Солнце слепых

Скачать бесплатно книгу Ломов Виорэль Михайлович - Солнце слепых в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Солнце слепых - Ломов Виорэль

Виорэль Ломов

Солнце слепых

Роман

«Быть здесь я в силах, но не хочу; там хочу, но не в силах: жалок обоюдно».

Аврелий Августин

Пролог в электричке

Вагон был переполнен. Голов хватило бы на три «Апофеоза» Верещагина. Гудя, как мошкара, все недовольно рассуждали о политике. Политика - единственное, о чем все имеют понятие. Как Аристотель. Только две дамы, как два насосика, качали городские сплетни о жизни мэрии, богемы, «черном пиаре», вперемешку с фразами о высоком. Все высокое качается из низкого.

- Аль Хафиз аль Марвази известен мне со слов Шамс ад-дина аль-Мукаддаси!
- неожиданно заявила дама в брюках даме в юбке. Два длинных пролета до этого они не могли поделить что-то между замом мэра Пинским и Барухом Спинозой.

У дамы в истонченном трико, зажатой между ними, от Пинского и Баруха было дурно, а от «аль-Мукаддаси» и вовсе закатились глаза. Огрубевшими от свободы руками она вцепилась в разбитую садовую тележку, как в пулемет «Максим». Ну, еще слово, зараза, еще одно!..

В тамбуре под табличкой «Не курить» курил и надсадно кашлял свирепый штурман Билли Бонс.

- Может, все-таки бросите курить?!
- строго спросила вертлявая дама, явно чужая в этом вагоне. Билли обдал ее дымом, и дама локтями пробуравила себе путь внутрь вагона. Ровно на одного человека.

- Я бы бросил, - прохрипел Билли ей вслед, - но не могу: толстая кишка тонка.

- Ага!
- сказал здоровенный парень на ее пути, колыхнулся и тут же образовал вокруг себя пустое пространство.
- Фу-у!.. Жара!..
- вздохнул он. На голове у парня был пробковый шлем, а от талии до колен просторные парусиновые шорты с лампасами, гульфиком и карманом. Лампасами и шлемом он напоминал генерала. В кармане было пусто, но в гульфике звенели гульдены. Парень снял шлем и вытер пот со лба и изнутри шлема, а из кармана шорт выглянул котенок. Тощий и страшный, как смерть.

- Ах, какая прелесть!
- всплеснула руками дама, не отводя глаз от парусиновых шорт. Она ростом была аккурат парню подмышки. Парень сказал: «Гы!» - и погладил котенка. Тот спрятался.

Возле дверей сидел старик не от мира сего. У него вся жизнь пролетела, как один сегодняшний день, и день сегодняшний для него был, как день вчерашний. От куска хлеба в полиэтиленовом мешочке старик отщипывал крошки и бережно отправлял их в рот. Долго, сосредоточенно жевал, кивая головой, как бы оценивая вкус. Когда старик съел весь кусок, он выбрал крошки из пакетика и аккуратно свернул его. Потом бледными узловатыми, но очень крепкими пальцами собрал с пола упавшие крошки и отправил их в карман. Трапезу свою он запил водой из стеклянной бутылки. А может, и не водой. Заткнул горлышко половинкой пробки, надел кепку и, опершись подбородком на, естественно, самодельный посох, устремил свой взгляд в неизведанные дали, спрятанные, как оказалось, в стене вагона, и задумался.

Головы пассажиров поплыли, поплыли. стали отделяться от туловищ. сами собой собрались в пирамиду, которая тут же рассыпалась под ребячий смех. Напротив старика сидели подростки, самые настоящие салаги. Они смеялись всю дорогу, рассказывая друг другу что-то ужасно смешное. Им жить смешно, и жизнь их смешна. И голоса их ломались, как их судьба. Но старик, казалось, вовсе не замечал их. Может быть, они были для него, как его молодость, всего лишь тенями прошлого, но никак не будущего, от которого он уже ничего не ожидал; а звуки их голосов были лишь звуками, которые сопровождали его всю жизнь, и потому были безразличны ему. Когда человек наперед знает то, что произойдет, что скажут или как поступят, ему не интересно, что произойдет, что скажут и как поступят, ему это все равно, ибо он знает нечто большее, чем знают все остальные, которые бестолково говорят, бестолково поступают и бестолково тычутся на квадратном метре собственной жизни. Чем не то же дерево? Скажем, вяз или орешник. Любой подойдет и спилит. Или обольет мочой. Один раз только он вдруг изрек в пространство:

- Не путай работу с пьянкой, пьянку с любовью, любовь с работой!
- и вспомнил что-то забавное, что для пацанов было еще до новой эры.

