Гамбит смерти

Скачать бесплатно книгу Щепетнёв Василий - Гамбит смерти в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Гамбит смерти - Щепетнёв Василий

Василий Щепетнёв

Гамбит Смерти

роман

Гамбит (от итальянского dare il gambetto - поставить подножку), - общее название дебютов, в которых одна из сторон жертвует материал с целью скорейшего развития, получения позиционных выгод или создания атаки на короля соперника.

"ШАХМАТЫ", энциклопедический словарь.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

1. Понедельник, 15 часов 10 минут.

Я тщательно осмотрел печенку. Хорошая печенка, что нынче редкость. Развелось паразитов - во всех смыслах слова.

Крохотные комочки я поместил в голубиные тушки. Чудесное превращение на счет "Три". Узкое лезвие ножа срезало изумительно тонкие ломтики сала, длинные, полупрозрачные.
- Раз!

Запеленав голубей, я разложил их на противень. Два!

Лепо. Но то ли будет.

Духовка жаром объяла будущий шедевр.

Я подумал, подумал, и добавил топленое масло. На очереди - овощи.

- Олежек, душа моя, потерпи. Морковь натощак притупляет ясность вкусовых переживаний, и ты не познаешь истинного блаженства.

Чернов отдернул руку.

- Я не нарочно. Просто привык. Люблю, когда зубы работают.

Время неумолимо приближалось к назначенному часу, но график выдерживался. Наступил важнейший этап - сок заструился

на дно противня, и я непрерывно окатывал им голубей, выжидая момент.

Три!

Снятые ленточки сала легли в подогретую глиняную миску, голуби распускались в духовке. Счет шел на мгновения. Немного сладкого молотого перца, духовка прикрыта, сало укладывается на тарелки, духовка распахивается, и поверх сала водружаются румяные голубиные тушки в окружении маленьких овощных пирамидок.

Десять секунд на перемену халата и колпака.

Олег раздвинул створки двери, и я покатил сервировочную тележку по галерее, поглядывая на часы и приноравливая собственный шаги к бегу времени.

Под бой часов мы с Олегом вошли в обеденный зал.

Юра с Иваном томились в ожидании, а первая четверка спускалась по лестнице.

Порядок, как в армии. В немецкой армии.

- Милостивые государи, прошу к столу!

- Потрясающе, просто потрясающе! Петро, ты неисчерпаем!
- Анатолий не сдержался. Его можно понять.

С сервировкой Олег справился удовлетворительно. Пусть учится, пригодится. Мне ж пригодилось.

Мы медленно погрузились в обед. Собственно говоря, погрузились они; я держался на поверхности, проверяя реакцию остальных.

Анатолий Борисович посмотрел на свою крохотную рюмочку. Золото, четыре девятки. Нимисов кивнул, и Стачанский поднес ее ко рту. Эх! Таинственный состав неведомым мне образом воздействовал на сосочки языка. Работаю на черный ящик.

Сам Нимисов на сей раз воздержался от снадобий и неспешно, с отрешенным видом поглощал пищу. Ничего, ему по должности положено хранить невозмутимую таинственность.

Анатолий же блаженствовал. Ценитель. Просто смотреть приятно. Да и манеры, нахватанные по Европам, способствовали образу гурмана.

Аркаша ел жадно и быстро. Не обтесался пока. все впереди, прорвется и он в Европу.

Вторая четверка, люди крепкие, в теле, наслаждались неосознанно, инстинктивно, чувствуя, что еда - правильная, и дает счастье желудку, покой душе и силу мышцам.

Юра деликатностью поведения не уступал Анатолию, тоже заграниц навидался. Перехватив мой взгляд, он поднял большой палец:

- Класс!

А мне приятно. Такова уж моя натура. Люблю, когда хвалят.

Иван, погруженный в одному ему лишь ведомое пространство, тем не менее, лучился довольством. Немного напоминает аккумулятор на подзарядке.

Олег грыз морковку. Рад, дорвался сегодняшний мой помощник по камбузу.

Напольные часы лениво виляли маятником. Вторая четверка, как всегда, окончила трапезу раньше. Люди действия. А шахматисты не торопились, вели беседы о гороховом супе - гвозде какого-то турнира, фирменных цыплятах, особенном кофе.

Ровно в половину четвертого все поднялись.

- Спасибо, Петр Иванович. Вы, как обычно, на высоте, Нимисов отодвинул стул.
- Собираемся через час.

