Средневековые арабские повести и новеллы

Скачать бесплатно книгу Автор неизвестен - Средневековые арабские повести и новеллы в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Средневековые арабские повести и новеллы - Автор неизвестен

ПРЕДИСЛОВИЕ

Немногие средневековые литературы отличаются таким богатством прозаических жанров, как средневековая арабская литература, уходящая своими корнями как в древнеарабский фольклор так и в богатейшие литературные и фольклорные традиции древневосточной, древнегреческой и эллинистической литератур.

Арабо-мусульманская культура жадно впитывала в себя традиции прошлых веков, существовавшие на территории тех государств, где она развивалась, и это в полной мере относится и к становлению литературы, особенно прозаической Именно в «классических» средневековых арабских повестях и коротких рассказах мы живее всего чувствуем эти традиции, не чужеземные, поскольку они принадлежали тем же народам, которые развивали и арабо-мусульманскую культуру, глубоко усвоенные и как бы сплавленные в единое целое арабским языком.

Этим и объясняется то огромное жанровое разнообразие средневековой арабской прозаической литературы, которое поражает нас как в «1001 ночи», так и в других произведениях арабской «ученой» и народной литературы своеобразные «сборники рассказов», или циклы рассказов — макамы жизнеописания древнеарабских и «мусульманских» героев — Антары, Сайфа ибн Зу Язана, султана аз-Захира Бейбарса и других, трактаты о красноречивых ораторах и занимательных происшествиях, антологии, повествующие о реально существовавших типах и подвигах арабских кочевников и так далее.

В представляемом читателю сборнике арабских классических повестей и коротких повествований, которые можно условно назвать новеллами, имеются произведения многих жанров — от фантастической повести, излюбленной арабскими авторами, сказителями и слушателями (или читателями), до не менее популярных в средние века и даже в новое время дидактических повестей.

Начинается книга с «Повести о царе царевиче, везирах и невольнице», или, как иначе называют эту повесть «Рассказа о женском коварстве». Повествования и сказки о коварстве женщин очень широко распространены в ближне- и средневосточной литературе и фольклоре и уходят своими корнями в глубокую древность. Если проследить их «генеалогию», то, пожалуй, древнейшей разработкой этой темы, известной нам, является библейский рассказ о Иосифе Прекрасном и жене египетского царедворца Потифара, изложенный также в XII суре (главе) Корана, носящей название «Йусуф» (т. е. Иосиф). Эта легенда была неоднократно использована средневековыми авторами, писавшими на арабском, персидском, турецком, узбекском, курдском и других языках Ближнего и Среднего Востока, она подвергалась разнообразным обработкам и послужила основой ряда прозаических и поэтических произведений.

В «Повести о царе, царевиче, везирах и невольнице» тема коварства женщин является лишь обрамлением для целой серии коротких рассказов невольницы и семи везиров. Невольница, пытавшаяся соблазнить царевича и потерпевшая неудачу, обвиняет его в том, что будто бы он покушался на ее честь, и требует у царя казни его единственного сына. Царевич же, который по совету астрологов не может вымолвить ни слова до истечения определенного срока, не может защитить себя, и за него говорят везиры и мудрый наставник царевича Синдибад. Невольница каждый день рассказывает о коварстве мужчин и каждый из семи везиров отвечает ей рассказом о коварстве женщин. Сюжеты этих рассказов самые разнообразные, и многие из них знакомы по фольклору, и прежде всего по сказкам разных народов. Это всякого рода превращения людей в животных, мотив заочной влюбленности по описанию или изображению, рассказ о таинственной двери, которую нельзя открывать так как это повлечет за собой неисчислимые беды, и так далее. Встречается здесь и хорошо знакомый нам эпизод с хитрой женщиной, прячущей в сундуке с четырьмя отделениями четырех посетителей, домогающихся ее любви, и со сказочными существами, неотъемлемой принадлежностью восточных сказок: злыми духами, гулями-людоедами и джиннами, а также с постоянным персонажем главным образом персидских сказок — красноречивым попугаем. И все эти рассказы щедро сдобрены юмором, иногда грубоватым, как в повествовании о четырех незадачливых гостях хитрой женщины.

