Вилла у моря

Автор: Lunaria  Жанр: Слеш  Любовные романы  Год неизвестен
Скачать бесплатно книгу - Вилла у моря в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

Lunaria ВИЛЛА У МОРЯ 1. Я собираюсь с друзьями на море. Три дня назад Егору пришло в голову вытащить нас на отдых. Он заявил, что есть возможность арендовать виллу в Турции за не слишком большие деньги, всю организацию он берет на себя, с нас только паспорта и бабло. Если честно, то это мой любимый вариант, терпеть не могу искать отели, читать отзывы, ездить в тур-фирмы и заниматься прочей подобной хренью. Нас набирается восемь человек Веталь, Мишка, я, Полина, Лена, Оксана и Егор с Алкой. Энтузиазм вполне понятен, несмотря на июнь у нас холодно и дождливо, как осенью. В городе тоска смертная, а всем хочется солнечной погоды. С Веталем и Мишкой мы дружим со школы, Полина — девушка Виталика, Лена и Оксана ее подруги, Егор с Алкой тоже пара. С Алкой я учился в одном классе, стремная девица, но до жути пробивная. Это она притащила Егора в нашу компанию. Егор старше нас и из обеспеченной семьи. Не то чтобы его родаки жутко крутые олигархи, но чувствуется, что возможностей у него гораздо больше. При этом он хороший парень, не задается, общается с нами совершенно нормально. Мне только непонятно зачем Алка его к нам таскает, похвасталась перед девчонками богатым кавалером и хватит. Тем не менее знакомство с ним весьма полезно для всей компании, он то в крутой клуб нас проведет, то на яхту пригласит к какому-то своему приятелю, теперь вот вилла на море. Я застегиваю чемодан, проверяю наличие паспорта, прав и денег. Пока жду звонка смотрю на себя в зеркало, на мне светлые рваные джинсы, серая футболка и синяя ветровка. Нормально. Надеть сразу шорты я не решился, на улице настоящая Арктика, и в самолете может быть холодно. Я поправляю ободок на голове, это очень удобно, волосы не лезут в глаза. В какой-то момент я отпустил их приличной длины, не мог выбрать стрижку, а теперь вообще неохота состригать, привык. Звонит Веталь и я выхожу. Запираю свою квартиру. У меня студия, мои родители среднего достатка, квартиру строили заранее в ипотеку, зато теперь у меня отдельное жилье. Веталя в аэропорт везет мать, она любезно соглашается заехать за мной. Я сажусь в машину и вежливо здороваюсь. Она что-то ворчит в ответ. Всю дорогу они с Веталем препираются, я вставляю в уши наушники и не слушаю. Мои родители сами на отдыхе, я кинул им смску, что уезжаю на десять дней, получил кучу указаний, но по крайней мере меня не пилят. Мы выходим из машины, Веталь переводит дух и украдкой закатывает глаза. Ему тяжело, у него своей площади нет. В зале аэропорта собираемся всей компанией, только Полина опаздывает. Виталик нервничает, звонит ей, бегает встречать. Я переглядываюсь с Мишкой. Лена или Оксана? Нужно сразу поделить, чтобы потом не было проблем. Мишка косится на Лену. Ну и отлично. Оксана симпатичная, в меру стройная, у нее небольшая грудь, красивые ноги и длинные темные волосы, все как мне нравится. Оксана мне еще на дне рождения Алки улыбалась, мы танцевали. Счастливый Веталь волочет огромный чемодан, за ним гарцует Полина. Не девушка, а лошадь, почти на голову его выше, грива … простите, волосы рыжие до задницы, и гонору выше крыши. Но Веталь с нее пылинки сдувает. Тягомотина с багажом, регистрацией и паспортным контролем проходит незаметно. Мы смеемся, болтаем. Я помогаю Оксане поставить чемодан на взвешивание и подаю наши паспорта вместе, она не возражает. Мы бродим по Дьюти Фри, закупаемся алкашкой, она нам на вилле пригодится. Наконец, нас сажают в самолет. Я по джентльменски пропускаю Оксану к окну. Взлетаем. Оксане за иллюминатором все нравится, небо, облака. Забавная девушка. Мне показалось, что она боится летать. При взлете она нервничала, хватала меня за руку. Приземляемся в Даламане, очень быстро проходим паспортный контроль, нас встречают ароматное