Под покровом мантии

Серия: Эврика [0]
Скачать бесплатно книгу Малахов Анатолий Алексеевич - Под покровом мантии в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Под покровом мантии - Малахов Анатолий

Много загадок

Спор

— Категорически утверждаю: магмы под земной корой нет! — безапелляционно заявил молодой ученый — англичанин.

Эти слова были произнесены в московском «Метрополе» на товарищеской встрече ученых перед открытием XVII Международного геологического конгресса 1937 года.

Молодые ученые заволновались, заспорили, горячо отстаивая свое мнение.

— Как нет магмы!

— А Этна, Везувий, Ключевская сопка?

— А лавовые поля Килиманджаро!

Но англичанин был невозмутим:

— Не путайте поверхностный вулканизм с глубинными процессами. По-моему, вы все слепо следуете за Кантом, если верите, что повсеместно под земной корой лежит огненно-жидкий океан. Там не может быть жидкости. Мантия твердая! Надо искать другие закономерности!..

— Пойдемте к корифеям, — прозвучал чей-то голос. — Пусть они решат наш спор!

Мы отправились в центральную часть зала, где за сдвинутыми столиками восседали руководители конгресса. Здесь мирно беседовали два председателя: бывший и будущий. Бывший председатель предыдущего конгресса — известный американский геолог мистер Филип Смит. Будущий — был академик Иван Михайлович Губкин, выдающийся геолог-нефтяник. Завтра же мистер Смит откроет конгресс и передаст всю полноту председательской власти «мистеру Губкину». Оба корифея, по-видимому, обсуждали какие-то детали завтрашней процедуры. Но мы им помешали.

Двенадцать молодых геологов окружили ученых и провозгласили тост за успешную работу конгресса, за то, чтобы было больше дискуссий, за магму, за металлы.

И тут кто-то из нас бросил:

— И чтоб больше нефти было на глубинах!

Это словно подхлестнуло Губкина.

— Нефти на глубине нет! Вы еще скажете, что надо искать нефть в мантии Земли? — горячо произнес он. — Нефть, несомненно, органического происхождения, а все остальное — фантастическая выдумка. Взгляд о неорганическом происхождении нефти нельзя называть даже гипотезой. Это ложное направление в науке!..

Тут уже заспорили «маститые».

Истина в понимании одной группы ученых рядилась в огненно-жидкую тогу. Другая видела ее в холодном безмолвии планеты. У третьей она принимала обличье гигантских каскадов горячей подземной воды и перегретого пара…

Мы подходили к знаменитейшим геологам мира и требовали ответа на вопросы о глубинном строении Земли, о строении земной коры, о подкоровой мантии, о ядре Земли…

О всех разноречивых и противоречивых ответах можно было бы написать не один научный трактат. Но, что любопытно, одинаковых мнений не было. Больше того — тридцать опрошенных нами известных ученых высказали около пятидесяти гипотез! И все же одна нам тогда показалась особенно смелой и необычной.

— Все представления об огненно-жидком или расплавленном состоянии планеты, — заявил академик Владимир Иванович Вернадский, — внесены в науку чуждыми ей, по существу божественными, представлениями о мире… Мыслимо и допустимо, — утверждал ученый, — что температура в направлении к центру планеты быстро понижается…

Мы были смущены. Уж если светила мировой геологической науки не могут найти общий язык, то что делать нам — молодежи, только вступающей на тернистый путь поиска!

Мы с головой окунулись в работу конгресса. Он еще раз подтвердил, что по ряду важнейших вопросов строения и происхождения Земли и отдельных ее участков у геологов не было единых взглядов. Но это никого не привело в отчаяние. Наоборот, хотелось скорее вернуться к работе, к поискам.

Прошло четверть века. Мне захотелось вновь встретиться с молодыми участниками конгресса — хотя бы заочно. Но вот беда, я не записал имен и адресов собеседников. Правда, в конце концов для книги нужны не адреса людей, а их идеи. Важнее всего было то, что за двадцать пять лет геология шагнула далеко вперед. И в этом был немалый вклад молодых ученых и практиков. Но как же разрешился спор? И разрешился ли он?

