В объятиях богини

Серия: История их любви [0]
Скачать бесплатно книгу Мигунова Лиза - В объятиях богини в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
В объятиях богини - Мигунова Лиза

Автор: Лиза Мигунова

Языки: Русский

Издательство: Алгоритм

Серия: История их любви

ISBN 978-5-4438-0526-9; 2013 г.

Возрастные ограничения: 16+

Лиза Мигунова

В объятиях богини

История любви Хью Гранта и Элизабет Херли

«Мне кажется, что понять женщину не так уж сложно. Это все отмазки: «Ах, эти женщины, какие они сложные существа!» На самом деле женщине нужно всего лишь, чтобы ее любили»

(Хью Грант)

“Любовь - это лишь небольшой бонус к огромному количеству проблем”

(Лиз Херли)

Хью Грант спешил на встречу с Лиз в Центральном парке Нью-Йорка. Актер случайно оказался в городе, где Лиз сейчас снималась в новом фильме. Он был одет в неизменное черное пальто. В мегаполисе все одеты в черное, и Хью никто не замечал. Уютный островок в центре гигантского города почему-то всегда нравился актеру. Английская природа его не очень-то впечатляла, а здесь вроде бы те же самые деревья и те же маленькие мостики, затерявшиеся в глубине парка, но почему-то все другое. Почему-то здесь ему было уютно. Он увидел Лиз и поспешил к ней. 48-летня Элизабет Херли как и всегда приковывала к себе взгляды прохожих. Эта удивительная способность актрисы одним только взглядом эпатировать публику всегда поражала Хью Гранта. Раздражала, правда, тоже. 52-летний новоиспеченный отец двоих детей по имени Хью Грант, как и всегда, не сдержал улыбки при виде Лиз. Впрочем, он быстро поправился и не преминул сказать Лиз какую-то гадость.

13 лет прошло с тех пор, как закончился их тринадцатилетний роман. «Странное сочетание цифр» подумалось актеру.

- Как твой… крикет? – спросил Хью, имея ввиду роман Лиз с Шейном Уорном.

- Да учусь потихоньку, - пожала плечами Лиз, - как твои дети?

- Тоже, учусь. – пожал плечами Хью. – я кстати тоже в крикет играю – подумав, добавил Хью.

- Ты в гольф играешь – рассмеялась Лиз. – К тому же у тебя нет кенгуру – добавила Лиз.

Глава 1. Шрамы ангела

За много лет до встречи с Лиз

Жизнь Хью начиналась приблизительно так: в идеально-идеальном доме в семье идеально-идеальных родителей в престижном пригороде Лондона 9 сентября 1960-го года родился ангелоподобный Хью Грант. Отец у него был художником, который на момент появления сына нашел себя в торговле коврами, мать Хью Финвола преподавала латынь, английский язык и музыку школе.

Как же ненавидел тринадцатилетний Хью всю эту идеальность! Шел 1973 год. На экранах уже появился «Ребенок Розмари» Полански и Хью не покидало ощущение фальшивости всего этого идеального мира. Где-то там далеко течет настоящая жизнь, такая, как показывают в кино и о какой говорят в кулуарах его школы мальчишки постарше. Ну а он… Он сегодня играет в очередной школьной пьесе, очередную женскую роль. Хью обожал свою театральную студию и очень любил выступать на сцене. Здесь он мог спрятаться за чужой маской, хоть немного пожить другой жизнью, куда более интересной, чем его собственная. Играл он очень хорошо, а всем нравится делать то, что у них получается лучше всего. Только вот внешность подкачала. Как же он ненавидел свое отражение в зеркале. С детства благодаря своей очаровательной внешности его наряжали в платьица и костюмы зайчиков, тогда как всех других его сверстников наряжали в совсем иные костюмы.

Родители у него были самые, что ни на есть нормальные и очень любящие Хью и его старшего брата. Только вот в школе для мальчиков сложно было найти человека на женскую роль. Ангельская внешность Хью идеально подходила практически ко всем женским ролям. Сегодня вот тоже нужно будет играть. Грант с одной стороны с нетерпением ждал момента выхода на сцену, когда на него будут устремлены глаза абсолютно всех зрителей, когда все и педагоги, и родители будут им гордиться. С другой стороны, он с отвращением думал, о том, как придется выслушивать новую порцию насмешек за его женское платье.

