Названия я так и не придумал, так что принимаю предложения

Автор: Frashner Artur  Жанр: Драма  Драматургия  Год неизвестен
Скачать бесплатно книгу Frashner Artur - Названия я так и не придумал, так что принимаю предложения в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

Мы во времени никто, движемся в пути к ни что.

Управляемы судьбой, остаемся лишь с собой.

Введение.

Здесь начало…

-Тупой какой-то...
- девочка обсуждала меня, с довольно маленьким мальчиком, хотя скорее не просто разговаривала, а заключала соглашение. Они уже были в том возрасте, когда мальчики и девочки начинали отчетливо осознавать свои различия и отделяться в небольшие группы по половому признаку. Чтобы лет этак через пять или шесть, после того как отвыкнут друг от друга окончательно, заинтересоваться друг другом с новой силой.

-Да он странный какой-то. Смотрит всегда на всех как истукан, но все вроде понимает.- Дети всегда дразнятся. Дети жестоки - это их инстинкт. Инстинкт сражаться за блага жизни. Чем человек старше, тем больше он проходит эволюционных этапов своего развития. Дети учатся ни выделяться среди членов своей группы и ни просто, ни выделяться, а подрожать своим согрупникам. Учатся не приемлить членов других групп. Учатся ненавидеть всех тех, кто на них непохож. Учатся объединяться в группы, что бы кого-то ненавидеть.

Cлабые всегда жестоки. Чем ты слабее, тем ты более жесток. Я стоял, слушал дразнилки детей. Странные они какие-то, зачем они тратят столько сил и энергии? Для чего не понимаю. Может я какой-то особенный, раз мне уделяют столько внимания. Не знаю, я не чувствую себя особенным... Я совсем ничего не чувствую.

Кругом так много говорят о чувствах. Фильмы о любви (мелодрамы), отваге (боевики, военные), потерях, отчаяние (драмы), комедии. Стихи. Вспомните хоть одну музыкальную группу, которая не поет про любовь... я кстати могу. Наши эмоции - это наши реакции. Я не реагирую. У меня нет эмоций.

Когда они дразняться, я слушаю. Тогда у меня не было причин отвечать, я не знал, что окружающие ощущают обиду.

Они ненавидели меня за то, что не понимали. Я не вел себя, как они. Я не отвечал на их глупые подколы. Я не понимал зачем, тогда как для них это было очевидно и значимо. Социальный статус для меня пустой звук. Я никогда не расстраивался и не о чем не сожелел. Не испытывал зависти к чужому или смущения от того что выгляжу ни как все вокруг. Мне не было страшно, и я никогда не врал. Я никогда их не поддерживал, и мне не бывало их жалко. Я не чувствовал того, что и они, я вообще ничего не чувствовал. Совсем. Врожденная апатия.

Апатия — безразличие, полное отсутствие эмоций, при котором не возникают желания и побуждения («ноль» эмоций, «бодрствующая кома»).

В отсутвии, эмоциональных влияний, в жизни я преуспел куда больше своих сверстников. Я никогда не принимал не взвешенных решений, никогда не пускался в дело очертя голову, никогда не рисковал и никогда не влюблялся. Всегда вел дела логично и методично.

Когда не к чему стремиться, стремишься к тому, чего не имеешь, а когда ты “другой”, стремишься быть похожим на всех, кто тебя окружает. Простые истины просты и понятны каждому, но узнать их далеко не так просто. Понимать – не значит уметь объяснять. Когда вырос, будучи успешным человеком, мне захотелось узнать. Что значит быть таким же как они. Что значит чувствовать. Чтобы понять в полной мере, что чувствуют другие, я сделал легкую удобную и понятную рекламу c заглавным лозунгом:

“ Присылайте свои необычные истории, За вознаграждение.”

Это было как просьба объяснить, что такое чувства у всего мира сразу. Учиться чужим примером намного удобнее.

