Девушка по имени миллион лет или записки бывшей богини

Скачать бесплатно книгу Wind Delicate - Девушка по имени миллион лет или записки бывшей богини в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Девушка по имени миллион лет или записки бывшей богини - Wind Delicate

Мгновение -1. Запах жженого хрусталя и конец цикла.

«Вся прелесть дороги из Желтого кирпича в том, что Волшебник это Ты»!

Конец всегда наступает неожиданно. Еще миг, час, секунду назад ты беспечно наслаждался свободой своей «вечности» но вот уже часы времен подошли к роковой черте, за которой первобытная темнота полная неведомого и страшного – будущего? Она хорошо запомнила этот страшный миг, когда ее подруги, вместе с ней бежавшие по залитому оранжевым солнцем Марса лугу, вдруг остановились и посмотрели на нее с ужасом.

Она сначала не поняла в чем собственно дело, попытавшись улыбнуться, но вот понимание сжало ее сердце и, готовая сойти с губ улыбка так и не родилась в ней. Запах. Он вился, летал по воздуху, стелился кругом ее идеального тела, и его даже уже можно было видеть в прозрачном воздухе как темную вуаль. Вуаль – надвигающейся беды.

«Ты». Прошептала одна из ее подруг, ломая тонкие пальцы. Но так и не смогла договорить, потому, как все знали, что значит эта вуаль и этот запах, жженым давящим маревом окутавший ее тело. Она захотела разрядить повисшее напряжение, сделала шаг, два, по лугу, но подруги отступали от нее, молча смотря на возникшую вуаль и стараясь не встречаться с нею взглядом. Да и кто хотел связываться с той, что суждено «уйти» в Великую Ночь?

Печальнее всего то, что последует потом, всеобщее отчуждение, жизнь вдали от прекрасных строений ГОРОДА и вне его веселья и беспечности. Боги не любят тех, кто уходит, а она должна была уйти, получив эту черную метку конца, страшный знак конца цикла за которым - неведомое. Но как обидно и как странно в груди, вроде ничего не изменилось, но появилось чувство, что так не должно быть? Нет, должно, она знала это, читая древние потертые сотней тысяч лет манускрипты, детально описывающие процесс «ухода» в Великую Ночь, но одно дело читать, а другое дело испытать самой.

Она очнулась от раздумий. Подняв голову от танцующего цветка под ногами, она увидела, что осталась одна. Одна. Теперь все время одна. Таков закон для тех, кто получил знак конца цикла и скоро все в ГОРОДЕ будут это знать, и ни одна семья не пустит ее на порог, даже ее собственная, ведь кому хочется видеть напоминание об их общем конце и кому хочется прерывать беспечную радость?

Она прислушалась к чувствам в ней? Да, радость померкла, как и свечение ауры стало тусклее, а еще через час или два оно станет совсем черным. Боль? Страдание? Она улыбнулась, зная, что это неизбежно. Взяв в руки цветок, она попыталась по инерции вдохнуть его радость, но аура уже не воспринимала свет и цветок мгновенно завял. Теперь она несет смерть всем. «Смерть, какое странное слово» – подумала она и, сделав шаг назад, упала в траву, раскинув руки и став похожа на крест.

Их учили как себя вести, как поступить, когда появится этот странный запах, запах увядающий ауры чем-то напоминающий то, когда хрусталь окунут в огонь и подержат там. Неуловимый. Тонкий и опасный. Она сыграет с ним в последний танец, сделав все как положено, и напоследок впишет свой опыт в страницы КНИГИ, дабы далекие потомки их Рода тоже, что-то поняли и осознали из ее такой долгой жизни в этом мире. Она продолжила улыбаться, вкушая начавшееся одиночество, мысленно анализируя ее Жизнь и Цикл.

Интереснее всего было то, что прячется за покровом наступающей ЕЕ Ночи, куда Создатель Миров отправит ее свободное уже от «вечного тела» сознание.

«Все просто и легко», спросила Она Ветер. «Все так и должно быть». Ответило Солнце их Мира, лаская ее тело нежной велюровой сеткой тепла и неги. «Ты получишь шанс вернуться, так надо для нашего мира», пробормотало Небо. «Страдание научит тебя», шевельнулся золотой Жук Мудрости на ветке серебряного дерева. «Я люблю вас», подумала она!

