Принцесса на ресепшене

Скачать бесплатно книгу Большин Сергей Артурович - Принцесса на ресепшене в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Принцесса на ресепшене - Большин Сергей

Редактор Евгений Коган

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru

Предупреждение

Книга содержит рок-н-ролл. Любителям жанра достается текст с саундтреком. Несведущим да поможет Яндекс всемогущий! Тем же, кто рок не любит, остается только читать.

Вроде все.

Упала

Декабрь – обманщик. Весь день он был теплым, сопливым, сеял с неба влагу и простуду, а тут раньше обычного выключил свет и включил мороз.

Улица замерзла и пошла под уклон, а я, как назло, на каблуках. Наверное, это смешно, когда барышни летают, задрав ноги. Посмеялась бы вместе с вами, не будь я той самой барышней. Повезло, догадалась надеть меховую шапку, однако ударилась так сильно, что свет в моей голове тоже выключился. В наушниках звучит веселый рок-н-ролл «Две принцессы» группы Spin Doctors

Постойте, началось все раньше.

***

Когда выходишь замуж по заблуждению, трудно рассчитывать, что жизнь сама собой наладится.

Нормальные люди выходят замуж за деньги, на худой конец – по любви. Я вышла за надежность. Хорошо же, когда муж – реалист и прагматик, когда кормилец стоит на земле крепко, как бетонный столб?

Только тогда нужно сразу и выходить за столб. У столба есть преимущество – нет мамы.

Со свекровью не заладилось, как только я открыла рот. Тогда-то она меня и обнаружила. Евгения Николаевна допускает существование лишь того, что ей принадлежит, а если говорит, только чтобы поблагодарить ее. За что? А за все! У ее сына все мамино, даже имя.

Высказывание собственного мнения в их семье приравнивается к поджогу сиротского приюта. А если твое мнение касается квартиры и денег, то самое меньшее, что пожелает взгляд свекрови, – гореть в аду.

Недостающие на квартиру деньги действительно дала она, но ведь жилье за полцены мы купили благодаря мне. Благодаря тому, что у меня такой шеф – продал «однушку» по себестоимости в доме, который строит наша корпорация. Потому что мне!

Впрочем, строит – это я громко сказала. Тянет много лет.

Я в корпорации человек важный. Реализую свой потенциал секретарши в приемной. Не представляете, какие там возможности для личностного роста: одному чай, другому кофе, а иному, шутка сказать, воды без газа! Но шеф меня ценит.

Так или иначе, дом достроили, пришла пора оформлять права на квартиру.

У Евгении Николаевны подход такой: деньги мамы – квартира сына. А как же я? А ты сегодня – жена, а завтра – нет… И вообще, откуда этот неприятный звук?! Светлая женщина.

Вот уже и квартира у нас с Женей есть, а живем в общаге. Мой надежный муж, видите ли, не хочет брать кредит на ремонт. При наших финансовых возможностях продавцы стройматериалов спрашивают: «Сколько взвесить в граммах?»

Шеф и тут помог, почти все материалы выделил, только делай. Мы и делаем – с такой скоростью кораллы строят свои рифы.

И это при том, что муж работает в банке, считает. Не деньги – вероятности. Его профессия называется актуарий, он высчитывает риски. Брать кредит, чтобы быстрее уехать из общаги, – умеренно, но рискованно, оформлять долю квартиры на жену на седьмом году брака – определенно рискованно, жить – рискованно чрезвычайно. Лучше ничего этого не делать.

Спросите, зачем я вообще вышла замуж? Ребеночка хотела. Или двух. Или трех… боюсь, трех уже не успею. Пока покупали да ремонтировали, не заметила, как стукнуло 30. Как бы то ни было, пока есть муж, пытаюсь у него выяснить, когда заедем в новую квартиру и начнем делать первого. Я планирую мальчика… Слушайте, а ведь после ремонта еще кухня, мебель! Ох, боюсь, не дойдет дело до мальчика…

Насчет кредита Женя не уступил – переедем месяца через два, не раньше. Согласился только на один компромисс: прямо сейчас (сегодня воскресенье) вместо борща я варю кофе. В слезах и обиде иду на кухню.

Вспомнила Высоцкого: «Система коридорная, на тридцать восемь комнаток всего одна уборная…» (Здрас-с-сьте) Мог ли он предположить… (и вам салям алейкум), что в каждой из комнаток можно разместить по аулу?