тепло и деревья в цвету. Красота. Загружаемся в микроавтобус. Нас везут по обалденной дороге. Вечер, но еще видны горы, поросшие соснами. - Гоша, море далеко, - капризничает Алка, когда мы подъезжаем к вилле. - Лёля, у нас две машины арендованы, будем ездить. Зато здесь сад, бассейн, уединение, - успокаивает ее Егор. Мне странно, что он называет ее Лёлей. Что за манера? Всегда была Алка, а тут вдруг какая-то Лёля. Мы выгружаемся из микроавтобуса. Сад вполне приличный, хоть и небольшой, пальмы, кусты всякие, просматривается бассейн. Коттедж белый с коричневым. Во дворе стоят две тачки. Девчонки осматриваются, хихикают. - Влад, здесь мило, - шепчет мне Оксана. Я рад, что ей нравится и что она говорит это мне, хороший знак. Мы разбираем вещи, мой чемодан почему-то лежит последним, и когда наш улыбчивый водитель выдает его мне, то все уже входят в дом. А я хотел Оксане помочь. Я тороплюсь за остальными, оказываюсь внутри и застываю разинув рот. Снаружи это обычный коттедж, а внутри настоящий дворец. Мраморный пол, светлые стены, зеркала и позолота. В центре большого холла изящной петлей возвышается лестница с ажурными перилами. Я задираю голову и вижу в вышине расписной потолок с которого спускается эрмитажная люстра, ярусами идут балюстрады. Охренеть! И это скромная вилла за небольшую плату? А где все? Так быстро пришли в себя и разошлись по комнатам? По лестнице спускается мужчина, на вид ему в районе пятидесяти, он коротко стриженный, подтянутый. На нем светлые бежевые брюки и чуть более темный пуловер. - Здравствуй, - говорит он мне.
- Я хозяин дома. Я бормочу что-то напоминающее приветствие. Он не представляется. Предполагается, что я знаю, как его зовут? Егор не говорил, что на вилле будет какой-то хозяин. Считалось, что мы будем жить исключительно молодежной компанией. - Идем, я покажу твою комнату. Я протягиваю руку за чемоданом и шарю в пустоте. Оборачиваюсь, чемодана нет. - Вещи уже доставлены наверх, - объясняет мне хозяин. Кем доставлены, когда? Разве кто-то за ними приходил? Я так припух от местного антуража, что не заметил? Видимо здесь очень тихий персонал. Во дворце вообще очень тихо, словно здесь кроме нас никого нет. Я поднимаюсь за хозяином по великолепной лестнице, мне сильно не по себе. Лестница — произведение архитектурного искусства, она прекрасна, имеет идеальные пропорции, ковка фантастическая, деревянные перила гладкие и приятные на ощупь. Мы проходим на второй этаж. А сколько их вообще? Коттедж разве не одноэтажный? Мужчина открывает высокую дверь из светлого дерева и мы попадаем в королевскую спальню. На полу наборный паркет, на постаменте возвышается аэродромного размера кровать под балдахином, мебель в изящных завитушках, французская балконная дверь. - Располагайся, - вежливо улыбается хозяин и уходит. Я в шоке, деньги, которые я заплатил за проживание в этом великолепии, чисто символические. Я открываю стенной шкаф, нахожу в нем свой чемодан и свои вещи, аккуратно развешенные и разложенные. И когда только успели? Я выглядываю на балкон, он довольно большой, вымощенный мелкой плиткой, на нем стоят два плетеных кресла и столик, растения в кадках. За балконом сад, деревья, цветы, поблескивает струями фонтан. Я захожу в санузел, там мрамор и мозаика, на стенах переплетаются причудливые орнаменты, в полу круглая ванна, раковина будто чаша на широком подстолье, над ней огромное зеркало, хромом мерцает душевая кабина. В ванной комнате есть окно, за ним виднеется цветущее дерево. Капец. 2. Я принимаю душ, и надеваю те же джинсы и другую футболку. Футболка выглядит глаженной. Но ведь это невозможно. Смокинга у меня извините нет, я не знал, что попаду во дворец. Я взял с собой только шорты, плавки и несколько футболок. Я слышу голоса и шаги. Наконец-то. Сейчас узнаю у Егора, что происходит. Выхожу из комнаты, никого нет. По балюстраде мне навстречу движется хозяин. - А где мои друзья?