Хью смотрел на себя в зеркало и вспоминал: не далее как пару лет назад он с оглушительным успехом сыграл роль белого кролика в одной из школьных постановок. Тогда мама была просто счастлива от того, как все очарованы ее сыном. Не было тогда ни одной его именитой тетушки и ни одного дядюшки, которые бы не потрепали его по голове. Первые пару раз приятно, когда взрослые тебя гладят по голове, когда это раз тридцатый за день радует уже куда меньше. Отец и мать Хью были из рода военной аристократии, чем в семье очень гордились. Среди предков Хью были знаменитые Джон Мюррей, первый граф Ноттингем и пр. Такое положение обязывало. Хью почему-то всегда хотел соответствовать своим предкам. Театральные постановки очень радовали маму Хью, Финволу. Да и от заикания он вылечился именно благодаря участию в школьных спектаклях. Хью во многом был поход на свою мать Финволу, даже акцент свой он унаследовал от нее.

Грант глубоко вздохнул и, наконец, собрался с силами. Он переживет новую порцию насмешек ради того, чтобы сыграть в пьесе. Он справится.

В тот день он действительно хорошо сыграл свою роль, но вот очередная порция насмешек вконец достала несчастного подростка.

Жизнь редко подбрасывает непреодолимые проблемы. Какой в этом смысл? Зачем ломать человека, если намного интереснее научить. Иногда учеба дается тяжело, но когда совсем невмоготу вдруг приходит помощь. Причем обычно оттуда, откуда ее меньше всего ждешь. Так намного интереснее.

Спустя где-то неделю после спектакля Грант отправился на футбольный матч. Игра с самого начала не задалась. Кто-то ему проорал:

- Смотри личико не порань…

Как частенько бывает по законам Мерфи, Хью оглянулся в сторону обидчика, запнулся о камень на поле и… Вдрызг разбил лицо. Ему было ужасно стыдно и больно, но стыдно, пожалуй, больше. В особенности неприятно было, что падение видели девочки из соседней школы. Они и так считали Гранта девчонкой. Совсем не брутальный парень не вызывал в девочках никакого интереса, а тут еще и падение, да такое досадное.

- Эй, Грант, очнись. – кричала ему школьная медсестра. – Да что с тобой, парень?! – кричала не на шутку перепуганная женщина.

Хью втянул носом воздух и все-таки заставил себя открыть глаза. Перед собой он увидел толпу испуганных девочек из соседней школы, которые наперебой ему пытались помочь. Удивление было настолько сильным, что Хью даже забыл о боли. Он просто наблюдал, как все бегают вокруг, стараются помочь… Ни один человек не посмеялся над ним.

Медсестра повела его в медицинский кабинет и привела рану мальчика в порядок, правда, все равно нужно было ехать в больницу. Пришлось даже наложить швы, благодаря чему на ангельском личике Гранта появился очень мужественный и очень эффектный шрам. Так жизнь неожиданно подбросила мальчику возможность передохнуть и насладиться успехом среди сверстников.

До тех пор, пока шрам не прошел Хью просто купался во всеобщем внимании. Он заслужил уважение у одноклассников и имел просто неимоверный успех у девочек. Не то, чтобы в школе его обижали, но вот уважения он раньше не вызывал. Сейчас же он выходил на улицу и чувствовал примерно то же, что испытывал, когда хорошо играл на сцене. Ему очень нравилось это всеобщее внимание, но еще больше ему нравилось то, что это настоящая жизнь. Шрам являлся своего рода доказательством того, что он живой человек в настоящей жизни, где есть место крови и боли. Как в кино. Как там, в настоящей жизни, за пределами района Хаммерсмит, в респектабельном пригороде Лондона.

Шрам прошел буквально через месяц. Детская память очень короткая, и через неделю после снятия швов о Хью все забыли. Он снова не вызывал повышенного интереса у девочек, ему вновь досталась женская роль в спектакле, а следовательно, и снова появились насмешки со стороны сверстников. А главное: снова появилось это жуткое отвращение от собственной физиономии в зеркале. «Девочка и есть девочка». Ничего мужественного в нем нет. На глаза Хью навернулись слезы и он зажмурился. Вспомнилось, как всего полтора месяца назад все склонились над ним, все так волновались, сочувствовали. Вспомнился этот дикий шок от всеобщего внимания и… Он решил повторить успех. Решение пришло внезапно, и оно показалось единственно верным. Хью схватил с полки в ванной комнате отцовскую бритву, и полоснул себя лезвием. Кровь тут же выступила, а вместе с ней появилась и жгучая боль. Лицо буквально обожгло и самое страшное: боль не проходила, а лишь усиливалась, пока не стала совсем нестерпимой.

Читать книгуСкачать книгу