Подъем и падение Запада

Скачать бесплатно книгу Уткин Анатолий Иванович - Подъем и падение Запада в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Подъем и падение Запада - Уткин Анатолий

ВВЕДЕНИЕ

Если бы французам не удалось остановить арабскую конницу при Пуатье в 732 г., в Оксфорде ныне занимались бы интерпретацией Корана, а ученые доказывали бы правоту Магомета.

Эдвард Гиббон Упадок и падение Римской империи

Запад, понимаемый как Западная Европа, отнюдь не всегда был «центром мира». Монголы в XIII в. не пошли дальше долины Дуная, не видя особого смысла в завоевании пустынного и бедного северо-западного мыса Евразии. Более того, большую часть мировой истории именно Восток делился с Западом своей энергией, богатством и идеями, а не наоборот. Когда Генрих-мореплаватель рассматривал морские карты своих капитанов, Запад скромно стоял в одном ряду с Оттоманской империей, Самаркандом, Китаем и Индией. Но далее мировая история произвела удивительный поворот — она выдвинула Запад в качестве лидера мирового прогресса.

В XV в. возникает явление; ставшее лейтмотивом мирового развития, — революционный подъем и глобальная экспансия Запада. Через полвека после первого трансатлантического похода Христофора Колумба Запад овладел мировой торговлей, захватил контроль над четырьмя океанами, ушел вперед в науке и военном деле. С тех пор Запад укреплял свои позиции, вводя под свой контроль страны и континенты.

Уже пять столетий над всем прочим в мире доминирует одна подлинно важная революция — ускоренный прогресс Запада.

Запад, пять веков возглавлявший интеллектуальное и техническое движение человечества, едва ли нуждается в комплиментах со стороны. И все же мы приведем оценку «почти противника» Запада — русского философа и политолога К. Леонтьева: «Здание европейской культуры гораздо обширнее и богаче всех предыдущих цивилизаций. В жизни европейской было больше разнообразия, больше лиризма, больше сознательности, больше разума и больше страсти, чем в жизни других, прежде погибших исторических миров. Количество первоклассных архитектурных памятников, знаменитых людей, священников, монахов, воинов, правителей, художников, поэтов было больше, войны громаднее, философия глубже, богаче, религия беспримерно пламеннее (например, эллино-римская), аристократия резче римской, монархия в отдельных государствах определеннее (наследственнее) римской; вообще принципы, которые легли в основание европейской государственности, были гораздо многосложнее древних») [1] .

Жертвы Запада, среди них гордые участники мировой истории — Россия, Китай, Индия и множество других, чрезвычайно отличных друг от друга, стремились сократить дистанцию, отделяющую их от Запада. Языки, религии, установления могут быть различными, но направленность усилий одна — сто семьдесят стран Земли прилагают отчаянные усилия, чтобы избежать зависимого от Запада состояния, войти в круг презираемого, составляющего предмет восхищения и зависти, раболепия и ненависти Запада. К XXI в. политическая карта мира обрела характерную монохромность — целые континенты оказались в колониальной орбите небольшого числа западных стран. В результате двух мировых войн (трагедия внутреннего раскола Запада) на политическую карту мира вернулось прежнее многоцветие, но не вернулось участие большинства человечества в технологических, научных революциях, которые определяют настоящее и будущее.

Пятьсот лет продолжалось это восхождение, при котором никто в других частях Земли не смог воспроизвести подобную сознательную и целенаправленную энергию. Попавшие в тень народы и царства пытались ее имитировать, но максимум, что им удалось, — выделить из своей среды лучших и послать их на Запад. Но эти лучшие неизбежно (почти греческая трагедия!) становились чуждыми автохтонной среде, отправившей их на Запад, что не только вело к конфликту между западниками и автохтонами, но и порождало смятение каждого, наделенного знанием.

В десятилетия складывания держав-наций — в первой половине семнадцатого века — образовалась первая глобальная констелляция мировых держав, головной ряд которых определяли шесть держав. Перо геополитиков того времени не могло не поставить Папу Римского на ведущее место; вихрь османо-турецкого порыва из Ближнего Востока в Средиземноморье и в Центральную Европу ставил султана в ряд великих. Со стороны Европы от волны ислама отбивался император Священной римской империи — австрийский император. А на западе Евразии начинали опираться на свое колониальное величие короли Испании и Франции, чьи корабли бороздили все четыре океана, неся флаги своих суверенов от Индии до Вест-Индии. Итак: католический мир, мир ислама, триада Австрии, Испании и Франции в Европе и за морями характеризовали мир.