- невольно спрашиваю я у него. Мужчина пожимает плечами. - Может быть поехали куда-нибудь. Как это поехали? Без меня? Но я только что их слышал. - Пойдем, я покажу тебе дом, - говорит он. Я тащусь за ним. А что делать то? Все спрятались, а мне отдуваться? Ну, они у меня получат! Не ожидал. Я изображаю заинтересованного гостя, смотрю на галереи комнат, картины, антикварную мебель, скульптуру. Музей, да и только. Этот человек олигарх, нефтяной магнат? Может семья Егора с ним дружит? Зачем тогда Егор брал с нас деньги? Вряд ли этому господину понадобятся наши копейки. Я стесняюсь спросить где комнаты моих друзей. Он заканчивает экскурсию по второму этажу и мы переходим на третий. Здесь убранство более аскетичное, нет позолоты и зеркал, но больше картин. Может это и есть картинная галерея? Я вижу полотна известных художников. Он замечает и начинает рассказывать. Вот эта картина большая редкость. О, конечно! А эта из очень непростого периода. Да, безусловно. Мы поднимаемся на четвертый этаж. Здесь находится большой бальный зал, из него мы выходим на открытую площадку. Вниз ведет узкая лестница, там уютный маленький парк, узкие дорожки, беседка, статуи. На заднем плане — горы, лес, над ними золотым великолепием разливается закат. - Красиво?
- интересуется мой проводник. Я соглашаюсь. - Идем ужинать, - приглашает он. Мы спускаемся на второй этаж. В небольшой столовой сервирован ужин на двоих. Остальных кормить не предполагается? Хочу полюбопытствовать, но не осмеливаюсь. На столе яства, а я очень голодный, в животе бурчит. Я решаю поесть. А что, отказываться же невежливо. Все очень вкусно. Хозяин наливает мне вина. Я вообще-то вино не пью, но пробую для проформы. Вино мне неожиданно нравится, оно терпкое, но приятно согревает небо и горло. Хозяин ведет светскую беседу, но я отделываюсь междометиями. Я наелся, слегка опьянел и жду, когда мне можно будет уйти. Мужчина встает, но оказывается это еще не все. Мы идем на балкон пить кофе. На балконе сияние свечей, они повсюду, на полу, перилах, столе. Закат закончился, на антрацитовом небе висит почти круглая луна. Мне в лицо дышит прекрасная южная ночь, от мерцания свечей начинает кружиться голова. Чашечка с наперсток, кофе густой, ароматный и очень вкусный. У меня сильно бьется сердце, в висках стучит. Я что-то боюсь, чего-то, кого-то... - Спасибо, - я встаю и чуть не опрокидываю кресло. - На здоровье, - он тоже поднимается. У него темные глаза, огоньки свечей, отражаются в них отблеском первобытного взрыва, апокалипсиса, ядерной катастрофы. - Детка, что за гадость у тебя на голове?
