)

ISBN 978-5-904656-82-9

Константам Дмитриевич Бальмонт (1867—1942) — русский поэт-символист и переводчик, виднейший представитель Серебряного века. Именно с него начался русский символизм.

Стихи Бальмонта удивительно музыкальны, недаром его называли «Паганини русского стиха». Его поэзия пронизана романтичностью, духовностью, красотой. Она свободна от условностей, любовь и жизнь воспеваются даже в такие страшные годы как 1905 или 1914.

Собрание сочинений Константина Дмитриевича — изысканная коллекция самых значительных и самых красивых творений метра русской поэзии, принесших ему российскую и мировую славу. Произведения, включенные в Собрание сочинений, дают самое полное представление о всех гранях творчества Бальмонта — волшебника слова.

Уникальными являются первые три тома — в них без сокращений воспроизведено «Полное собрание стихов К. Бальмонта в 10 томах», изданное в 1904—14 гг. В пятый и шестой тома вошли прозаические произведения Бальмонта, очерки, заметки, впечатления и мысли. Заключительный том Собрания сочинений включает в себя лучшие образцы его художественных — поэтических и прозаических — периодов.

В третий том собрания вошли сборники стихов «Зеленый вертоград», «Птицы в воздухе», «Хоровод времен» и «Белый зодчий*.

УДК 821.161.1 ББК 84(2Рос=Рус)1

ISBN 978-5-904656-85-0 (т. 3) ISBN 978-5-904656-82-9

О Книжный Клуб Книговек, 2010

Книга VIII

ЗЕЛЕНЫЙ ВЕРТОГРАД

Слова поцелуйные

Он по садику гулял, в свои гусли играл.

Я люблю! Я люблю!

Звонко в гусли играл, царски песни распевал.

Я люблю! Я люблю!

Журчанье Белых Голубей

КОРМЩИК

Кто ты? — Кормщик корабля.

Где корабль твой? — Вся Земля.

Верный руль твой? — В сердце, здесь.

Сине Море? — Разум весь.

Весь? Добро и рядом Зло?

Сильно каждое весло.

Пристань? — Сон. — Маяк? — Мечта.

Достиженье? — Полнота.

Полноводье, а затем?

Ширь пустынь — услада всем.

Сладость, сон, а наяву?

В безоглядности — плыву.

ВТАЙ-РЕКА

Из глубокого колодца, из-под той крутой горы,

Где гнезда не строит птица, где не строит зверь норы,

Протекала полноводно, и течет, поет века,

Непослушная, живая, влага-пламя, Втай-Река.

Там на дне — лишь белый сахар, алый бархат, жемчуга,

Из глазастых изумрудов расписные берега,

А порой, за крутизнами, поровнее бережки,

На отлогостях сверкают желто-рдяные пески.

От Востока до Заката Втай-Реки идет длина,

От холодных стран до жарких растянулась ширина.

Глубину никто не знает, измеряли мудрецы,

Опускали в воду тяжесть, потеряли все концы.

А и что ж нам ведать тайны — тех, кто хочет тайну скрыть

Втай-Река не с мудрецами, хочет с сердцем говорить,

Прикатилась и вселилась в полнозвучные сердца,

Из глубокого колодца, без начала и конца.

ШАТ-РЕКА

Ужи что я вам, братья, сегодня реку:

Не ходите вы, братья, на Шат-Реку.

Глубока та Река шатоватая,

Плутовата она, вороватая.

И сшибает она с ума-разума,

Подойдешь к ней, — судьба твоя сказана.

Подойдешь, изопьешь, зашатаешься,

По прибрежной глуши нагуляешься.

Опьянит она зыбью глубокою,

Завлечет шелестящей осокою.

Не ходите вы к ней, не пленяйтесь вы ей,

А уж если пошел, так себя не жалей.

Загляни, потони, значит, так суждено,

Не видать с берегов, что скрывает там дно.

ТЕНЬ-РЕКА

Под густыми под кустами протекает Тень-Река,

Ты побудь над ней ночами, в час как тают облака,

Загляни в нее очами, — в чем, спроси, твоя тоска.

