Татуированная графиня или чрезвычайное приключение сыщика Джим-Джо

Серия: Новая Шерлокиана [18]
Читать онлайн книгу Авело Г. - Татуированная графиня или чрезвычайное приключение сыщика Джим-Джо бесплатно без регистрации
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта

Рисунки и текст Г. Авело

I. КОПЬЕ МАВРИТАНСКИХ КОРОЛЕЙ

В одно прекрасное зимнее утро Джим Джо сидел в своей великолепной комнате на Cherche-Midi с неизменным другом своим, доктором Уатсоном. Они мирно болтали, потягивая Mississippi-cocktail, half and half с milk punch [1] .

Весь свет знает знаменитого сыщика-любителя Джим Джо!

Человек, одаренный редким интеллектом.

Это человек, одаренный редким интеллектом. С легкостью, которая подчас граничит с ясновидением, он раскрывает самые таинственные, самые запутанные преступления.

Грандиозные уголовные процессы, где было замешано его имя, давно послужили темой для изрядного количества замечательных романов, составляющих необходимое украшение всякой библиотеки:

«Смерть, которая убивает…»

«Тайна окровавленного звонка».

«Секрет механического зайчика».

«Вампир и продавец лука».

И т. д. и т. д.

Итак, в это ясное зимнее утро Джим Джо и доктор Уатсон мирно беседовали, а комната мало-помалу заволакивалась клубами caferlat наивысшего сорта.

— Уатсон, — сказал Джим Джо, зевнув с таким азартом, что чуть не вывернул себе челюсти, — знаешь, Уатсон, давно не было у меня интересного дела. Я скучаю до чертиков. Мне бы надо чего-нибудь эдакого таинственного, чего-нибудь опасного — достойного моего гения.

Но я слышу, — кто-то то идет!..

Действительно, звонок задребезжал, и немного спустя в комнату быстрыми шагами вошел высокий господин — вернее: незнакомец.

Вошел незнакомец.

Его красивое лицо было перекошено, он в отчаянии ломал свои холеные руки.

— Маркиз, — сказал Джим Джо, — очевидно, вас привело ко мне что-либо из ряда вон выходящее, если вы, наскоро позавтракав яйцами и ветчиной, кинулись сюда, не испугавшись столь дурной погоды!

Молодой человек подпрыгнул от изумления.

— Но откуда вы это знаете? Как вам известно, что я маркиз? Вы настоящий колдун!

Откуда вы это знаете?

— Нет, я просто человек, любящий и умеющий наблюдать и делать из своих наблюдений логические следствия. — Это мой друг Уатсон — он скромен и молчалив, как журналист. Вы можете не стесняться его присутствия.

— Ну, что ж?.. Извольте: я, действительно, маркиз. Мое имя — Лионель де Плесси Семан. В старом замке, где живу я с матерью, мы имели честь хранить копье мавританских королей. Эта драгоценная реликвия, вся осыпанная бериллами — копье стоит никак не меньше 6о миллионов — хранилась в особой комнате возле моего кабинета.

Кроме моей матери и меня, лишь один человек во всем мире подозревал о существовании этой скрытой маленькой комнаты, — то был наш верный слуга Ризотто, который каждый год заново полировал драгоценное копье. Либо я, либо маркиза — матушка моя — всякий раз провожали преданного Ризотто, когда он, покончив со своими обязанностями, выходил из тайника.

Ну, я буду краток! 15 числа сего месяца, мы, с целью осмотреть, не надобно ли снова навести блеск на сталь, хотели вынуть копье из ножен. И что ж?? Нам пришлось к ужасу нашему констатировать, что знаменитое копье блистало лишь своим отсутствием. Да, копье исчезло! А к ножнам была прикреплена записка: «Les apaches du Nivernais» [2] . — Ни даты, ни адреса!

— А Ризотто?

— Увы! Бедный Ризотто! В тот же злосчастный день мы нашли труп нашего верного слуги, павшего жертвой своей слепой преданности. Что ж мне остается прибавить? Мы обыскали все окрестности. Мы поставили на ноги всю полицию Франции и Англии — копье пропало бесследно. Увы!