- недовольно замечает он. Мужчина выдергивает ободок из моих волос и кидает его назад через свое плечо. Ободок жалобно звякает об пол. Хозяин поправляет мои волосы, пропускает пряди сквозь свои пальцы, обнимает меня за пояс, прижимает к себе и целует в губы. Дальше помню фрагментами. Меня несут на руках. Я в кровати, балдахин раскачивается надо мной, словно от ветра. Он покрывает поцелуями мое лицо, терзает мои губы, проникает языком в мой рот. Он заламывает мне руки, сжимает запястья, стискивает бедра. Он вдавливает меня в постель. Его ласки резкие, требовательные, властные. Его ладони будто из стали, от них никуда не деться. Его страсть бурная, бескомпромиссная, жесткая. Его страсть ошеломляет, подчиняет, ей невозможно противиться. Я чувствую его пальцы между своих ягодиц, он прокладывает себе дорогу и овладевает мной. Жуткая боль разрывает мое тело. Ору дурным голосом. Он безжалостно давит, проникая все глубже и глубже. Он ввинчивается, внедряется, входит в меня полностью. Теперь он двигается быстрее, скользит внутри меня, действует то сильными толчками, то плавными надавливаниями. Он исследует меня, испытывает, ищет варианты и находит. Мне уже не больно. То есть больно конечно, но это чувство не главное, оно отходит на дальний план меркнущего сознания. Наслаждение пронизывает мое тело, мне приятно, мне хорошо, как никогда раньше не было. Нервы оголены, ощущения потрясающие, невероятные, запредельные. Я выпадаю в астрал. Сквозь меня текут потоки энергий. Я растворяюсь в ткани мироздания. Я умираю и рождаюсь тысячи раз. Я погибаю и меня оживляют. Я лечу, парю, пикирую вниз, поднимаюсь вверх, раскачиваюсь на гигантских качелях вселенной. 3. Я просыпаюсь один в огромной кровати, непонимающе оглядываюсь, пялюсь в глубину балдахина. Где я? Что со мной? Я осторожно выбираюсь из постели, я не в силах сдержать стон, у меня все болит. В заднице будто граната взорвалась. Я тащусь в ванную, мне плохо и страшно. Может быть, мне все приснилось? Это был просто кошмарный сон. Мечтай! Я вижу себя в зеркале. Волосы всклокочены, губы распухли, шея, руки и бедра в синяках. Надо было чаще в качалку ходить, тогда я был бы сильнее. Да? А ты разве сопротивлялся? Надейся! Он что-то подсыпал мне в вино или в кофе. Давай, выгораживай себя! Что это за психотропное вещество мгновенно превратившее тебя в пассивного гея? Ты отвечал, ты отдавался, ты кончал вместе с ним. У меня все признаки морального падения. Я иду в душ. Осторожно моюсь, на мне нет живого места. Мне так стыдно и так жалко себя, что я рыдаю, прижимаясь лбом к стенке кабины. Как все это могло со мной произойти? Потом меня охватывает ужасная мысль. А что если ребята слышали мои вопли? А что будет если они увидят меня в таком виде? Нужно немедленно уезжать. Как-нибудь доберусь до аэропорта и куплю билет домой. Я выбираюсь из душевой кабины, быстро причесываюсь. Где мой ободок? Ах, да, его же вчера выкинули. Завязать волосы нечем, заправляю их за уши. В комнате обнаруживаю столик на колесах, на нем поднос, закрытый большой блестящей крышкой. Завтрак? А я его не заметил. Я приподнимаю крышку, под ней кофейник, молочник, сахарница, чашка на блюдце, тарелка с рогаликами, вазочка с вареньем. Все как в лучших домах. У рогаликов такой аромат, что я понимаю какой я голодный. Надо поесть. Теплая выпечка тает во рту, горячий кофе выше всяких похвал. Обжора! Я спешу к шкафу, чтобы собрать свои вещи. Дверь открывается и входит Хозяин. На нем пляжный халат, второй перекинут через руку. Стою голый и таращусь на него, одеться то я не успел. - Доброй утро, детка, - улыбается он.
