Инстербург, до востребования

Скачать бесплатно книгу Георгиевская Елена - Инстербург, до востребования в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Инстербург, до востребования - Георгиевская Елена

ЧАСТЬ 1

[Жанна: запись № 1]

«Опасайтесь того, что исходит от чужих, а особенно зимой. Это сила, разъедающая все человеческие институты. Она всё снесет. Сама себя разгромит. Утвердит пустыню, в которой снова явится жлоб. И всё начнётся сначала.

Это интертекст, оригинал смотрите у Коэна. У которого из многочисленных коэнов мировой культуры, ехидно поинтересуется просвещённый. (Посвящённый?) Да всё у того же. Кстати, вы знаете, что он родился в тот же день, когда умер Шопенгауэр? (На сайте „Семь сорок“ написано, что первого сентября; евреи, не позорьтесь.)

Такие, евреи, у вашего бога шутки.

Но Кёнигсберг я ненавижу больше. Когда я появляюсь здесь, всегда находится кто-то, заявляющий, что я совершаю литературное самоубийство, хотя я всего лишь убила в себе литературного тусовщика. Ася говорила: то, что медленно подыхает, нужно быстро добить. Не люблю, когда евреи перефразируют Ницше, но она, кажется, была права. Я понимала, что без тусовок нет продвижения, но я и этого и не хотела. В андеграунд не пробиваются, ещё и за это я люблю андеграунд.

Мне только не нравится, что там много жидов. Они ведь чувствуют, что я фольксдойче, даже если я не называю фамилию, и начинают шушукаться и шептаться, как в стихотворении Иллакович, несостоявшиеся жертвы Холокоста, неиллюзорная мразь. А что касается фамилии, то она обычная у меня, вы её обязательно узнаете, если только я не сменю её вместе с именем, как Савитри Деви.

Мне плохо, когда много жидов и много дождя. Мокрые листья неровно посаженных вокруг кантовской могилы грабов кажутся глянцево-лиловыми, как черепица нового дома на улице К., очередной малоудачной вариации немецкого стиля. Проклятый город превращается в сочетании наркопритона и казино. Какой здесь тяжёлый туманный воздух, какие невыносимо расслабленные люди: курортный климат вкупе с комплексом неполноценности, которым страдают все жители бывших столиц, создаёт особый тип мышления, мировоззрения и поведения — описать его можно с помощью русской поговорки: „Как пыльным мешком по голове стукнутый“.

Мне снилось, что город рассыпается на отдельные кирпичи и начинает падать в безвоздушную яму. Ася говорила: то, что падает, нужно подхватить, внимательно рассмотреть и, если не годится, выбросить. Евреи всегда примешивают к пониманию Ницше свой поганый практицизм.

Ещё здесь от меня требуют хорошего настроения и позитива. Я не совсем понимаю, почему они это делают: они вроде бы неглупые люди, а по мне отчётливо видно, что позитива от меня может требовать только идиот. Я не понимаю, как человек, будучи немцем хотя бы наполовину, может источать позитив, когда он в этом городе. Раньше здесь летали русские пули, а сейчас — шелуха русских семечек. Да, очень смешно.

Ненавижу вас».

1

[2008]

А всё-таки это лучше, чем Подмосковье, подумала Ася. Готические церкви, вызывающие в памяти башню из колоды Альбрехта Дюрера, хоть как-то отвлекают от убожества хрущёб и вульгарности новостроек. И всё равно паскудно — а вы найдите человека, только что вернувшегося из Германии, которому бы не показалось, что здесь паскудно. Словно кто-то смёл в совок весь мусор с окрестностей и высыпал на этот район. Будка на остановке исписана одним и тем же почерком — видимо, некий школьник решил оповестить мир: «вот сколько матерных слов я успел изучить к своим двенадцати (тринадцати, четырнадцати) годам». При взгляде на доску объявлений начинало казаться, что на остановке побывали не только трудные подростки, но и городские сумасшедшие. «Падалка Иван Иванович — закалённый патриот. ГРУ, 1930», — повторялось на доске раз пять или шесть. Ася подумала, что с такой фамилией Ивану Иванычу, действительно, только ГРУ и остаётся.

