Синие бабочки (сб.)

Серия: Мир приключений изд. Правда [0]
Скачать бесплатно книгу Вежинов Павел - Синие бабочки (сб.) в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

1

Ему снилось в тот миг зеленое небо с белыми, нежными облаками, которые спокойно плыли над бескрайней равниной. Снились коричневые скалы и блеснувшее между ними, словно голубое око, маленькое горное озеро. Снились красные крыши под темными соснами – хотелось глубоко вдохнуть сладостный смоляной запах.

– Пора вставать, Алек…

– Да, мама, – ответил он тихо.

И будто чья-то ласковая рука с робкой нежностью коснулась его сердца.

– Пора, Алек!

Он облаком несся над степью и смотрел, как мелькают в высокой траве пестрые спины антилоп. А потом открыл глаза и увидел склоненное над ним железное лицо Дирака.

– Прибываем? – глухо спросил он.

– Да, Алек, – спокойно ответил робот. – Пора просыпаться…

Человек незаметно вздохнул и огляделся. Сознание вернулось к нему внезапно и резко; теперь он уже совершенно четко понимал, что находится в рековаленсцентной камере корабля «Нептун», на расстоянии шестнадцати световых лет от Земли, которая только что ему снилась. Все то время, пока неслись они песчинкой, затерянной в звездном хаосе, каждая клеточка его существа жила земными образами и звуками.

– Вы звали свою мать, Алек, – сказал робот. – Я не знал, что у вас была мать.

Человек почувствовал, как у него защемило сердце. Это странное создание Багратионова с лицом-маской роденовского мыслителя говорит на самом жестоком из всех языков – на точном, исключающем ошибки языке машины. Да, у него была мать. Была когда-то… За те шестнадцать световых лет, которые неумолимо разматывал звездный корабль, давно уже сошли в могилу все близкие люди, оставленные на Земле.

– Да, была, – ответил он.

– А почему она не пришла на космодром проводить вас?

– Она не в состоянии была это сделать, Дирак, – с горечью объяснил Алек. – Ведь у нее обыкновенное, слабое материнское сердце.

– Да, понимаю, – сказал робот.

Он не понимал, этого он никогда не поймет.

– И все-таки – вас провожало много людей. Разве все они были бессердечны?

Камера вдруг как бы перестала существовать, человек видел над собой прозрачный купол обсерватории, видел совсем близко ее родные, близорукие глаза.

«Ты уверен, что тебе это необходимо, Алек?»

«Уверен, дорогая, – ответил он. – Уверен».

«Но почему, Алек? Разве тесен тебе наш бедный мир? Разве он совсем не устраивает тебя?»

«Ты не должна так говорить! – сказал он. – Я очень хорошо знаю, что это самый богатый и самый прекрасный из всех миров».

«И все-таки ты хочешь его покинуть».

«Так нужно», – ответил он.

«Бедный ты мой малыш, – сказала она с мокрым от слез лицом. – Бедный, несчастный мой…»

Солнце сияло на чистом небе, веял легкий, теплый ветер, слабая еще весенняя травка зеленела между бетонными плитами космодрома. Когда он поднимался по крутым ступеням на звездолет, сотни объективов следили за малейшим его движением. Но он не обернулся, у него не было сил взглянуть еще раз на тех, кто прощался с ним навсегда. И еще месяц спустя он не мог позволить себе посмотреть на маленькую звездочку, печально и нежно посылающую в бесконечность свой бледный отсвет. Нет сил, откуда их взять…

– Тебе плохо, Алек? – спросил робот.

Человек вздрогнул:

– Нет, ничего! Не беспокойся, Дирак. Я чувствую себя нормально. А как Казимир?

– Сейчас он в биологической камере.

– Я хочу его видеть, – сказал Алек.

Робот нажал одну из кнопок на маленьком пульте, экран засветился. Казимир лежал полуобнаженный под ярким светом рефлектора, недвижимый и бледный; жизненная сила понемногу возвращалась к нему. По тонким биопроводникам, густой сетью покрывавшим его грудь, пульсировала плазма. Дирак, несомненно, сделал все, что нужно, и тем не менее Алек ощутил неясный страх. Строгий, почти суровый профиль Казимира казался совершенно безжизненным, глаза ввалились, словно у покойника. Да, анабиоз один из видов смерти, хотя и строго дозированной.