- Пойдем купаться. Он подает мне халат, я вдеваюсь в рукава, завязываю пояс. Он берет меня за руку. Иду за ним. Мы спускаемся на первый этаж и выходим в дверь противоположную той, через которую я зашел в этот дом. Мы попадаем в сад, дорожки засыпаны мелкой светлой галькой, пышная зелень, аромат цветов, среди деревьев бродят павлины. Почему-то море очень близко, мы проходим сад и оказываемся на маленьком пляже. Песок белый и тонкий. Ярко-синее море плещется между скал небольшой бухты. Хозяин сбрасывает халат и входит в воду. Тело у него крепкое, мускулистое, загорелое. По телу и не скажешь, что он такой взрослый. Я раздеваюсь и следую за ним. Теплая бархатная вода охватывает меня. Я ныряю и с удовольствием плыву, загребая сверкающую голубую воду. Я плыву вперед и вперед, но почему-то оказываюсь лицом к берегу, чувствую ногами дно. И понимаю, что мои бедра ласкает не только вода. Мужчина выносит меня на берег и раскладывает прямо в полосе прибоя. Он обалдел? Кто-нибудь увидит. - Не бойся, - выдыхает он мне в шею, - здесь никого нет кроме нас. Он гладит мою кожу. Сдурел? У меня со вчера еще ничего не зажило. Но мне не больно. Его руки нежные и легкие, поцелуи осторожные. Это сводит меня с ума. Он входит в меня и я принимаю его с наслаждением. Эта сладкая пытка длится и длится. Меня смывает, накрывает с головой. Я опять оказываюсь на небесах. Я наблюдаю северное сияние, сполохи дальних зарниц, вспышки давних рассветов, ярость будущих закатов. Мой мир рушится, рассыпается, разлетается осколками и собирается вновь. Он поднимает меня на ноги. - Ты весь в песке, - смеется он. С чего бы это интересно? Мы идем мыться. На пляже устроен душ. Это не жалкая открытая постройка, какие видишь на общественных пляжах. Это изящный павильон, внутри все выложено мозаикой, краны сияют начищенным хромом. Он намыливает мое тело, моет мне голову. Это очень приятно, чудесно, но сказка заканчивается. - Детка, сделай мне приятно, - шепчет он мне на ухо. Я не сразу понимаю, чего он хочет. Он показывает мне глазами. Он напряжен и возбужден. Я послушно опускаюсь на колени и он вкладывает свою плоть в мой рот. У меня нет опыта в такого рода делах, но я стараюсь научиться. Хочу доставить ему удовольствие. Он помогает мне, обхватывает мою голову и направляет мои усилия. Мне тяжело, трудно дышать, но он не отпускает меня, удерживает, проталкивая своего монстра в мое горло. Это ужас, я задыхаюсь. Это невыносимо. Он стонет и рычит. Наконец, вязкая соленая жидкость выплескивается мне в рот и стекает в горло. Он не отпускает меня, видимо ждет пока я все проглочу. А что еще остается делать? Страшно боюсь подавиться. - Умница, - ласково хвалит он. Хозяин доволен мной, гладит меня по волосам и освобождает мой рот от своего присутствия. У меня звезды перед глазами, лицо в слезах, виски ломит, голова раскалывается. Он помогает мне подняться и массирует мне шею. - Иди, детка, умойся. Здравая идея. Я тащусь к раковине, включаю воду, тупо смотрю на свои руки, пальцы мелко дрожат. Он обнимает меня сзади, я прижимаюсь к нему, в изнеможении склоняю голову ему на плечо. Я принадлежу ему без остатка. 4. Мои дни протекают почти одинаково. Мы иногда обедаем вместе и всегда вместе ужинаем. Когда его нет рядом я страдаю от стыда и мук совести, но потом он приходит и я схожу с ума от счастья. Он трахает меня на пляже, в душе, в круглой ванне, в беседке, на балконе, в постели под балдахином. Засыпаю в его объятиях, просыпаюсь всегда один. С ним мне невероятно хорошо, без него тоскливо и плохо. - Детка, иди погуляй, - говорит он, у него какие-то дела. Я гуляю. Я плаваю в море, брожу по саду, сижу в маленьком парке, исследую дом. В маленький парк можно попасть только через четвертый этаж и открытую площадку. Море видно с крытой галереи, которая находится в противоположной стороне. В доме постоянно обнаруживаются новые комнаты. Я уже не удивляюсь, что в саду встречаю только павлинов. Дом вообще пустой. В нем всегда чисто прибрано, постельное белье кто-то меняет, кто-то сервирует стол, приносит мне завтрак. Я никогда никого не вижу. Друзья мои так и пропали. Но мне наплевать, на эти чудеса. Я хочу быть с моим Властелином, чувствовать его губы, руки, его возбуждение. Я вкладываю всего себя в поцелуи, я отдаюсь полностью. Я люблю его. А дни утекают, отпуск заканчивается. Но разве я должен уезжать? Я не хочу возвращаться в реальный мир, я хочу остаться в этом зачарованном дворце навсегда. Но увы, утром в день отъезда я обнаруживаю свой чемодан полностью собранным, одежда, в которой я приехал, приготовлена чистая и выглаженная. Намек понял. Ночью у меня был фантастический секс, мой любимый шептал мне на ушко ласковые слова, говорил какой я красивый. А сегодня он даже не придет попрощаться со мной? Чувствую, как щиплет глаза, гордо вскидываю голову, хватаю чемодан и выхожу из комнаты. Навязываться не стану. Я спускаюсь вниз, второй раз за время своего прибывания здесь открывая эту дверь. И видимо последний. Я вновь стою перед коттеджем, не имеющем ничего общего с дворцом, в котором я провел десять дней. Здесь все какое-то тусклое, пыльное, сад убогий. Перед микроавтобусом толпятся мои друзья, судя по всему ждут только меня. Интересно, по мне видно, что меня все это время трахали до потери сознания? - Ну, наконец-то, - лошадь Полина раздраженно закатывает глаза.