Прошел месяц, историй прислали превеликое множество. И оно и понятно, истории в карман не положишь, а деньги нужны всем. Историй присылали так много, что мне пришлось нанять двух человек в помощники, чтобы они выискивали среди всех присланных писем действительно стоящие моего внимания. Примерно через год я собрал ряд историй, которые, по моему мнению, наиболее полно описывают большинство проявляемых человеком чувств. Ниже привожу их, дабы сей труд был не голословным и максимально полным. Все имена и места действия изменены. Все реальные авторы получили свои гонорары.

Обида и Прощение.

В целом мире различий мы ищем себя... и находим либо бесконечное понимание, либо вечное одиночество...

Ее звали Максим. Я встретил ее, когда еще был совсем молодой. Мне трудно понять, зачем люди едут отдыхать в теплые страны летом. Летом и так тепло. Мы часто что-то не понимаем особенно когда мы уже в возрасте и особенно нововведения прошлых поколений поколения. Это не глупость или невежество - это просто здравый смысл. Зачем менять то, что и так работает. Из этого здравого смысла я никогда ни старался понять любителей тур-поездок в летние месяцы.

Как бы там ни было, был я тогда где-то у экватора, там, где никогда ни перестает светить солнце. Небольшой мини-отель никакой суеты, солнце, море и красивые женщины. Тогда я только еще год отучился в университете и был совсем еще молодой. Там я познакомился подобной себе отдыхающей молодежью. Людям привычно обосабливаться по возрасту. Нас собралась, тогда приличных размеров группа молодых отдыхающих людей. В основном, довольно не зрелых и горячих.

Ох, молодость, молодость. Ни все из нас были из обеспеченной социальной группы. Вдали от дома основной критерий знакомство - понимание. Проще говоря, достаточно возможности общаться и некоторых общих интересов. Мы проводили время на пляже, потом шли в бар. Я некогда ни напивался и говорил мало. Обилие народа не пропускало тишины. От этого напрягать себя общением не было необходимости. Я слушал. Молодость всегда мечтательна.

Роберт был двадцать один год. Он был чуть старше, хотя и чуть моложе. Он был из небогатой семьи, время он проводил в вечной войне со всем миром... С ним никогда не было скучно. Максим мы встретили в том же баре. С ней познакомилась Дженнифер, которая спала с Германом. И Дженифер и Герман думали, что никто не докадываеться об их тайной страсти и поэтому, на публике они сидели порознь... молодость ... даже ни подозревают, что не все в мире невнимательные. Дженнифер, была довольно развязанной особой. Хотя может это просто был ее способ отдыхать. Отдыхая она сразу увидела в Максим подругу на весь оставшийся отдых. Так Максим оказалась за нашим столиком.

Кроме меня, кажется, ее вообще никто не заметил, но Роберту она понравилась сразу. Она обладала такими отточенными природой чертами глянцевой модели. Худощавое телосложение, с таким, же четко выраженным характером, как и линии всего тела. Умные глаза с ярковыраженной привычкой держать все в себе, наработанной от обилия внимания.

Нас было много. Все говорили с теми, кто сидел по соседству. По всему бару стоял общий гул. На отдыхе все быстро напиваются и не смотрят дальше своего носа. Максим смотрела на всю компанию, которая ни произвела на нее особо приятного впечатления, своими глубокими скрытными глазами и улыбалось загадочной улыбкой Моны Лизы. Роберт ни потерялся. Пока Дженнифер расставляла напитки, заигрывая глазами с нечего не видящим напившимся Германом, Роберт, пристально глядя на нее, предложил ей сесть рядом:

-Садись са мной если хочешь.- И видимо смутившись, улыбнулся, но глаз, не отвел. Она, видимо тоже от смущения, улыбнулась в ответ и видимо тут же влюбилась. Вот так это бывает. Роберт же, как истинный мужчина он опередил ее на одно мгновение. Немая, но глубокая сцена. В ней есть что-то глупое, но такое милое и греющее чистую душу. Мне было все равно. Молодость... эх, молодость.

Она.

Он не как все. В нем есть что-то особенное. Наверное, мне надо, поскорей, представиться раз он меня пригласил посидеть рядом. Или лучше подождать, пока он сам спросит. Лучше подожду, вдруг еще подумает, что я его цепляю.

Читать книгуСкачать книгу