Тэсс из рода д'Эрбервиллей. Джуд Незаметный

Серия: Библиотека всемирной литературы [71]
Скачать бесплатно книгу Харди Томас - Тэсс из рода д'Эрбервиллей. Джуд Незаметный в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Тэсс из рода д'Эрбервиллей. Джуд Незаметный - Харди Томас

ТЭСС И ДЖУД ТОМАСА ГАРДИ

Современная английская критика, пытающаяся разобраться в текущих литературных явлениях, часто обращается к последней трети прошлого столетия или же собственно к «концу века». Если задуматься, что влечет ее к этому, теперь уже почти столетнему, рубежу, то можно сказать без колебаний: поиски истоков, желание найти «начала». Продвигаясь в прошлое по ступеням отошедших десятилетий, любознательная и серьезная критика среди первых, идущих ей навстречу, различает хорошо знакомую и все же загадочную фигуру «угрюмого» Гарди, сама жизнь которого (1840–1928) соединяет век нынешний и век минувший. В творчестве Томаса Гарди действительно сошлись многие «концы» и «начала».

«Тэсс из рода д’Эрбервиллей» (1891) и «Джуд Незаметный» (1895), составившие настоящую книгу, — итог многих исканий и усилий писателя. Ими заканчивается большой и самый значительный цикл произведений Гарди, в который вошли семь лучших его романов — «романы характеров и среды». На них обрывается творчество Гарди-прозаика. Последние тридцать лет своей жизни он полностью отдал поэзии.

В странах английского языка Гарди-поэт, автор лирических стихотворений и монументальной эпической драмы «Династы» (1903–1908), известен не менее Гарди-прозаика. Многие английские литераторы ставят стихи Гарди выше его прозы. Однако мировая известность пришла к Гарди благодаря переводам его романов, и в них, особенно в «Тэсс» и в «Джуде», отчетливее всего выразилось своеобразие личности писателя и демократической среды, оказавшей на него неизгладимое влияние, социальная природа и обличительный пафос его творчества.

Поэт и прозаик не вытесняют друг друга в много-жанровом творчестве Гарди. Только прирожденный поэт мог написать такой роман, как «Тэсс из рода д’Эрбервиллей», и только основательный опыт прозаика позволил Гарди написать «Династы», эпическую драму в стихах и прозе.

В Гарди сосуществовали поэт и прозаик, но также — писатель и художник. Он колебался в выборе профессии, и ему не сразу удалось определить свой путь. Десять лет он учился и работал под руководством опытных архитекторов, занимался реставрацией древних церквей в провинции и в Лондоне. Его занятия и работа шли успешно, он мог стать незаурядным архитектором, но оставил архитектуру и живопись. Художник, однако, в нем сохранился и по-разному давал о себе знать. Роман «Под деревом зеленым» (1872), при повторном его издании, Гарди выпустил с собственными иллюстрациями. Интерес и опыт зодчего могут быть обнаружены в материале и в сюжетах его романов, в характере его композиционного мастерства. Все же художник уступил место писателю, и произошло это, вероятнее всего, потому, что в литературе Гарди видел более широкую возможность выразить свой талант и волновавшие его мысли, язык литературы был ближе ему, чем язык живописи, графики или архитектуры. В творческом сознании Гарди художник и писатель поменялись местами, когда он, испробовав свои силы в литературе, убедился, что «может», тогда — и только тогда — он преодолел свои колебания.

Жизнь Томаса Гарди не богата внешними событиями, однако биографам не удалось удовлетворительно разрешить существенных ее загадок. Загадочно, например, исчезновение его первого романа «Бедняк и леди», который не был напечатан по идейным мотивам, потому что, по словам биографа, был «острой и страстной сатирой» на классовое общество и содержал, по отзыву издателя, «разрушительные намерения». Туманна история с двухтомной биографией писателя, вышедшей под именем второй его жены, Флоренс Эмилии Гарди, но написанной будто бы им самим. Эта биография — ценнейший источник, и все же в ней много трудно объяснимых пробелов и умолчаний. Сколь ни значительна автобиографическая ее основа, едва ли возможно рассматривать ее как книгу, полностью принадлежащую перу Томаса Гарди.