- Не понимаю, почему нельзя было пойти и поторопить. Как я задерживаюсь, так это светопреставление. Все какие-то недовольные. Ко мне кидается Оксана. Она обгорела и стесняется этого. Я смотрю на ее милое лицо и девушка кажется мне существом чужой расы. - Влад, - беспокойно шепчет она.
- Что с тобой случилось? Егор сказал, что ты заболел, что у тебя что-то заразное и тебя даже нельзя навестить. Но я все равно хотела, искала тебя, искала... Где ты был? Егор сказал, что я заболел? А кому принадлежала идея этого замечательного предприятия? В мою голову закрадывается страшное подозрение. Я подхожу к Егору. - Сутенер, - злобно шиплю я ему на ухо. Егор покрывается красными пятнами и даже не пытается сделать вид, что он не причем. - Ты не понимаешь, - бормочет он.
- Таким людям не отказывают. Уж это я хорошо понимаю, испытал на себе. - Да кто он такой, откуда взялся?
- сержусь я. - Он из тех кто не мелькает в прессе, кто не печатается в Форбсе. Этот человек из тех кто богат по-настоящему, кто имеет настоящую власть.
- Егор внимательно смотрит на меня.
- Он был в клубе, когда мы отмечали День рождения Лёли. Он подошел ко мне и сказал, чтобы я всех пригласил. Я не знал … что это ты. Я отворачиваюсь от него. Какая гадкая подстава, никогда его не прощу. А он думал это кто? Оксана? Алка? Веталь? Сука! - Влад, - говорит Егор мне вслед.
- Я никому не скажу. Да насрать. Мы грузимся в микроавтобус, Оксана садится рядом со мной. По дороге она тихо рассказывает, что было в мое отсутствие. У Лены с Мишкой не сложилось. Эта кобыла Полина в самом начале поругалась с Алкой и они все время собачились. Парни напились до свинского состояния. Вечно не могли собраться на море, все кого-то ждали, ссорились, раздражались. Бассейн никто не чистил, море холодное. Оксана всеми силами дает понять, что ничего интересного я не пропустил. Какая она добрая. По лицам друзей на самом деле видно, что отдых не удался. Почему-то я им не сочувствую. В самолете Оксана по-прежнему со мной. Если у нее были какие-то планы, то мне жаль, что они не осуществились. - Ты такой бледный, - замечает Оксана.
- Тебе плохо? Да, мне плохо, мне очень плохо. Мое сердце разрывается от боли. Что же, он сделал мне больно в начале и в конце, это логично. Мы прилетаем домой, выходим из самолета усталые и разбредаемся кто куда. Оксану встречает отец, она машет мне и убегает. Вдруг я вижу парня, который держит в руках табличку с моей фамилией. Я удивленно подхожу. - Владислав Николаевич!
- радуется парень.
