Драконьи танцы на битом стекле

Серия: Драконьи грезы глазами маски [2]
Скачать бесплатно книгу Патрикова Татьяна - Драконьи танцы на битом стекле в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

Пролог

Шут умирал. Лекарь не знал, чем помочь. Метался между ним и аптекарской кухней, все искал лекарство. Безуспешно. Мальчишка метался по влажным простыням, бился в агонии, что-то исступленно шептал в бреду. А иногда, открывал измученные, помутневшие глаза и сердце Радужного дракона замирало. Шельм улыбался ему, едва заметно, почти нежно, просто желая успокоить, приободрить, а потом снова проваливался в бред. И Ставрас грел дыханием его озябшие пальцы, стирал испарину со лба, целовал бледные губы, мокрый лоб. И просто не знал, как жить дальше. Как жить без него?

На пятый день он принял решение. Все просто, только одно существо сможет ответить на его вопрос. И тогда он ушел, не зная, когда вернется. И оставил своего мальчика на попечение единственному, кому смог бы доверить его жизнь безоглядно. Макилюнь, Палач Масок покачал головой и обещал не отходить от Шельма. Они с Эром поселились в Драконьей Аптеке, а Ставрас улетел. Думая, что все еще бредящий шут, даже не заметит его ухода. Но, когда радужный Дракон исчез из этого мира, голубоволосый мальчишка очнулся. Встал с постели, пока Димитрий и его дракон были внизу, и долго смотрел в окно на закат. Вернется ли? А что если нет?

Его нашли на полу без чувств и снова уложили в постель, вот только бороться за жизнь сил у шута почти не осталось.

Часть I

Танец Жизни

1

Странный дом, под выгнутой крышей, пение соловья в саду. Цветущая вишня, роняющая нежные лепестки звездопадом теней на фоне полной луны. Легкий ветер, треплющий волосы, мир, не знающий снежных зим, шорох крыльев ночных бабочек возле бумажных, круглых фонарей с неведомыми письменами. Но ему не нужно знать язык этого мира, чтобы поговорить с тем, к кому он проделал столь длинный путь. Молчаливая женщина, все поняла по глазам. Такой ночной гость мог прийти лишь к её мужу. Прогибающиеся, пружинящие под ногами половицы, вместо дверей разъезжающиеся в стороны ширмы из тонких планок и светлого шелка — непривычно, но от этого кажется еще более изыскано. И хозяин дома, поднявшийся навстречу гостю. Субтильный, жилистый, еще совсем не старый. Мужчина в странном одеянии, напоминающем халат, если бы не был так богато расшит и раскрашен цветами и… драконами, больше похожими на крылатых змей. Глаза внимательные, черные, как сама ночь, лишившаяся звезд по прихоти коварной непогоды, волосы, цвета вороньего крыла, длинные, но поднятые в высокую прическу, тонкие, почти бесцветные губы. Незнакомые черты, но узнаваема душа.

Кто сказал, что Радужный Дракон, передавший свой пост стража могильных курганов, умирает? О, нет, он просто уходит в другой мир, выбрав себе в нем жизнь по вкусу. В этом мире, в котором Ставрас нашел своего предшественника, тот был человеком. Обычным человеком, имел семью и детей. Вот только даже женщина, что взял он в жены, не знала, что муж её и не человек вовсе, а существо, помнящее все свои перерождения. В этом мире его звали Фа Юнь, и Ставрас пришел к нему за советом.

Бывший Радужный дракон не узнал его, хотя Драконьему Лекарю казалось, что не так уж и сильно он изменился. И пришлось представиться по всей форме, позволив заглянуть в саму душу и посмотрев в ответ. Фа Юнь прозрел, но долго еще просто смотрел на существо, сидящее перед ним на коленях за одним столом. Его молчаливая жена принесла им легкие закуски и поставила на стол два кувшинчика рисового вина и набор пиал. Хозяин дома молча разлил вино и заговорил лишь после третьей пиалки.

— Что привело тебя ко мне?

— Мой человек.

— Помниться, ты уже как-то приходил ко мне ради человека, давно, в другой мир, в другую жизнь.

— Это другой человек.

— Догадываюсь. И вижу, что этот, новый, куда важнее для тебя, чем нечто проходящее в бесконечно длинной жизни. Вы близки?