Восемнадцатый век сузил этот ряд. Голландцы остановили мерную поступь испанской дипломатии в Европе, обратив ее на Латинскую Европу, а османы и австрийцы ослабили друг друга в битвах за Балканы. Франции не удалось закрепиться в Испании и Нидерландах, но при Короле-Солнце Людовике Четырнадцатом весы европейской (и, соответственно, мировой) политики колебались под напором французских маршалов. Но Британия на континентах побеждает Францию в войне за австралийское наследство, а в войне за испанское наследство перехватывает у нее Индию и Канаду. С окончанием в 1763 г. Семилетней войны Британия вышла в державы мирового значения.

А на востоке Германии прусская дисциплина и трудолюбие подняли Берлин, придали мировое значение Прусскому королевству. С овладением прибалтийских провинций и первым разделом Польши Россия вступила при императрице Екатерине в первый ряд стран. Итак: Британия, Франция, Россия, Австрия, Пруссия стали лидерами развития.

Вышеуказанный квинтет Запада (Британия, Франция, Пруссия, Австрийская империя) перешел (с вариациями) и в девятнадцатый век. Сначала Наполеон вознес Францию, затем Британия окончательно вырвалась на морские просторы, контролируя мировые коммуникации. Судьба мира решалась в противоборстве Петербурга и Лондона, учитывающих интересы влиятельных мировых держав — Франции, Австрии, Пруссии.

К двадцатому веку в противостоянии Лондону вперед вышли ведомые воскресшим национальным чувством Германия, Италия и Япония. Америка соответствовала всем мировым параметрам, но была замкнута в своем полушарии. Запад владел миром, но встал на губительную тропу междуусобной войны, ослабляя себя и создавая преимущество Соединенным Штатам Америки и затем Советскому Союзу. Америка как неоспоримый гегемон западного мира создала (в целях укрепления своего влияния) Организацию Объединенных Наций, Международный Валютный Фонд, Мировой банк, Генеральное соглашение о тарифах и торговле, Североатлантический союз, Договор о безопасности с Японией. Америка в своем мировом возвышении опиралась на Западную Европу, отдавая ей (Западной Европе) как привилегированному партнеру дополнительное влияние (Британия и Франция получили места постоянных членов Совета Безопасности ООН; директором МВФ стал европеец; Западной Европе было дано привилегированное место в рамках ГАТТ).

В 1945 г. у Запада появился безусловный лидер — Соединенные Штаты Америки. История, география и экономика дала Вашингтону шанс, который прежде имели лишь Рим и Лондон. Впрочем, и такое сравнение недостаточно. «Никогда не существовало ничего подобного, не было никогда подобного соотношения сил, никогда. Паке Британника жил экономно. Британская армия была меньше европейских, и даже королевский военно-морской флот равнялся всего лишь двум следующим за ним флотам вместе взятым — ныне все взятые вместе военно-морские флоты не могут сравниться с американским. Наполеоновская Франция и Испания Филиппа Второго имели могущественных врагов и являлись частью многополярной системы. Империя Карла Великого была всего лишь Западной Европой. Римская империя распространила свои владения дальше, но параллельно с ней существовали великие империи — Персидская и огромный Китай.

С крушением Советского Союза Соединенные Штаты стали с 1991 г. единственной сверхдержавой. Впервые после полуторатысячелетия имперского Рима мир оказался в зоне глобального влияния нового Рима — Вашингтона. Западное всемогущество достигло пика. Западная «семерка» расходует на исследования и внедрение 90 процентов общемировых расходов на эти цели. Экс-госсекретарь США Джеймс Бейкер оценивал ситуацию так: «Сравнивая с более ранними сверхдержавами — Древним Римом, наполеоновской Францией, Британией перед Первой мировой войной, приходишь к выводу: мы, американцы, обладаем значительно большими преимуществами над потенциальными противниками» [2] . В 1991 г. президент Буш-ст. тоже думал не о «малой пользе» уничтожения иракских танков, а о том, что «благодаря тому, что мы сделали, нам уже не придется использовать американские войска по всему миру. Теперь, когда мы называем что-либо объективно правильным... народы должны слушать нас» [3] . США производят четверть мирового продукта, находясь на переднем крае мировой эффективности.

Читать книгуСкачать книгу