«Рассказ о коварстве женщин» относится и жанру дидактической повести, ибо невзирая на упомянутые выше элементы фольклора и фантастики, цель этого произведения рассказать о «преимуществах терпения» и «достоинствах красноречия», как обычно говорили средневековые литераторы Для этого жанра характерен обязательный счастливый конец — ведь без него все эти произведения будут беспредметны и не достигнут своей цели, коль скоро порок не наказан и добродетель не восторжествовала. «Рассказ о коварстве женщин» также кончается торжеством добродетели: наступает день, когда влияние «неблагоприятного расположения созвездий» кончается, царевичу дозволено говорить, и он рассказывает всю правду о коварной невольнице, которая и несет заслуженное наказание.

Трудно точно определить жанровую принадлежность повествования, следующего за «Повестью о царе, царевиче, везирах и невольнице», которое по форме представляет собой фантастическую сказку, но по своей направленности близко также к дидактической повести. Это повествование называется «Джаудар Рыбак», и героем его является простой человек, добродетельный, терпеливый и покорный, которому было суждено претерпеть множество невзгод. Пафос этой «дидактической сказки», если можно так назвать «Джаудара Рыбака», — в прославлении кротости и терпения. Если продолжить аналогию с библейскими мотивами, хорошо известными мусульманам в средние века, поскольку почти все эти легенды были в несколько измененном виде включены в Коран, то мы можем найти и здесь отголоски легенды о Иосифе: братья Джаудара, жестокие, завистливые и неблагодарные, продали Джаудара в рабство, как это сделали и братья Иосифа. Явственная и откровенная дидактика «Джаудара Рыбака» не навязчива, она подана в чрезвычайно занимательной форме яркой волшебной сказки, причудливо и изысканно оформленной, как, например, в сценах с колдунами-магрибинцами, волшебным перстнем и других. В эпизодах, связанных с похищением у Джаудара волшебного перстня и его возвращением, мы видим одну из версий широко распространенного сказочного сюжета, известного и в русских сказках. Как и в «Рассказе о коварстве женщин», в «Джаударе Рыбаке» терпение, кротость и добродетель вознаграждены, а порок наказан.

Резким контрастом к двум первым повествованиям, помещенным в книге, является рассказ о проделках Мошенницы Далилы, ее дочери Зайнаб, плутов Ахмада ад-Данафа, Али-з-Зибака и других героев этого арабского средневекового плутовского романа, ибо то повествование, которое помещено в данной книге, а также вошло в сборник «1001 ночи», является одной из частей «Жизнеописания Али-з-Зибака» Мы можем смело назвать это произведение плутовским романом по аналогии с названием известного жанра, распространенного в европейских литературах, и если даже не говорить о влиянии арабского плутовского романа на развитие подобного жанра в Европе, что, без сомнения, имело место, то, во всяком случае, типологическое сходство бросается в глаза. «Жизнеописание Али-з-Зибака» — это чрезвычайно яркое и цельное произведение арабской средневековой народной литературы, сформировавшееся в среде городских ремесленников и «молодцов»-плутов. Читателя могут удивить некоторые частности в повествовании о «войне плутов», о хитростях, которые устраивали друг другу различные «партии плутов», однако повествование отражает действительное положение, существовавшее в средневековых восточных городах, где бытовали «братства», или объединения, плутов. Глава этих «молодцов», как они себя называли, часто был в то же время главой городской стражи или был связан с последним, выплачивая ему определенную сумму. Правитель пользовался услугами предводителя «молодцов», поскольку тот, будучи знаком со всеми представителями преступного мира, мог легко раскрывать преступления и ловить воров и грабителей. Положение это может показаться нам невероятным, но многие средневековые исторические хроники подтверждают его.

Читать книгуСкачать книгу