Жизнь. Срез для диагноза

Скачать бесплатно книгу Смородин Александр Ф. - Жизнь. Срез для диагноза в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Жизнь. Срез для диагноза - Смородин Александр
* * *

Все в этой жизни поделено от недр до помоек и свалок, на которых есть что-нибудь путное. Никого нигде не ждут и не собираются пускать. Книги, телевидение и сериалы сутками занимаются прогонами красивой жизни. Надуманные пустышки, не имеющие ничего общего с реальностью, втюхивают людям мысль о всеобщем благополучии, ну а если ты не такой, то ты исключение, неудачник и неумеха. Иди обманывать людей, воровать или грабить и все наладится. А в жизни таких флибустьеров ждет не только удача, но и серьезные люди в форме или без нее, которые возьмут в оборот и за свободу или жизнь отдашь не только добытое, а в придачу все, что имел до этого.

И бежит наша жизнь, накрепко привязанная к ценам на нефть. Цены растут, бюджет наполняется и кому капельками, кому ручейками, а кому потоками деньги наполняют карманы, согласно статусного положения. Развитые страны отвечают на рост цен, печатанием долларов и евро, идет бойкий обмен бумажек на нефть. Рубль крепчает, валюты хватает, чего заботиться об отечественном производстве, когда казна полна.

Когда цены взлетают несуразно высоко и в обороте появляется слишком много бумажных денег, ценам подрезают крылья и начинается финансовая лихорадка, с красивой упаковкой экономический кризис. Для нас это действительно кризис, ведь мы кроме продажи сырья, ничего делать не можем. А еще кризис это благодатное время для переделов, перехватов, перераспределения и наращивания состояний. Но это дела для тех, кто власть и деньги имеют. Повторяются они с цикличностью восемь – десять лет. А между ними барахтаются и пытаются что-то делать активные, целеустремленные натуры, пассивные и слабые спиваются или ударяются в наркотики.

Не могут, все активные устроится в банки и успешные фирмы олигархов и бизнесменов, схвативших и удерживающихся на гребне финансового благополучия. Да и берут туда, а точнее покупают людей, олицетворяющих связь с властью и нужными структурами, от которых зависит само существование фирмы и ее успешная деятельность. Случайные работники в них редкость, ископаемое, необходимое для выполнения квалифицированной работы.

Остальные активные, отученные верить всему и всем, не ожидая ни от кого помощи и поддержки, устраивают свою жизнь сами. Нищета и кризисы обходят их стороной, потому что они независимы и трудятся.

Они прилагают свои мозги и силы в разных сферах, направлениях, с разной степенью полезности и доходности для себя, других, государства в целом. Это раньше декларировалось, что раньше думай о Родине, а потом о себе. А теперь больше думают о том где, сколько, за счет каких усилий, можно добыть денег. Тем более, что и Родина, для многих не всегда ассоциируется с патриотическим смыслом, а является лишь местом жительства на данный момент. Так что моральные тормоза сняты, а размер добычи определяется возможностями добраться до крупных кусков и провернуть операцию по их захвату.

Вот в этих двух линиях жизни, двух обычных людей, как в калейдоскопе событий, показаны способы выживания их и окружения. На пользу это нам, во вред, или так нам и надо, решит каждый. Про масштаб всего происходящего можно сказать следующее, что срез сделан с нескольких десятков средних единиц нашего общества, а чтобы понять их реальное влияние, надо умножить, как минимум, на сотни тысяч. Такова наша жизнь в период полураспада.

Глава 1

Сергей Васильевич Маликов, растормошенный наглым звоном будильника, нехотя встал, подошел к окну, за которым шел мелкий, нудный дождь и только-только начал оживать изрядно промокший и посеревший от осенних ночей Петербург.

Часы показывали восемь. Проходя мимо зеркала, он увидел лицо давно знакомого мужика лет пятидесяти с сединой на висках и жесткой черной щетиной на скулах, щеках и подбородке. Ни дать, ни взять – лицо «кавказской национальности». Сходство стопроцентное. Только уж по поводу не дать – это уж дудки, а по поводу не взять, это уже точно, прошло то время, когда могли взять, пока, по крайней мере, прошло.