В огненной купели

«Наконец мы вышли на край кратера. Страшнейший жар пахнул нам в лицо, и в тот же момент нас остановил вид этого грандиозного котла, в котором клокотало расплавленное золото. Один за другим вверх устремлялись высокие вертикальные фонтаны и падали, расплескивая огненную пену. Время от времени к небу взвивался залп бомб. Местами на поверхности тяжелой жидкости лопались пузыри, выпуская клубы фиолетового дыма. Бурная деятельность сосредоточилась в трех-четырех местах огромного озера из расплавленного камня. Остальная его поверхность лишь тяжело волновалась, взбаламученная зонами интенсивной активности. Мы как загипнотизированные смотрели на отчеркнутый блестящей желтой полосой прибой расплавленного вещества, бившийся о противоположную стену кратера».

Так описывает известный бельгийский исследователь — вулканолог Гарун Тазиев — одну из многочисленных встреч с огненно-жидким веществом. Он, профессор Гарун Тазиев, подарил миру неповторимую киноленту «Встречи с дьяволом». Это кадры о подлинной встрече с бешеной, злобной силой, рвущейся из преисподней.

А не был ли Гарун Тазиев в числе тех энтузиастов, которые четверть века тому назад спорили о закономерностях, связанных с подземной расплавленной магмой? Может быть, здесь, среди вулканологов, я встречу кого-либо из своих старых друзей. Но в списках членов XVII Международного геологического конгресса не оказалось Гаруна Тазиева. А жаль! Если бы он там был, то, несомненно, примкнул бы к магматистам.

Да, тогда почти все мы были магматистами: привлекала простота этой теории, которая, казалось, все объясняла. Большинство магматистов, опираясь на гипотезы Канта и Лапласа о происхождении Земли, считало, что некогда вся Земля была расплавленной, а ее застывшая поверхность и есть наша земная кора. Под нею лежит магма, странное вещество, которое никто никогда еще не видел. Оно нагрето до температуры свыше двух тысяч градусов и находится под давлением страшной силы — в тысячи атмосфер. Такие давления и температуры придают магме твердость во много раз выше, чем у стали. На быстрые толчки она реагирует, как твердое вещество, при медленном воздействии растекается, как жидкость. Это вещество, по представлению магматистов, и является той лабораторией, в которой формировались и формируются горные породы.

Вокруг магмы ведутся бесконечные споры. Спорят между собой и сами магматисты. Еще слышны отголоски их спора о том, везде ли одинаково вещество мантии Земли, или оно разнообразно в разных участках? Старое представление о повсеместном расплавленном его состоянии сейчас оставлено геологами и геофизиками. Почти все они единодушно утверждают, что под земной корой лишь отдельные очаги расплавленной магмы, питающие вулканы. Некоторые ученые считают, что такие очаги могут быть и в самой коре.

Профессор Г. С. Горшков, работая на Камчатской вулканологической станции и изучая деятельность Ключевской сопки, величайшего вулкана Евразии, установил, что во время извержения можно проследить контуры огромного подземного очага диаметром 30–40 километров и толщиной до 10–12 километров. Очаг залегает гигантской линзой под земной корой на глубине 50–60 километров от поверхности.

Американские геологи считают, что вообще глубина залегания вулканических очагов может достигать до 100–150 километров. То есть очаги располагаются в самой верхней зоне мантии Земли, под земной корой. А недавно японский геофизик Икояма производил магнитную съемку острова Оошима. На всей территории острова обнаруживалось нормальное магнитное поле. Когда Икояма уже закончил работу, неожиданно пробудился вулкан Михара, и геофизик повторил магнитную съемку. Оказалось, что под островом возникла магнитная аномалия! Геофизик вычислил глубину ее залегания, допустив, что она порождена вулканическим очагом. И что же? Поверхность аномалии находилась всего лишь в двух километрах от поверхности Земли! Икояма пришел к выводу, что вулканические очаги располагаются не в мантии, не под земной корой, а в самой земной коре.

Читать книгуСкачать книгу