— Да.

— Насколько?

— Иногда мне кажется, что ближе уже невозможно.

— Опасная близость.

— Я знаю.

— И все равно не позволяешь ему отойти хоть немного?

— Это сильнее меня. Он сильнее. Я не могу без него, но он… умирает. Я не знаю такой болезни.

— Тогда это не болезнь. — Отозвался Фа Юнь и снова разлил вино.

Долго пили молча. Ставрас знал, что спрашивать больше не о чем. Если хозяин дома захочет ответить, он даст ответ. Нет — никто его не сможет заставить сделать это. Даже он.

— Сколько ему?

— Двадцать второй год. Но он не совсем человек, он масочник.

— Масочник?

— Они пришли в наш мир через полторы тысячи лет, после того, как ты навсегда покинул Вересковую Пустошь.

— И ты запечатлил мальчишку, не принадлежащего тому миру, который породил тебя?

— К тому времени мир уже принял их.

— Давно?

— В ночь его рождения.

— А другие драконы сходились уже с ними?

— Да.

— Значит, жди проблем.

Снова выпили. Закуски просто не лезли в горло. А вино пилось как вода.

— Вы перестраиваете друг друга. Их магия не такая как ваша, и сейчас, с того момента, как ты, Радужный Дракон, выбрал себе масочника, началась перестройка двух видов магии. Да, возможно, это болезненно, но, я уверен, что не смертельно.

— А у других? С ними будет так же?

— Возможно. Я бы даже сказал, скорей всего. Но симптомы могут отличаться, ведь магия масочников тоже разниться, не так ли?

— Так. — Отозвался Ставрас, понимая, что это путешествие дало ответы, но их можно было бы получить и не оставляя Шельма одного. Просто переждав. Но он так волновался. Так боялся, что сделать уже ничего нельзя.

— Я не обижусь, если ты покинешь меня, не дождавшись зари, — тонкие губы Фа Юня тронула улыбка. Черные глаза смотрели прямо, и в них рождался свет. — Я не узнал тебя Ставрасейригултирвиль, потому что ты изменился, но не внешне, а внутренне. Стал цельным. Не думал я, что увижу тебя таким. Доброго пути, странник, и пусть дорогу твою освещает свет твоего сердца.

— Благодарю тебя, Ушедший, что принял и разъяснил.

И он исчез оттуда где стоял, так и не разогнувшись из ритуального поклона. Но путь назад предстоял ему еще долгий.

Ставрас ушел из мира в конце осени, они как раз заканчивали перевозить мертвые яйца в Драконарий, и в одно из посещений Драконьим Лекарем Радужного Дворца, выяснилось, что жена королевича ждет ребенка. А вернулся он уже весной, когда и снег уже стаял, и травка проклюнулась, робкая еще, несмелая, но нежная и жаждущая жить. В аптеке его встретил Мак. Хмурый и задумчивый он сидел на табуретке в кухне и ждал, пока на маленькой горелке подогреется молоко, налитое в жестяную кружку. Ставрас, приблизившийся почти беззвучно, замер в дверях, не зная, как окликнуть Палача Масок, а тот его не замечая, вздохнул, поднялся и затушил огонь. И, двигаясь, словно в дурмане, потянулся к кружке голой рукой.

— Осторожней, горячо. — Произнес лекарь тихо, Палач резко повернулся к нему, зажмурился на миг и глубоко вздохнув, снова открыл просветлевшие глаза.

— Рад, что ты вернулся.

— Что-то с Эром?

— Ты… уже знаешь?

— Насколько сильно твоя магия отличается от магии обычного масочника?

— Достаточно сильно.

— Поэтому в вашем случае твоя магия перестраивает его.

— А в вашем?

— Моя.

— Шельм полностью оправился к марту. Эр слег почти сразу же после него.

— В человеческой форме?

— Да. Это плохо?

— Не знаю. Но обычно бронзовым нельзя долго не трансформироваться. Сейчас конец апреля. Третий месяц — это долго.

— Ты сейчас пойдешь к Алексу?

— Нет. К Эру. Если Шельм оправился, то он и без меня найдет, чем заняться.

Читать книгуСкачать книгу