Первая четверка поднялась наверх. Время сиесты.

Олег сложил посуду и покатил на кухню.

Юра достал расчесочку, встал перед зеркалом и провел по идеально уложенным волосам.

- Мы с Иваном у моста побродим.

Я вышел вслед. Солнышко крепкое, горное. Тысяча восемьсот шестьдесят над уровнем мирового океана. Внизу шипел Средний Желчуг, окрашенный небом в нефритовый цвет. Как бранзулетка Стачанского. Нефрит, он, говорят, счастливый камень. А шахматисты - люди с причудами.

Я прикинул меню на завтра. Наловить бы форели... Надо с Юрой потолковать. Нимисов одобрит.

Славный, однако, домик. В горах ныне желающих отдыхать мало. Кавказ, однако, хоть и северный. До Чечни добрых двести километров по карте, а ногами и вся пятьсот, если не больше, но все же... Зато - покой и тишина. Место нашел Крутов и убедил, что здесь жизнь куда безопаснее, чем в Москве или Петербурге. Роскошное шале в заповедном месте по демпинговой цене. Мастер, он везде мастер, Юрий наш Михайлович Крутов. Знает, что, где и почем.

Три недели, как мы прибыли в эти безлюдные места. Не знаю, до чего додумались гиганты шахматной мысли, надеюсь, в коней корм. И в королей. Стачанский пробился в гросс-турнир первенства мира, Анатолий с Аркадием - его тренеры- секунданты, а Нимисов - духовный пастырь. Гуру. Психологическая поддержка и тренинг.

А мы - обслуга, охрана. Я, например, повар. Почему бы и нет. Доллары на дороге не валяются. Врачевание нынче не кормит. Меня.

Хватит напрасно тратить цветы своей селезенки.

Я двором прошел на кухню. С шале ее соединяла галерея. Пятнадцать метров - дабы не тревожить отдыхавших ранее представителей трудящихся.

Олег раскладывал вымытую посуду на сушилку.

- Держи морковку, богатырь!

Мы сели за столик.

- А то! Морковь да горох - самая здоровая еда. Царем горох величали. Запамятовали...
- прекрасные у Олега зубы. Не скажешь, что боксер.

- Согласен. Идея интересная. Взбитый горох, форель...

- Да уж не химия. Нероболил, суперболил, хренаболил.

- Не понял.

- Да дураком я был. Мне тренер предложил, поколись, ничего, кроме пользы не будет. Я тогда чемпионом стал, к Олимпиаде готовился. До этого - никакой дряни на дух не подпускал. Силы хватало. Вот и покололся.

- Попался на контроле?

- Нет. Тренер схему знал, никакой контроль не страшен. Но на Олимпиаду другого взяли, получилось, зазря я травился, - он помрачнел.
- Каждый на нашем горбу в рай едет. Добро бы только на моем, выдюжу, а и скинуть могу тоже. Знать бы, чем обернется, прибил бы я тренера. Сейчас он в Штатах, а дочь - калека.

- Причем тут дочь?

- Родилась с врожденным пороком. Сказали, из-за меня, из-за того, что химией пользовался.

- А ты был в Америке?
- попробовал я сменить тему.

- Конечно. На матчи ездил, один раз во втором раунде негра вырубил. Теперь тот негр в миллионерах ходит.

- Миллионером хочешь стать?

- Дочь лечить нужно, а в тех клиниках рубли не берут. Операция дорогая...

- Ты бы с Нимисовым посоветовался, - не удержался я.

- Не верю я. Перевидал, - он поперхнулся, закашлялся. Я хлопнул его по спине.

- Спасибо. А вдруг и поможет? Я бы на все пошел...

Зазвенел колокольчик, серебряный. Нимисов одаривал нас целебными вибрациями. Предстояла вечерняя зарядка природной энергией. Что делать, Стачанского должен окружать энергетически полноценный коллектив, чтобы не перетекала из него в хилых и немощных по крупицам собранная вселенская сила.

Выполнение шаманских обрядов Нимисова - обязательное условие работы в команде.

Мы собрались на берегу Желчуга.

- Вдыхаем насыщенный, богатый энергией воздух, вдыхаем глубоко и задерживаем дыхание, чтобы кровь восприняла энергию пространства, - Нимисов говорил негромко, властно, зная, что и шепот его должен ловить каждый.

Читать книгуСкачать книгу