Пиратские одиссеи Франсуа Олоне

Серия: Пираты, корсары, флибустьеры [0]
Скачать бесплатно книгу Губарев Виктор Кимович - Пиратские одиссеи Франсуа Олоне в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Пиратские одиссеи Франсуа Олоне - Губарев Виктор

Франсуа Олоне, «генерал пиратов Тортуги». Гравюра из книги А. О. Эксквемелина «Пираты Америки» (Амстердам, 1678).

Его университеты

Среди пиратов Карибского моря трудно найти более жестокого и кровожадного морского разбойника, чем Франсуа Олоне. Жители испанских колоний боялись его, как огня. Когда слухи о его приближении достигали прибрежных поселений, оттуда в ужасе уходило всё живое, «и даже мыши убегали в джунгли».

Письменных источников о жизни и деяниях капитана Олоне сохранилось крайне мало. Наиболее подробно его биография изложена в сочинении А. О. Эксквемелина, впервые изданного в Амстердаме в 1678 году под названием «Американские морские разбойники», а затем неоднократно переиздававшегося на испанском, английском, французском, немецком и иных языках.

Титульный лист первого издания книги А. О. Эксквемелина «Пираты Америки»

Русскоязычная версия этой книги вышла в 1968 году. Хотя в предисловии к ее советскому изданию географ Я. М. Свет писал, что книга Эксквемелина «достоверна от первой до последней строки», столь категорический вывод нуждается в корректировке. Наряду с документально подтверждаемыми фактами в ней присутствуют и явно мифические сведения, которые он мог позаимствовать у подвыпивших рассказчиков в портовых тавернах Тортуги [1] , Эспаньолы [2] и Ямайки.

К счастью, отдельные страницы извилистого жизненного пути Франсуа Олоне удается реконструировать с помощью сочинений французских миссионеров Жана-Батиста дю Тертра, Ле Пера и Шарлевуа, писем губернатора Тортуги и Берега Сен-Доменг [3] Бертрана д’Ожерона, а также испанских документов XVII века.

Голландская карта Карибского моря, XVII век. Картограф Питер ван дер Аа.

Настоящее имя капитана Франсуа Олоне было Франсуа Но (впрочем, некоторые исследователи полагают, что его звали Жан-Франсуа Но или даже Жан-Давид Но), а свое прозвище он получил по названию портового города Ле-Сабль-д’Олонн (Нижнее Пуату), в котором родился около 1630 года. В двадцатилетнем возрасте Олоне попал на Антильские острова «не то солдатом, не то рабом – вполне обычное начало».

Белыми рабами, как правило, были кабальные слуги, которых нанимали на три года; на островах Французской Вест-Индии эту категорию переселенцев именовали также «тридцатишестимесячными». Эксквемелин очень ярко описал жизнь белых рабов: «Идет здесь в общем такая же торговля людьми, как и в Турции, потому что слуг продают и покупают, как лошадей в Европе. Встречаются люди, которые недурно наживаются на таком промысле: они едут во Францию, набирают людей – горожан и крестьян, сулят им всякие блага, но на островах мгновенно продают их, и у своих хозяев эти люди работают, как ломовые лошади. Этим рабам достается больше, чем неграм. Плантаторы говорят, что к неграм надо относиться лучше, потому что они работают всю жизнь, а белых покупают лишь на какой-то срок. Господа третируют своих слуг… и не испытывают к ним ни малейшей жалости. Больные или здоровые, эти слуги работают прямо под палящими лучами солнца. Труд их совершенно невыносим, и спина у них покрыта струпьями, как у лошади, постоянно таскающей тяжелую ношу. От плохой пищи слуги все время страдают тяжкими недугами и пороком сердца. Они лишаются сил, тело у них пухнет, как у больных водянкой, дыхание становится прерывистым, их терзают рези в желудке. А причина всех этих недугов – это, бесспорно, скверное питание и нечеловеческое обращение. Случается, что в эти места попадают и дети обеспеченных родителей. Их влечет жажда странствий; приходится им очень туго. Они вскоре заболевают, и их состояние ни у кого не вызывает жалости, и никто не оказывает им помощи».