Оттого ль, что вот, взглянувши, ты увидел свой двойник?

Оттого ль, что птица ночи, промелькнув, послала крик?

Оттого ли плачут очи, что, дрожа, шуршит тростник?

Отодвинься, — отраженье отодвинулось в воде,

Опрокинься, — и стремленье не к воде ушло, к звезде,

Разуверься, — птица ночи есть везде и все ж нигде.

Промелькнув над Тень-Рекою черно-бархатным крылом,

В гости к Солнцу улетела птица тьмы ночным путем,

Чтоб позвать к нам птицу-пламя и сменить печаль огнем.

И казавшийся зловещим расшуршавшийся тростник,

Под опаловой росою, как под ласкою поник,

Перед ним в воде трепещет ожемчуженный двойник.

За дневною Тень-Рекою тьма ночная далека,

Все ночное будь хоть вдвое, а растают облака.

И под Солнцем, как червонцем, золотится Тень-Река.

СЛАДИМ-РЕКА

Течет она, течет она,

Река-Сладим течет.

Как сладость сна, идет весна,

Утрачен веснам счет.

Разъялся лед, нежна тоска,

Ключ Бездны заиграл.

Помчала всех Сладим-Река,

Белеет влажный вал.

Он хлещет всех, нас всех он взял,

Мы все в огне скользим.

Он мечет, крутит, пьяный вал,

Течет Река-Сладим.

СВИРЕЛЬНИК

Он Пророк и он Провидец, он Свирельник и Певец,

Он испил священной крови из раскрывшихся сердец.

Он отведал меда мыслей, что как вишенье цвели,

Что как яблоня светились и желаньем сердце жгли.

В белом свете, в алом цвете, в синем, в желто-золотом,

Был он в радугах вселенских освещен Огнем и Льдом.

Заглянул он в голубую опрокинутость зеркал,

Слышал шопоты столетий и нашел, чего искал.

Семиствольную цевницу он вознес, поет свирель,

Вековую он гробницу превращает в колыбель.

Торопитесь, насладитесь полнопевною волной,

Нарядитесь, освятитесь Морем, Солнцем, и Луной.

В стройном хоре дышит Море, в круге — блески всех светил,

Прикоснитесь в разговоре к собеседованью Сил.

АНГЕЛ ВСТРЕЧ

Во зеленыим саду, в сновиденной я мечте.

Птица райская поет на превышней высоте,

Птица райская велит быть в любовной чистоте.

Говорят она при наш неокованный закон.

Говорит она, поет, что раскрылся Небосклон,

И как будто бы звонит, и узывчив этот звон.

На престоле, в высоте, светлый Ангел наших встреч,

В золоту трубить трубу, золотой он держит меч,

Возсиянием своим он ведет с очами речь.

Посылает он лучи на зеленые луга,

Он велит волнам морским восходит на берега,

Он велит волнам морским оставлять там жемчуга.

Он сияет для очей ярче Утренней Звезды,

Он дает тепло лучей для продольной борозды,

В изумруды и в рубин одевает он сады.

Ю

Птица райская поет, и трубит огонь-труба,

Говорит, что мир широк и окончена борьба,

Что любиться и любить — то вершинная судьба.

АДАМ И ЕВА

Адам, первично-красный,

Ликующая плоть.

Из глыбы темно-страстной

Слепил его Господь.

Узывчивая Ева,

Прозрачная душа.

На первый зов напева

Пришла к нему, спеша.

Пришла к нему в невинный,

Сияющий Эдем.

Но этот сад пустынный

Для разума был нем.

И Ева воздохнула,

И поглядел Адам.

И долгий ропот гула

Прошел по Небесам.

Совсем в средине Рая

Красивый куст расцвел.

Адам сказал, не зная,

Что это — женский пол.

И раковина Моря

Раскрылась на кусте.

С зарею цветом споря,

И споря в красоте.

Читать книгуСкачать книгу