Город был взбудоражен, встревожен и смущен, его башенки, и стены из розового кирпича оглушал запах ее страдания там, на лугу, и вот уже к ней пожаловал главный герольд ее отца, правителя, одним своим видом дав понять, что ей пора удалиться подальше от обителей «вечных», с ужасом ощущавших как их радость уходит от аромата ее муки. Никто не любил прерывать бесконечную радость, никто, и до такой степени, что еще «кальпу [1] » назад каждому, кто начинал уходить в Ночь, предписывалось удалиться в горы, чтобы там встретить Создателя. И куда он отправит ее! Не ведает никто, никто!

«Простите, я забыла» подумала она. «Ты нарушаешь закон», дотронулась до ее Ума раздраженная мысль, и прозрачный плащ «вечного» быстро мелькнул среди грустных от ее увядания цветов. Он торопился назад, чтобы окунуть свое сознание в постоянную радость, когда она удалится подальше от Счастливого Города и перестанет мешать его жителям наслаждаться. Она встала, и, сладко потянувшись, попрощалась с его прекрасными стенами, в которых Она испытала так много экстаза пребывать в одном моменте. Но момент теперь сдвинул ее часы настоящего, а горы ждали и влекли своим непонятным будущим.

Она шла, прощаясь, впитывая в себя уходящую последнюю красоту и стараясь не замечать, как запах становится все зловонней и неприятней. Как от ее шага желтеет трава и все, кажется, начинает сторониться, желая страстно жить. Жить, жить! Никто не хочет уходить туда, но время! Лететь и петь, играть и вдыхать обольстительные запахи их чудесного мира сказки, она так страстно желала вернуться хотя бы на день или два назад, снова резвиться и радоваться но….

Она взошла на самую высокую из гор их мира, и среди ледяного ветра найдя временный покой, застыла в одной позе, медитируя момент и всматриваясь в далекие линии горизонтов. Ветер вспенивал ее длинные белые волосы, а дикая улыбка освещала долины. Она все еще могла радоваться. «Так суждено всем», прошептала она, пытаясь удержать концентрацию, но спиральный поток силы внутри нее уже не был таким мощным. Останавливаясь, он ранил ее тело, сжимая и скручивая, и вот она впервые в этом цикле испытала боль.

Страстный стон был ответом ветру и солнцу, она рождалась, умирая тут, среди пепельных снегов, и своими слезами устилая белые ковры льда, но ничто не могло остановить ее конца. И даже попытка на миг восстановить поток силы не дала результата. Сознание слабело, слабело и вот уже почти пелена, круг света крутился вокруг в вихре разрушения всех ее тонких тел, она кричала, царапая свою верхнюю оболочку острыми ногтями, и сбрасывая другие, пытаясь по инерции ЖИЗНИ остановить процесс, но напрасно. Рождение наоборот продолжалось, танец смерти выписывал потрясающие волнительные па, а она улыбалась сквозь свой конец и наблюдая подступающую к глазам темноту. Куда, когда и зачем она направиться? Где и в каком теле будет ее сознание?

Но Время сжалилось над ее болью, и вот шуршащая тишина внутри ее ума остановила свой ход, как и звезды и галактики, все наблюдало ее конец. Она перестала осознавать себя, и только яркий крутящийся шар остался на месте ее прекрасного тела, он мерцал и увеличивался – став похож на цветок, но вот лепестки осыпались и все исчезло. Ее не стало.

Мгновение 0!Темная Комната.

В это хмурое утро Создатель как всегда торопливо мешал звук шагов с голосом просыпающегося кота-города, сонно отмечая своим сознанием привычные картины торопящихся по своим делам людей. Его узкая фигура в сером скользила бесшумно среди крика птиц и свиста машин, а в правом энергетическом канале горело неявное беспокойство о сюжете. Он знал, что начнет вписывать ускользающее время в тюрьму сюжета, как только доберется до рабочего компьютера, но больше его беспокоило не то, что он не успеет донести все до гипотетического читателя, а смутные осознания, приходящие в ум.

Он сделал очередной пробел и, посмотрев на мерцающий курсор, глубоко задумался, замечая на задворках сознания замершую фигуру Виты, сидевшую на широком подоконнике непонятно где. Он так устал от вчерашней атаки негативных сил изрядно потрепавших правый канал, и теперь понимал, как ему не хочется писать, но сама история Виты так завораживала, что, сделав усилие, он снова коснулся пальцами клавиатуры.

Читать книгуСкачать книгу