В гостях у Цмока

Автор: Матузова Елена Валерьвна Жанр: Поэзия  Поэзия  Год неизвестен
Читать онлайн книгу Матузова Елена Валерьвна - В гостях у Цмока бесплатно без регистрации
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

В гостях у Цмока

На краю легендарных годов

Нам поведали милый рассказ,

Про дракона с густых берегов,

Про историю Лепельских страз.

Сказ гласит о теченьи воды

Об озерной ночной тишине,

Где касаешься сердцем звезды

Наблюдая за жизнью на дне.

Вот однажды в рубахе льняной

Весь усталый от житных забот,

Может даже немного больной,

Сел мужик на бревенчатый плот.

Ветерок волны чуть всколыхнул

И луну повстречал белорус,

Но ночную печаль вдруг спугнул,

Некий длинный мерцающий ус.

-Боже, кто это рядом плывет?

Или что может быть под водой?

Кто меня Цмоком тихим зовет

В глубину, на гостиный постой?

Волны быстро ушли в берега

Камыши перестали шептать,

Поднялась изо дна острога,

Чтоб дракона хоть раз увидать.

Он подобен чешуйкам змеи,

Длинный, скользкий, холодный такой,

Словно след у моей колеи,

Что идет за соседской избой.

-Не страшись меня сильный мужик,

Я не сон, я владыка озер,

Я сто лет в иле донном прожил,

Заведя только в ночь разговор.

И сейчас я решился спросить

У тебя, про рассвет золотой,

Чтобы счастья у солнца просить,

Позабыв про глубинный постой.

Я хочу людям делом помочь,

Только вот, те бояться меня,

Остается любить только ночь,

Наблюдая за мигом огня.

-Так чего ж ты сидишь в темноте?

Выходи к нам на свет красоты,

Ну а страха бояться лишь те,

Кто не видел в душе чистоты.

Помоги нам, наполни сердца

Храброй силой, любовью земли,

Чтоб не ждали под страхом конца,

А гореть страстной жизнью могли.

Чтоб в любви расцветали луга,

И в колосьях шумели поля,

Чтоб искрились пшеницей стога,

И восторгом сияла земля.

-Погоди, разве это не так?

Неужели цвет жизни ушел?

Почему одинок твой верстак?

Почему ты от дел отошел?

-Потому что свобода тесна

В кандалах пышноусых бояр,

Потускнела от горя блесна,

Да травой затянуло наш яр!

-Да! В неволе я вам помогу,

Только дайте мне знать час, когда?

Вашу ношу отдам я врагу,

Злоба, зависть уйдут навсегда!

И на том, он в глубины ушел,

Всколыхнул плот мужицкий слегка,

На душе стало вдруг хорошо,

Хоть и ныли от боли бока.

А на утро, в рассветный прибой,

Жизнь вернулась на круги своя,

Вновь бояре затеяли бой,

Застонала от пота земля.

Солнце жаром пекло от души,

Жажда мучила лени задор,

И отправились эти мужи

На озерный, прекрасный простор.

Свистнул громко вчерашний босой

И разверзлась волнистая даль,

Вышел змей серебристый, большой,

И похожий на ясную сталь.

Вмиг толпу эту он заглотил

Улыбнувшись, судьбе подмигнув,

Он свободой людей наградил,

Сердце вольное, жизни вернув.

С той поры стали ярче лучи,

Хлебосольнее стала земля

А в гостях у прекрасной ночи,

Звезды жадно поили поля,

Алой зорькою красит волна

Путь озерной туманной тиши,

Красотой насыщаясь сполна,

В переливах мужицкой души!

03.09.2014г

Белорусская скатерть счастья

Невзирая на дальний соблазн,

На монетные света просторы

В коих масса различных прикрас,

Много сказок и всяких историй,

Я живу, созерцая любовь

К Белорусской озерной глубинке,

Возвращаясь душой вновь и вновь

В васильковость льняной половинки.

Тот, кто в сердце несет Беларусь,

Кто шагает по землям надежды,

Никогда не найдет в счастье грусть,

Только радость и детство как прежде,

Средь тяжелых колосьев хлебов,

И косматых лесов вдохновенья,

Где манит запах вкусных грибов,

В мир традиций, народных явлений.

Я живу в самотканом краю,

И всех вас в мою жизнь приглашаю,

Будьте счастливы словно в Раю,

Невзирая на тысячи правил,

Вы коснитесь влюбленной рукой

Чешуи серебристых волнений

Подружившись с девицей рекой,

Наполняя себя умиленьем.

Беларусь, наш крылатый восторг!

Наша скатерть гостей дорогая!

И пускай только маленький торг

Златных чувств, нашу жизнь умиляет!

Беларусь – птица вольных путей!

Птица счастья, без страха и воин,

Где улыбки прекрасных детей,

В нас вселяют дыхание воли!

03.09.2014г.

Двор – Торонковичская заповедь

Есть частичка судьбы в заповедной сторонке,

Где ютилось селенье лях-белорусов.

Где на камнях виднеются лики, иконки,

А душа рассыпает буйство вопросов.

Князь ТорОнко ведет волей света каноны

Истребляя собой староверный полог.

Казимир пролагает свет знаний в иконе.