В маршрутке был псих. Пьяный мужик лет сорока в джинсовой кепке, с кожаным портфелем в руках. Он пытался докопаться до водительницы, стриженой толстой тётки, смахивающей на бутча:

— Слушай, ты, блядь… Жидова кругом, неужели ты этого не видишь? Они убили русское телевидение порнухой, гомосеками, лесбухами, насилием, наркоманией. Вся эта дрянь, убожество ты тупое, вбита ленинско-троцкистскими жидомарксистами в головы миллионов русских жертв.

— Щас выйдешь отсюда, — бубнила водительница, пытаясь объехать забрызганный грязью внедорожник.

— Я тебе хочу сказать… Блядь, я до всех вас хочу донести: они мечтают устроить нам апокалипсис. А я, как порядочный человек, предупреждаю вас об этом.

Размалёванные девчушки на заднем сиденье захихикали.

— Понимаете, вы, уёбки? Мир падает в чёрную дыру. Я всегда был против жидов, но вы меня никогда не слушали. Я пью потому, что жидовский сатана парализует нашу честь, совесть и, как это, коллективную волю.

— Заебал материться. Выходи, ты свою остановку, блядь, проехал. Тут женщины в салоне, а ты как грузчик, это самое.

— Слушай! — мужик тяжело поднялся с места. Его джинсы были сзади расшиты какой-то блестящей мишурой. — А ты, человечишка, ты-то вообще кто? Мужик или баба?

Девчушки попадали с сидений от хохота, пьяный кавказец чуть не выронил банку немецкого пива, и даже на мрачной физиономии водительницы мелькнула усмешка:

— А ты как думаешь, кто?

— А хуй тебя знает, — процедил сквозь зубы патриот.

— Давай, выходи. — Маршрутка затормозила напротив кирхи.

— Наверно, ты баба, но с хуем. Баба с хуем — это, наверно, классный секс!

— Я сейчас милицию вызову.

— Равным образом, это… составной частью третьей мировой войны должно стать натравливание друг на друга нигилистов и атеистов в ходе спровоцированных социальных потрясений, и это приведёт к зверствам и жестокости, — торжественно сообщил мужик и вывалился из маршрутки, словно куль с мукой.

* * *

Свекровь смотрела дурацкий сериал, сделанный с претензией на научную популярность — но всё лучшее в научно-популярной области осталось далеко в совке. Алиса жалуется психоаналитику Петру Ивановичу Иванову, что ей снятся кошмары. Они связаны со шкафом. В шкафу кто-то есть. Его дверцы скрипят. Папа рассказывает, что в комнате Алисы много лет назад умерла престарелая родственница, и Алисе мерещится её призрак. Но увы, Анна Радклифф тут и не ночевала. Алиса вспоминает, что десять лет назад вернулась из школы раньше времени и услышала скрип кошмарной дверцы. Нервный папа сказал ей, что в шкафу никого нет. Это была ложь! После долгих пыток, простите, допросов, простите, я что-то не то говорю, нехороший папа признаётся, что в тот роковой день прятал в шкафу любовницу. Его аморальное поведение едва не стоило дочери помещения в психбольницу, чуть не обмолвилась, в шкаф. Никогда не лгите детям!

Всё равно узнают и заложат. Неважно — психоаналитику, соседям или просто другим нехорошим людям. Дети — наше будущее, наши будущие разоблачители, и никто не остановит их на этом тернистом пути.

В ванной была неплохая звукоизоляция, но свекровь старалась напакостить любимым родственникам, прибавляя звук, как только они возвращались домой. Совершенно нелогичное поведение, если учесть, что она психовала из-за отъезда сына в Германию и всячески пыталась задержать его и невестку на день-другой. Хотя, может быть, она просто мстила. Если они, сволочи, уехали и оставили её здесь — а нужно было насильно её увезти, презрев сопротивление, — то надо постараться испохабить им краткие российские дни. Могли бы вообще не приезжать: она бы так красиво страдала.

— Почему ты носишь продукты в рюкзаке? — поинтересовалась свекровь, выползая на кухню в лиловом халате со звёздами. Убить бы её. Адский одесский стиль.

— А что? — устало спросила Ася.

— Все же ходят с пакетами. Ты молодая женщина, а ходишь с рюкзаком, как парень. А почему ты носишь такую обувь? Вчера заходила Люда, она не поверила, что ты приехала из Германии.

Читать книгуСкачать книгу