Джим Джо поднялся и, заметив на воротничке маркиза маленькое пятнышко, принялся внимательно его исследовать посредством лупы. Но вскоре он огорченно воскликнул:

— Нет, я на неправильном пути! Хорошо, маркиз, еще последний вопрос: кто вам указал на вашего покорного слугу?

— Одна моя соседка по имению — графиня Гарция дель Бразеро.

— All right! Возвращайтесь к себе и дайте мне знать, если что случится. Я позабочусь обо всем.

Спустя немного времени после ухода маркиза, Джим Джо заперся в гардеробной.

Через несколько минут он вернулся в традиционном костюме повара, в белом колпаке и большом переднике. Но превращение не было еще совершенным. Бесстрашный сыщик проглотил целую коробку пилюль против малокровия и бледности — и его матовый цвет лица превратился в багрово-красный. Так он стал неузнаваем!

— Друг Уатсон, — сказал он, — old good fellow! [3] Я покидаю вас надолго. Год, может, два… Вы подождите меня здесь, почитывая газеты…

И он вышел.

II. СЕКРЕТ ЗАМКА MONTE-PLAT

Графиня Гарция дель Бразеро была прекрасна: у нее был чудесный нос гречанки, глаза андалузианки и плечи американки. Графиня была вдовой, но ни никогда яд клеветы не осмеливался запятнать ее безупречную жизнь! Обожаемая бедняками за свое милосердие, она не боялась в любое время дня и ночи проходить по терроризованной апашами местности безо всякого оружия, кроме бисерного меча, который был вышит на ее сумочке…

Сегодня графиня ждала гостей: обед в интимном кругу. Стол был сервирован на 6 персон. Графиня ввела в обычай раз в неделю принимать у себя деревенскую аристократию: у нее обедали врач, нотариус, ветеринар, учитель, отставной полковник. И нельзя было без слез смотреть на уважение, с которым эти люди относились к своей молодой хозяйке.

Когда часы пробили одиннадцать, слуга Казимир пошел за сладким. Графиня повернулась к своим гостям и ласково, с истинно аристократической грацией, сказала: «Ну, мамочки, будя! попрыгаем!»

Мгновение — доктор снял свои очки, нотариус — свой парик, а старый полковник — седые усы. И в наружности тихого учителя произошла разительная перемена. За столом оказались пять мальчишек. Они низко поклонились графине:

«Привет тебе, царица апашей! Мы слушаем тебя!»

Привет тебе, царица апашей!

В тот самый час, когда столовая сделалась свидетельницей столь необычайной метаморфозы, внизу один из помощников повара застыл у дверцы, где — посредством лифта — поднимались в столовую тарелки. Большие уши поваренка, казалось, пронизывали тишину.

Когда сверху послышался голос Казимира: «Подавайте сладкое!», этот самый поваренок или, вернее, Джим Джо — ибо это был он — водрузил на блюдо огромную «шарлотку» и, как полагалось, надавил на пуговку, но лишь только двинулась тяжелая полка — сыщик, охваченный неодолимым порывом, сам вскочил на огромное блюдо, где и уселся в шарлотку, обхватив голову коленями.

С легким скрипом подвижной шкаф достиг столовой, но Казимир был слишком увлечен речью хозяйки, чтобы вытащить сладкое.

Так Джим Джо, сжимая в руке огромный револьвер, мог беспрепятственно присутствовать при собеседовании злодеев. Графиня продолжала. Голос ее звучал, как музыка.

— Вы знаете, что я обещала Ризотто звание начальника банды, если он принесет мне копье мавританских королей. Что же случилось у Плесси?