Создавая фамильной души эпилог.

Двор-ТорОнковичи обнимают легенду

Дальней просеки лет, из поросших веков,

Нам оставив туЯс-камень, как киноленту

И Рябиновый слог Ярислава шагов.

Песнь слепца вьётся тропкой по краю начала,

Вышивая словами рожденье села,

Чтобы с образом истины мир обвенчало

Откровенье природы, души и тепла.

Дуб-Прияслав растет князем лет у дороги

Зачиная судьбу беленой глубинки,

Но утеряны нити протореных слогов,

Потому как, увы, уходит старинка.

В чаще смежного леса у Свядицы узкой,

И поныне стоит камень –глыба времен.

Крик истории кровной, души Белорусской.

Путь селений, где час чистоты заклеймен

Дух повстанчества бродит в массиве зеленом,

А вокруг кони, латы, щиты, тетива,

Окрапляя сердца разрывающим стоном,

Калиновский посад режет болью слова.

Лишь монах исповедный в деянии лённом,

Остается лежать у судьбы на кресте,

Долей праведной, таинством душ наделенной,

Средь рябиновой жизни, на сером листе.

Чуть поодаль мать плачет над болью дочерней,

Простирая до Бога сердечный посыл.

А молебной слезой зорька красит вечерей

Камень-жертву, чтоб тот от тепла не остыл.

Вот какая легенда в местах белорусских,

Вот о чем знать должны младые потомки.

И гордится поветом тропиночек узких,

Где дуб - дудар поет о князеТоронко!

07.12.2013 г.

Двор-Торонковичская заповедь.

(проза)

Рябиновый камень

В 17веке, в местечке Двор-Торонковичи, обосновался пришлый и очень богатый польский пан Ярислав.

Алчность и корысть прославило его «КАзненцем». Ему принадлежала северная (Лепельское направление) часть деревни. К этим владениям приставлялся лесной массив, в глубине которого поселились беглые белорусы-ляховцы. Звалось это поселение в народе туЯсным, так как по форме оно напоминала туЯс(пояс) вокруг большого камня в центре. Туясники были выходцами из простых, они приросшие к богу и природе, то есть жили её дорами. Среди них монах жил. И как только они ступили на землю с огромным камнем, монах сразу обосновался под выступом его. Когда селяне ходили в лес за грибами, ягодами, дровами, часто слышали старинные напевы и сказанья. Но этому спокойному течению жизни наступил конец. С приходом пана Ярислава, начались кардинальные перемены. Пан взялся тут же обходить свои выкупленные владения и, увидев поселение лесной братии, приказал изгнать их с его земли. Осадчие поскакали на лошадях в лес. В аккурат перед стычкой, монах, прислонившись к камню, увидел ведение, залитое алой кровью в рябиновых гроздьях. Так все и произошло. Люди-селенцы из-за отказа оставлять насиженное место, были порезаны стрелами и саблями, а монах, сидя под выступом каменном, на требования осадчих ответил: « Лишь через мою смерть вы заберете каменную жизнь!» и вот тогда, они его схватили, затянули на валун, да разрубили на части в устрашение остальным, оставив кровоточащую плоть на каменной ладони. В тот же час, кровь омыло великана горячим заревом чистого человека. Ночью, после совершенного набега и разгрома, звери растащили останки и съели их. А утром на камне лежал окровавленный православный крестик, да грозди рябины, упавшей от ночного ветра.

С той поры, селяне Двор-Торонкович старались обходить это место. А туЯс-камень для народа стал РЯБИНОВЫМ.

ЖЕРТВЕННЫЙ КАМЕНЬ

В правлении того же пана Ярислава, родилась ещё одна народная легенда о камне, забирающем и дающем жизнь. Дочь пана Збигнева ЯрИслава, Милена, в зрелой спелости не могла иметь детей, так как родилась с патологией. Велики муки её. А местные люди сказывали, что это в наказание пану, за скорбность и пролитую кровь невинных селян. Милену лечили все-знахари, повитухи края, даже доктора заграничные приезжали, но все без толку. И вот однажды, в ноябрьскую ночь, девушка сбежала из-под пригляда родителей и охраны. В ночовной армяжке и белесой сорочке, босая, она мчалась в лес, чтобы распростится с жизнью. Выбившись из сил, она легла на плоский камень с расщелиной в середине и, подняв глаза к небу, душой обратилась к Богу: «Ты возьми себе не приладное к жизни тело, коли не даешь мне родного поростка!» Скинув армяжку, девица осталась лежать на теле каменном до утра. А пан Ярислав, обнаружиы пустую постель, пустился на поиски дочери. Обойдя все владения, со свитой осадчих он прямиком отправился в лес, до ложбины края лесного, где и нашел дочь. Приобняв холодное тело Милены, его сердце сжалось в кулак, но под рукой всё же ещё билось горячее сердечко. Послушники принесли его домой, отец с матерью уложили дочь в пуховые перины, а сами молились за её жизнь, так как были готовы к потере. Но мало того что Милена жива, она ещё и в положении оказалась, да в полном здравии. Тогда мать, панна Станислава Кучинска-Ярислава понесла дары камню за родную дочь. Коснувшись его ладонью, тут же окаменела в смерти.