Пацаны подтолкнули друг друга локтями и заржали, как могут ржать только безмозглые пацаны, за которыми будущее. Они временами пытались морщить свои щенячьи лобики и сводить в поисках мысли переносицу, но лобики не морщились, переносица не сводилась.

А со всех сторон летят слова, обжигает шепот, оглушает вопль.

- Бабку нашу отмутузили в подъезде вместе с собакой! Руку сломали, а псу ухо порвали!

- Чего ты хочешь, когда могилы и те оскверняют вандалы!

Стоит людям собраться вместе, хотя бы этим пацанам, им достаточно для общения десяти процентов интеллекта, а еще важнее, души каждого. Если же и до этого в каждом из них были не больше десяти процентов интеллекта и души нормального человека, то одного процента вполне достаточно, чтобы ночью пинать ногами старушку с ее старым псом или перевернуть на кладбище могильные плиты своих отцов.

- Позвольте, никак это вы? Капитан?!
- раздался вдруг от входа голос, принадлежащий энергичной женщине в годах, не расстающейся с трибуной и табаком. На ней были кимоно и шляпа.
- Молодые люди, позвольте!
- она смахнула одного из них с сиденья, но тот тут же втерся между двумя своими приятелями.
- Это вы!
- она захохотала, на удивление, лучистым взглядом оглядывая всех вокруг.
- Нет, кого я вижу, вы, капитан?! Привет! Живы еще? Как я рада, кэп! Сейчас подойду!
- она помахала рукой двум ученым дамам, увязшим в филологии арабского Востока и утопившим в ней даму в трико.

- Не желаете, Анна? Ключевая, - старик, вытащив зубами половинку пробки из бутылки, протянул ей воду.
- Аква краната.

- Нет, это вы!
- Анна не верила своим глазам.

- Да, это я, - с достоинством ответил человек, которого она упорно называла «капитаном».
- И уже скоро как восемьдесят лет. Водка, - удивился он, допив воду из бутылки.

- Не напоминайте мне о моем возрасте, кэп, это нетактично. Куда путь держите, к каким сокровищам?

- К сокровищам дачного участка, сударыня. Я там двадцать лет назад зарыл пять золотых гульденов. Жду, когда прорастут.

- А!
- махнула рукой Анна.
- Их уж давно вырыли Алиса с Базилио. Прошу прощения, капитан, я на минутку - перекинусь словечком с барышнями. Ужасные зануды!

- Как он похож на Жана Габена, - кивнула на старика дама в брюках.

- Вы находите?
- не согласилась дама в юбке.
- А по-моему, на Лино Вентуру. Глаза...

- Я хорошо знаю его, - подключилась Анна.
- Это настоящий капитан. Похож, похож на Габена. На Вентуру похож. Но больше на Марлона Брандо!

«Дуры! Уж скорее - на Крючкова или Утесова», - подумала дама с пулеметом.

- Мэри, тогда ты иди сюда. Садись рядом, - позвал сиплым голосом чужую даму старик.
- А то без женщин одна пыль.

- Я не Мэри, - кокетливо сказала вертлявая дама, садясь, однако, на освободившееся место.

- Неважно. Франсуа Олоне. Генерал, - представился дед.
- Порт приписки - Тортуга.

Молодежь зашлась в вое. Круто!

- Страшный злодей, - добавил генерал.

В ухе пирата качнулась здоровенная серьга. От нее скользнул лучик света.

- У тебя нынче не день рождения, Мэри? Я каждый день твоего рождения пою «о дальной Мэри, светлой Мэри, в чьих взорах - свет, в чьих косах - мгла», - прохрипел старик и подмигнул пацанам. Те снова завыли. Это был, воще, такой кайф!

- Это из их глоток делали корабельную сирену, - заметил Олоне, кивнув на них.

Дама пыталась сказать что-то пирату, но тот не глядел на нее. Он был во власти воспоминаний:

- Между прочим, когда мы с Мигелем Бискайским и моим помощником Антуаном дю Пюисом снарядили флотилию, насчитывавшую тысячу семьсот тридцать два молодца, и только на одном моем корабле было десять восьмифунтовых пушек!..

- Десять восьмифунтовых пушек?!
- воскликнула Мэри. Она была шустрая, пестрая и красивая, как сорока. Нет бы, ей посидеть, но она вскочила с места и вертелась в проходе. Разумеется, место ее тут же занял изгнанный Анной парень.

Читать книгуСкачать книгу