Весьма вероятно, что в конце 60-х годов Гарди, находясь в Лондоне, участвовал в рабочих демонстрациях. В 1919 году он поставил свою подпись под манифестом «Клартё» — первого международного антиимпериалистического объединения прогрессивных писателей и деятелей культуры, созданного Анри Барбюсом. Гарди входил в состав его Международного руководящего комитета. Но двухтомная биография не затрагивает этой стороны его жизни и деятельности.

Первый брак Гарди доставил ему немало огорчений, его жена Эмма Лавиния Гиффорд отличалась неуравновешенным характером, у нее было преувеличенное представление о собственном литературном даровании, она была подвержена припадкам сословного снобизма, и тогда ей казалось, что муж, сын крестьянки и ремесленника, неровня ей, дочери священника и племяннице архидьякона. Немало сочувственных слов высказали биографы Гарди, затрагивая его отношения с первой женой, но те же биографы не могут не признать, что все его романы были написаны во время их совместной жизни и лучший цикл его лирических стихов («Стихи 1912–1913 годов») посвящен этой трудной любви.

Когда по поводу выдающейся личности, из-за недостатка или пропуска фактов, накапливаются недоуменные вопросы — возникает естественное желание найти на них ответ. К серьезным попыткам восстановить пробел или объяснить загадочное явление нередко в таких случаях присоединяются досужие догадки и сенсационные «открытия». Иногда глубокие соображения и легковесные домыслы оказываются под одной обложкой. Нечто подобное происходит и вокруг имени Томаса Гарди.

В книгах Гарди обращало на себя внимание повторение одних и тех же психологических мотивов, схожих сюжетных ситуаций. Сам собой являлся вопрос: нет ли в этом автобиографического? В кратком предисловии к первому изданию «Джуда», рассказывая историю замысла и написания романа, Гарди отмечал, что «некоторые обстоятельства были подсказаны смертью одной женщины». Несколько лет назад было высказано предположение, что Гарди имел в виду свою кузину по материнской линии, Трайфену Спаркс. Они были тайно помолвлены, роман продолжался пять лет, в 1873 году произошел разрыв, а в 1890 году Трайфена умерла. Пятого марта 1890 года Гарди записал в дневнике, что, находясь в поезде, направляющемся в Лондон, он, под влиянием внезапного порыва, начал сочинять стихотворение, посвященное кузине. Шесть дней спустя она скончалась, и стихотворение появилось под названием «Мысли о Трайфене при известии о ее смерти». В этом стихотворении он называет Трайфену «утраченной наградой». Многие женские образы его романов созданы по ее подобию, и всего ближе это подобие в Сью Брайдхед — героине «Джуда Незаметного». Эти догадки, подкрепляемые ссылками на текст «Джуда» и отмеченное предисловие, на дневниковые записи и отдельные стихотворения, вызывают невольный интерес. Все же они остаются догадками, хотя и заманчивыми.

«Без фактов чувств не опишешь», сказано у Достоевского. Жизнь и «механика» чувств глубоко интересовали Гарди, как и всякого большого художника. Он брал факты из внешних наблюдений и щедро — из личного опыта, и главным его намерением было обнажить нутро фактов через их внутреннюю связь.

Назвав цикл лучших своих романов «романами характеров и среды», Гарди как бы формулой обозначил избранный им принцип художественной трактовки явлений — через характеры и среду в их отношениях. «Среда» у Гарди — это уклад жизни, условия существования в широком смысле, а также конкретные обстоятельства, воздействующие на личную судьбу. Сила и новизна Томаса Гарди сказывалась, в частности, в его стремлении и умении проследить всесторонне и как можно глубже связь характера с окружением локальным, оставившим на нем неизгладимую печать. И вместе с тем умение показать, что происходит, когда разрываются эти связи, когда человек попадает в незнакомую и чуждую ему среду и перед ним возникает необходимость самоопределения, и как личный выбор и убеждения человека отражаются на его судьбе.

Место действия своих романов Гарди назвал Уэссексом, и сами эти романы выходят на родине писателя под наименованием «уэссекских». К ним обычно прилагается карта с подробным обозначением топографии всего края, — собственно, даже не края, а целого мира, для обитателей которого город Кэстербридж, Блекмурская долина, Эгдонская вересковая степь значат так же много, как название любой из великих столиц или прославленных местностей.

Читать книгуСкачать книгу