Ризотто удалась его игра — копье исчезло, но сам бедняга Ризотто погиб… Кто убил его? И что сталось с копьем? Сколько тайн! Бедный Ризотто! Я любила его. Я бы желала похоронить его с подобающими почестями. Увы! Полиция, наверно, следит за нами. Не странно ли, что все мои повара вдруг оказались больны? И кто поручится мне, что в числе их заместителей к нам не прокрался сыщик? (Джим Джо вздрогнул и глубже зарылся в шарлотку.) Что делать? Сдаться? Бежать? Нет, игра еще не кончена. Несмотря на огорчение, которое причинила ей пропажа копья, маркиза Плесси Семан не отменила назначенного на завтра бала. Поеду и я… Может, мне удастся добыть кой-какие сведения. А если станет слишком жарко — я всегда найду приют у «человека с бархатным носом». У него….

Джиму Джо очень хотелось бы послушать еще, но свежесть его импровизированного убежища давно давала себя знать: храброму сыщику неудержимо хотелось чихнуть. Предчувствуя, что дальнейшая борьба напрасна, он счел за благо надавить пуговку, чтобы поелику возможно быстрее оказаться внизу. Словно громовой удар грянул в столовой, крики и проклятия понеслись ему вслед. Тридцать револьверных выстрелов попало в шарлотку, но неустрашимый Джим Джо давно успел скрыться и исчез в темноте.

(Продолжение следует).

III. ТАЙНА ЖЕНЩИНЫ В СИНЕМ

Бал был в разгаре. Среди приглашенных ни одного обыкновенного смертного, все — знаменитости. Вот граф Трюфье Перигор, автор изумительной поэмы о синих томатах, вот Помпье-Бонейль, президент лиги взрослых баб, вот веселый карикатурист Дидо Прюнье, который избрал своей специальностью изображение жертв войны… Но Лионель видел лишь одного человека, одну женщину — это была графиня Гарция дель Бразеро.

Бал был в разгаре.

И, действительно, никогда графиня не была столь пленительно прекрасна…

Каждый раз, когда ее взгляд встречался со взглядом Лионеля, сердце молодого человека начинало биться так сильно, что цилиндр на голове его дрожал.

Было уж около полуночи, когда объявился последний запоздавший гость и, не смущаясь, отправился прямиком в дамскую уборную.

Бал был в разгаре, и там было пусто.

В углу маленькая, толстенькая женщина мирно покуривала трубку.

Толстенькая женщина покуривала трубку.

— Бригадир Пуаро? — быстро спросил вошедший.

— Так точно, господин Джим Джо.

— Итак, что имеете вы доложить мне?

— Все идет великолепно! Все выходы в наших руках, т. е., собственно, существует один лишь выход — мраморная лестница. В середине лестницы имеется балкон, но под ним бодрствует один из моих людей с оружием в ногах. Курочка неизменно попадется в ловушку!

— Но мне желательно избежать скандала. Я подымусь наверх и буду внимательно следить за графиней. А вам, бригадир, выпадет честь задержать злодейку.

— Но как я признаю графиню? Ведь я ее в глаза не видал!

— О, это сущий пустяк: она единственная женщина в синем туалете.

…Бал длился до 4 часов. Потом мало-помалу толпа стала редеть. Графиня Гарция сошла одной из последних. Джим Джо видел, как она простилась с хозяевами и направилась к лестнице. Чтобы не навлечь на себя подозрение, он замешкался наверху. Но, заметив, что он последний, великий сыщик поспешил откланяться. На последней ступеньке он нос к носу столкнулся с Пуаро. Глаза бригадира были выпучены.

— Ну, где же графиня?

— Она еще не спустилась.

— Каак!.. (Волосы сыщика, несмотря на густой слой помады, поднялись дыбом с легким звуком, напоминающим треск сухого сена.)

— Ты не знаешь разве, несчастный, что больше ни души нет в замке!..

— Что же я могу! Клянусь честью полисмена — ни одна женщина в синем платье не прошла мимо меня.

(Продолжение следует)

1

Mississippi-cocktail, half and half с milk punch — Коктейль «Миссисипи», поровну с молочным пуншем (англ.).

2

«Les apaches du Nivernais» — «Апаши из Ниверне» (фр.).

3

…old good fellow — Здесь: старина, мой добрый старый друг (англ.).