А теперь о Кавказе. Сходство было не только стопроцентное, а двухсот процентное и его национальность полностью соответствовала этому определению. Его мать Арина Саркисовна – армянка, а отец Вахтанг Георгиевич – грузин. Оба они происходили из небогатых сельских семей, двух бывших союзных республик. Они не были не физиками, не лириками. Это были бойкие молодые люди дарившие, далеко не безвозмездно, дары южных полей, садов и виноградников, северным русским братьям, а обратно отправляли, редкую тогда импортную одежду, ковры и прочую дорогую престижную всячину.

Там на рынке и познакомились, пригляделись друг к другу, понравились и дома, и на работе, после чего решили заключить брачно-коммерческий союз с целью построения коммунизма в одной отдельно взятой семье.

Так как в те послевоенные годы правил Сталин, обстановка в Грузии была несколько свободнее, чем в остальных республиках, фамилия Мелидзе стала предпочтительнее. На вновь созданном семейном совете было решено, не отдавать ни копейки прибыли в чужие руки, для чего ввести разделение рынков, республик и сфер влияния.

Отцу, как мужчине, был выделен неустроенный, бескрайний Север. Матери – Юг, в районе Кутаиси, недалеко от которого жили его родители, под приглядом, опекой и патронажем которых находилась представительница прекрасного пола.

Благодаря разумной и рациональной организации торговли, эффективность ее значительно возросла, доходы позволили не только расширить дело до максимально возможных по тем временам пределов, но и обеспечить жизнь с высоким уровнем достатка и даже сделать неплохие накопления. Жизнь была отличной и молодые, позволили себе завести ребенка.

Так в год полувекового юбилея двадцатого века появился на свет Серго Вахтангович Мелидзе, с гремучей, бурлящей армяно-грузинской кровью и генетической коммерческой закваской. После его рождения, материнские заботы начали вытеснять коммерческие, эффективность налаженной системы торговли стала потихоньку снижаться, доходы упали, молодая мать потихоньку вообще вышла из дела.

Вахтанг Георгиевич продолжал свою деятельность на российских просторах, все реже и реже приезжал домой, ограничиваясь передачей или переводами по почте денег на содержание жены и ребенка. По истечении трех лет визиты и финансирование были полностью свернуты, в связи с обретением очередной семьи на новом месте пребывания в России.

Вкусив по полной программе одиночества, холодного отношения со стороны родителей мужа к армянке невестке, поняв, что молодость уходит, а нужда вот-вот начнет наступать, Арина Саркисовна принимает радикальные решения. Она разводится с мужем, который с поразительной быстротой оформил все необходимые для этого документы, распродает все нажитое имущество и уезжает домой в Армению.

Глава 2

Нельзя сказать, что это было радостное возвращение, но в Грузии она была для всех чужой, о втором браке с грузином и речи быть не могло, хороших знакомых у нее и так было немного, а после того, как вышла из коммерции и последние, исчезли тихо и незаметно.

Мальчик к тому времени только начал говорить, а так как в Грузии он был все время только с матерью и разговаривать с ребенком на родном армянском, ей было проще и естественнее, он заговорил на армянском языке. Поэтому с языком проблем не возникло. Вышла другая неувязка, несоответствие фамилии, имени и отчества месту проживания.

Молодая мать решила и эту проблему, используя свои родственные связи, устроила замену свидетельства о рождении своего ребенка, его стали звать Суреном Вагановичем Меликяном, уроженцем города Степанокерт. Так с грузинской частью его короткой биографии было покончено.

Возвращение дочери с ребенком существенно добавили трудностей в жизни родителей, но было воспринято как предсказуемый, неизбежный факт, который раньше или позже должен был произойти. Так, только что переименованный Сурен, попал на попечение бабушки и дедушки, а его мама стала ездить на работу в находящийся неподалеку Степанокерт.

Читать книгуСкачать книгу