На кухне восточный базар, а в туалете – разруха по Булгакову. Обиднее всего, что эта нерукотворная разруха, человеческих… м-м-м… рук дело.

Вырвалась из Подмосковья, где «водятся (к) лещи, ягоды, цветы», а попала в вонючую общагу. И чем мне родные Электроугли не угодили?

Похоже, само собой ничего не наладится. Нужно что-то делать. Но что? Может, посоветоваться с Сизовым? Хотя кого я обманываю! Я прекрасно знаю, что делать, просто боюсь.

А с Сизовым все равно посоветуюсь.

***

В понедельник приемную сотрясал крик из кабинета начальника. Звуком такой мощности можно наносить и легкие душевные травмы, и тяжкие телесные повреждения. Директор этими децибелами всего-навсего увольнял своего зама Политурова. Каждую неделю: увольняет, увольняет, никак не уволит. Политуров раньше был шефу начальником, и отмщение вернулось в образе моего генерального директора. Мне отмщение, и аз воздам! Граф Монте-Кристо.

Сторожкие посетители напоминали охранников порохового склада во время артобстрела.

С бумагами зашла Лера из отдела кадров. Прислушалась, села напротив меня и стала смотреть телевизор, включенный без звука.

– Снова увольняет? Сразу видно, – она любит без предисловий, – эта ведущая – богатая женщина. Или муж у нее богатый. Или любовник.

– С чего это?

– Смотри внимательно! В мое лицо не вложено ни рубля, а у этой под кожей… мне бы на квартиру точно хватило. Знаешь, на сколько она нас старше? И когда мы станем морщинистыми старушками, она будет с такой же гладкой рожей!

– Мы еще покрасуемся! Да и сколько ни вкладывай, время все равно свое возьмет.

– Время не свое – наше возьмет! А не будешь вкладывать…

Из кабинета пулей вылетел Сергей Михайлович Политуров. У пули в бордовых туфлях было лицо цвета обуви. Политуров преодолел звуковой барьер и обогнал летящее в спину требование больше не появляться на работе.

Меж тем, Сергей Михайлович своего руководящего прошлого не забывал. Как-то, брызгая мне слюной в ухо, он предложил стать его содержанкой. Я на всякий случай в очередной раз оглядела его преклонные шестьдесят пять, слуховые аппараты в обоих ушах и бордовые туфли. Сдерживаясь, вежливо объяснила, что не люблю «рабfuck», трах на работе. Однако…

Шеф с силой захлопнул дверь, и часы, висевшие над ней, рухнули на пол. Дверь снова открылась. Оглядев и без того тихих посетителей, он отбросил ногой осколки и рявкнул:

– Убрать!

Продырявил меня взглядом, похожим на ржавый гвоздь, и с остервенением добавил:

– Чая я дождусь когда-нибудь?! Васильчук, заходи. Остальные ждите, вызову, – снова посмотрел на меня. – Так… Вы занесите чай… после Якова Николаевича зайдете, побеседуем.

Это страшно, когда мой шеф «выкает». Он со всеми, кроме заказчиков и врагов, на «ты». А я – не заказчик.

Борис Фатыхович Усманов (в народе – Усама) любит повторять: «С женщинами я мусульманин; пить водку с салом я хохол; а считать деньги я еще и еврей». Разносторонний человек. Отец был татарин, мать – украинка.

Иногда он на несколько дней слетает с катушек, как сегодня, потому что диабет и сахар зашкаливает. Парадокс какой-то: характер бывшего мастера спорта по боксу совсем не сахар, а добавь сладкого – и только хуже становится.

Оказалось (тьфу!), шефу попалась моя визитная карточка.

Я давно выросла из секретарской мини-юбки, что, впрочем, не мудрено, потому что по требованию шефа юбка должна быть такой длины, чтобы из любой точки глядеть в каждое мужское сердце… В общем, из юбки я выросла. Я хочу самореализации! Хочу, но боюсь, и вместо того, чтобы менять судьбу, все силы трачу на оправдание бездействия. Моя любимая причина отложить жизнь на потом – учеба. Институт, аспирантура, курсы, тренинги, семинары. Хотя курсы теперь – это, скорее, чтобы меньше бывать дома.

Читать книгуСкачать книгу