- Пойдемте, я Вас провожу. Парень старше меня на пару лет и я не понимаю, почему он передо мной расшаркивается. У Егора взыграла совесть и он заказал мне такси? Парень ведет меня на парковку. - Владислав Николаевич, получите, пожалуйста, Ваш автомобиль. Я тупо смотрю на серебристый Ауди ТТ кабриолет, с кожаным черным верхом. Новенькая машина блестит полированными боками. Парень, а это менеджер фирмы, выдает мне документы и ключи. - Распишитесь здесь, здесь и здесь. Я не глядя расписываюсь. Он демонстрирует мне багажник, открывает капот, показывает как складывать и открывать верх, объясняет управление. Я ничего не слышу и не понимаю, хочу чтобы он скорее ушел. Наконец парень прощается, садится в рядом припаркованный автомобиль и уезжает. Я закидываю свой дешевый чемодан и опускаюсь на водительское сидение. Мне так стыдно, что слезы льются из глаз. Сижу в шикарной тачке и реву, как девчонка. Впрочем, почему как? Молодец, заработал! Не представляю, что мне с этим делать. Завожу мотор, эта зараза урчит как кошка. Совершенно не понимаю, как ей управлять. Действую методом художественного тыка. Как-то выезжаю. Интересно сколько с меня сдерут на контроле? Стоять долго на этой парковке очень дорого, все стараются сразу уехать. Но меня спокойно выпускают, видимо и здесь уплачено. На дороге я путаюсь в управлении. Водители, которым я мешаю сигналят и орут в открытые окна. Узнаю, что я тупая блондинка, получаю отзывы о моем умственном состоянии, моральном разложении, нетрадиционной ориентации, указания куда мне нужно пойти и что сделать со своей задницей. Они интересуются откуда у меня такая машина и проявляют удивительную осведомленность. Чудом доезжаю до дома. Куда мне девать эту тачку? По-прежнему не знаю, как закрыть верх. Оставляю ее так. Пусть ее угонят, пусть она сгорит, взорвется ко всем чертям. Даже ключи не беру. Я вхожу в квартиру, ставлю чемодан, кидаюсь на диван и рыдаю, сотрясаясь всем телом. 5. На следующий день я нахожу ТТ на том же месте с ключами и документами. Тачка ехидно смотрит фарами. Она что тоже заколдованная? Сажусь и начинаю с ней разбираться, надо же чем-то отвлечься. Катаюсь по городу. Раньше девушки так часто ко мне не оборачивались. Гуляю, покупаю новый ободок, а то волосы в глаза лезут. Меня ничего не радует, ни шикарная тачка, ни солнечная погода, ни улыбки девушек, ни то что все лето еще впереди. Мне тошно. Я страдаю. Я скучаю о любимом человеке, страшно злюсь на него, ненавижу, проклинаю и больше всего на свете хочу быть с ним. Он мое наваждение. Я стараюсь выкинуть из головы прекрасный дворец, теплое море, чудесный сад, уютный маленький парк с видом на горы. Забыть нельзя и помнить невозможно. Я ему не нужен, он получил все что хотел, у него таких как я... Недели через две мне звонит Оксана, спрашивает как здоровье, как дела. Я отвечаю, что все хорошо. Оксана судя по всему ни о чем не догадалась. Она хорошая девушка, добрая и честная. Если бы все люди были такими. Неожиданно для себя приглашаю ее на свидание. Она так рада, что у меня просыпается совесть. Прошу совесть потерпеть, хочу развеяться, пообщаться с нормальным человеком. Заезжаю за Оксаной на ТТ, она таращится на тачку, объясняю, что Егор дал покататься. Мы ездим по городу гуляем, смотрим кино, едим в ресторане. Нам весело, мы смеемся, болтаем о всякой чепухе. Вечером когда я намереваюсь предложить проводить ее домой, Оксана интересуется нельзя ли зайти ко мне. Я не уверен что смогу если она захочет, но нужно попытаться начать новую жизнь, точнее вернуться к старой. Мы поднимаемся в квартиру. На диване, положив ногу на ногу сидит мой мужчина. На нем элегантный темный костюм, сияющая белая рубашка и великолепный галстук. - Здравствуй, Владик, - говорит он. От его бархатного голоса у меня темнеет перед глазами. Он знает как меня зовут? Нет, судя по документам на машину ему известно обо мне все, но он никогда не называл меня по имени, только «детка». - Влад, это кто?