– В каком он состоянии? – спросил Алек встревоженно.

– Все нормально… Через два часа разбужу.

– Ну хорошо, – сказал человек.

– Сейчас принесу тебе поесть. И прошу тебя, не делай глупостей, попытайся проглотить.

– Не беспокойся, – ответил Алек и через силу улыбнулся. – Как ты думаешь, смогу я стоять?

– Не хуже, чем после любого, другого путешествия.

– Тогда попробуем.

– Нет, еще рано.

– Я хочу, Дирак. Прошу тебя, дай мне руку.

Робот молчал в нерешительности. Желания людей были для него законом, кроме тех, конечно, которые могли обернуться серьезной опасностью для них самих. Но сейчас, кажется, человеку ничто не угрожало.

– Хорошо, – сказал он. – Но только ненадолго.

И он протянул ему свою холодную руку в мягкой рукавице. Алек медленно поднялся, но вдруг почувствовал, что ему дурно.

– Да, действительно, еще рано, – обессиленно произнес он. – Иди, Дирак, принеси поесть. Может быть, тогда мои дела пойдут на лад.

Дирак посмотрел на него отполированными, блестящими линзами и бесшумно исчез.

Часы неутомимо тикали на стене – круглые, старые, смешные часы. Время проделывало с ними разные шутки, но они все так же педантично и уверенно, с обманчивой точностью делали свое дело. Они были слепы и беспомощны; только Дирак из каких-то особых соображений уделял им серьезное внимание. А люди на них даже не смотрели.

Невооруженным глазом можно было уже видеть Хелу – маленькую синюю звездочку, холодную, не мерцающую. Она вызывала у него сейчас странное чувство: смесь враждебности и горькой, неясной боли, наполнявшей сердце. Что бы он там ни встретил, это не станет ему близким, всегда будет чуждым, далеким и непонятным. Какие бы живые существа ни населяли ту планету, они тоже никогда не поймут его.

Неожиданно засветился экран, и он увидел перед собой Казимира, его бледное лицо, его глаза, которые сейчас улыбались.

– Здравствуй, Казимир, – ласково сказал Алек. – Как ты себя чувствуешь?

– Отлично! – послышался слабый голос. – Отлично, старик. А ты?

– Как Виннету, вождь индейцев! – засмеялся Алек. – Знаешь, ты очень изменился! Во всяком случае, выглядишь моложе.

– И ты – честное слово… Видна ли Хела?

– Да, звездочка так себе, – сказал Алек. – Вряд ли, старик, стоило ради нее топать такую даль…

По лицу пилота пробежала тень.

– Ради нее? – повторил он. – Да ради нее, Алек, я, честно, и пальцем бы не пошевелил.

– Я знаю, о чем ты думаешь, – улыбнулся Алек. – Не думай об этом. Мы отправились в путь, и мы его пройдем. А как только достигнем своей цели, у нас будет еще более желанная – вернуться обратно.

– Что происходило, пока я спал?

– Ничего особенного… Обычные явления – астероиды, радиационный пояс. Но наша старая скорлупка держится превосходно.

– С помощью Дирака, разумеется. А тебе не приходило в голову, Алек, что вселенная чертовски однообразна?

– Но мы еще не встретились с живой природой, старик.

Пилот пожал плечами.

– Кто знает! Я тебе прямо скажу, что нисколько не удивлюсь, если на Хеле нас встретит Багратионов. Ни капельки не удивлюсь…

Дверь камеры Алека бесшумно открылась, и вошел Дирак. Алек прежде всего взглянул на поднос с принесенной пищей.

– Вот это хорошо! – кивнул он, довольный. – Ты наверно хочешь есть, Казимир?

– Ужасно! – сказал пилот. – Но твоя кухня, Дирак, совсем меня не вдохновляет.

– Почему моя? Ты забываешь, что ваше меню составляли три института.

– Черт бы их побрал! – воскликнул с возмущением пилот.

– Вспомни, какое заявление ты сделал по этому поводу в прессе? – вставил безжалостно Дирак.

– Дернуло же меня трепаться!

– Вульгарный жаргон, приятель, – невозмутимо заметил робот. – Язык космического путешественника не должен быть таким…

– Ты прав! И поэтому тоже катись ко всем чертям.

Дирак взял поднос.

– Не хотите ли посмотреть какой-нибудь фильм?

Читать книгуСкачать книгу