Отслужив свой срок на одной из плантаций, Олоне отправился к вольным охотникам Эспаньолы «и прожил среди них довольно долго». Этих охотников называли буканьерами. В Европе слава о них распространилась вскоре после того, как в 1654 году в Париже была опубликована книга аббата дю Тертра «Общая история Антилл, населенных французами». В 1667–1671 годах вышла расширенная, четырехтомная версия этой книги.

«Буканьеры, – рассказывает дю Тертр, – были названы так от (индейского. – В. Г.) слова букан – это разновидность деревянной решетки, сделанной из нескольких жердей и установленной на четыре рогатины; на ней буканьеры… жарят своих свиней целиком и питаются ими без хлеба. В те времена они представляли собой неорганизованный сброд людей из разных стран, ставших ловкими и мужественными в силу своих занятий, связанных с охотой на быков ради добычи шкур и ввиду преследования их испанцами, которые никогда их не щадили. Так как они не терпят никаких начальников, то слывут людьми недисциплинированными, которые в большинстве своем укрылись в этих местах и дошли до такого образа жизни, чтобы избежать наказания за преступления, совершенные в Европе…

Буканьер. Гравюра из книги А. О. Эксквемелина «Пираты Америки»

У них нет никакого жилья или постоянного дома, а есть лишь места встреч, где располагаются их буканы, да несколько хижин на сваях, представляющих собой навесы, крытые листьями, для защиты их от дождя и хранения шкур убитых ими быков – до той поры, пока не придут какие-нибудь корабли, чтобы обменять их на вино, водку, полотно, оружие, порох, пули и некоторые другие вещи, в которых они нуждаются и которые составляют всё имущество буканьеров».

По данным Шарлевуа, «буканьеры не признавали никаких иных законов, кроме своих». Тем, кто пытался навязать им иную точку зрения, они неизменно отвечали: «Это не принято на побережье». При этом подразумевалось побережье Сен-Доменга. Свои настоящие имена эти специалисты по добыче и заготовке мяса обычно скрывали под прозвищами.

Жилище буканьеров. Французская гравюра конца XVII века

«Всякий, вступивший в общество буканьеров, должен был забыть все привычки и обычаи благоустроенного общества и даже отказаться от своего фамильного имени, – пишет И.-В. фон Архенгольц. – Для обозначения товарища всякому давали шутливое или серьезное прозвище, перешедшее у многих из них даже на потомков, если они вступали в брак. Другие только при брачном обряде объявляли свое настоящее имя: от этого произошла до сих пор сохранившаяся на Антильских островах пословица, что “людей узнают только тогда, когда они женятся”».

Карта острова Эспаньола (Гаити)

Можно не сомневаться, что свое прозвище Франсуа Олоне получил именно тогда, когда вел жизнь вольного охотника. Время от времени он посещал остров Тортугу, где у буканьеры обычно сбывали шкуры и копченое мясо, отдыхали, а также запасались необходимым снаряжением. «Охотники проводят в лесах по году, а то и по два, – свидетельствует Эксквемелин. – Затем они отправляются на остров Тортугу, чтобы обновить там свой запас пороха, свинца, ружей, полотна и тому подобное. Прибыв туда, они буквально за месяц спускают все, что нажили за год или полтора. Они хлещут водку, словно воду, вино покупают прямо бочонками, выбивают затычки и пьют до тех пор, пока бочонок не опустеет. День и ночь буканьеры шатаются по селениям и славят Бахуса [4] , пока остается хоть грош на выпивку. Между прочим, они не забывают воздать должное и Венере [5] , водят шашни с торговками вином и девками, которые собираются к приезду буканьеров и каперов точно так же, как шлюхи и торговки Амстердама в ту пору, когда туда прибывают корабли из Ост-Индии или военная флотилия. Прожив все свои деньги и даже наделав порой долгов, охотники возвращаются восвояси и снова проводят в лесах по году-полтора».

Читать книгуСкачать книгу