- удивленно спрашивает Оксана. - Я дядя, - объясняет ей он.
- Милая, у нас срочный семейный разговор. Он встает с дивана и выталкивает ошеломленную Оксану за дверь. Нужно будет потом перед ней извиниться. Я сползаю на пол, не могу стоять, нет сил. Сердце бьется так, что готово выпрыгнуть из груди. Как он попал в мою квартиру? Пожалуй, это глупый вопрос. Зачем он пришел? Вот что я хочу знать. Он вновь садится на диван, смотрит на меня, улыбается. Как я люблю этот темный властный взгляд. - Владик, иди сюда, - зовет он. Да ни фига. Я пошевелиться не состоянии. Он смеется, снимает пиджак и галстук, походит и садится на пол рядом со мной. - Детка, что опять за гадость у тебя на голове?
- сердится он, вытаскивает из моих волос ободок и ломает его.
- Чтобы я больше никогда не видел этой дряни. Тебе понятно? Я поспешно киваю, я готов на что угодно, ободок мне точно не жалко. Он гладит мои волосы, привлекает меня к себе и целует в губы. Это так приятно, я млею, я схожу с ума. Я счастлив, чувствую, что он хочет меня. Через несколько минут я голый стою на коленях на диване широко расставив бедра, упираюсь руками о спинку и кричу от наслаждения, потому-что он трахает меня в задницу и одновременно ласкает мое тело от горла до паха. Это невероятно и восхитительно. Меня уносит. Я вижу небо в алмазах, вихри галактик, рождение сверхновых, парад планет. Я растворяюсь в космическом холоде и восстанавливаюсь в вихрях солнц, чьи плазменные протуберанцы наполняют меня силой. Я прихожу в себя у него на коленях. Он сидит на диване, держит и нежно обнимает меня. Его шикарный костюм и моя простая одежда кучей валяются на полу. - Владик, - шепчет он мне.
- Я не могу без тебя. Ах вот как! Зачем было меня унижать, выставляя из дворца? Я задираю нос, встаю и гордо удаляюсь в ванную. Торжествующе и самодовольно встаю под душ, делаю вид, что моюсь. Он приходит и залезает ко мне, кладет руки мне на бедра. Я не могу удержаться, оборачиваюсь и обнимаю его, он прижимает меня к себе. - Прости, - говорит он.
- Я составил программу и забыл ее снять. А потом я был очень занят. Схватился, а тебя нет. Я ничего не понимаю и не слишком верю, но мне плевать, главное что он со мной. Мы лежим в постели. Это конечно не аэродром под балдахином, а всего лишь мой разложенный диван, но тоже неплохо. Вдруг в его руке появляется сверкающая драгоценная цепочка шириной в два пальца, не меньше, приятным металлическим холодком она соскальзывает мне на шею. - Зачем это?
- возмущаюсь я.
- Не надо! - Детка, я намерен делать тебе подарки, - строго заявляет он и застегивает на мне цепочку. Ну, ладно, если ему так хочется. Хотя выглядит, как ошейник. Меня взяли в плен, в рабство. Но разве я против? Он наклоняется ко мне, его взгляд обжигает, пронзает, вынимает из меня душу. - Владик, скажи мне, - требует он. И я ему говорю. Я не должен этого делать, такие слова очень опасны для меня, но отдаваться ему наслаждение, это моя судьба. Я говорю, что люблю его. Я просыпаюсь и вздрагиваю. Неужели я снова один? Испуганно мечусь и чувствую его успокаивающее прикосновение. Любимый рядом, я перевожу дух, утыкаюсь носом в его плечо, чувствую его запах. Я так благодарен, что он не ушел. - Детка, у тебя конечно неплохая квартирка, но пойдем лучше домой, - говорит он. Да, я согласен. Я очень хочу чтобы это странный волшебный дворец у моря стал и моим домом. 17.11.2014

Читать книгуСкачать книгу