Пуд соли на сердечную рану

Скачать бесплатно книгу Луганцева Татьяна - Пуд соли на сердечную рану в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Пуд соли на сердечную рану - Луганцева Татьяна

* * *

Глава 1

Глафира Геннадьевна Ларская не знала, существуют ли в природе черные зебры, но ей досталась именно такая. Это по аналогии с высказыванием, что жизнь, как зебра, – полоска белая, полоска черная… У всех людей в жизни случаются и удачи, и неудачи, то у тебя все хорошо, то все плохо, успех сменяется затишьем, и ты ждешь, когда же тебе снова начнет везти. И в личной жизни – то встречи, то расставания, то новый любовный подъем, поиск новых отношений… Но в случае с Глафирой как-то так все складывалось, что положительные эмоции проходили мимо. Много раз, впадая в отчаяние, она пыталась понять, почему с ней произошло такое. Почему ей все время не везет? Еще в детстве Глафира получила психологическую травму из-за отца, который частенько позволял себе напиваться и бить жену с маленькой дочкой. У девочки складывалось полное ощущение, что ее ненавидят, что она предмет раздора между родителями. Нередко отец бросал жене страшные фразы:

– Родила уродину и от рук отбилась! На мужа совсем перестала обращать внимание! Если бы не Глашка, жили бы и дальше, как люди… Был бы сын, так хоть меня бы уважал, а эта – ни то ни се… Смотрит волчонком, и толку никакого!

Забившись под кровать, Глаша дрожала осиновым листом, проклиная в первую очередь себя за то, что своим появлением на свет разрушила счастье мамы и папы. А маму девочка очень любила и часто видела, как она плачет и страдает. И все это, естественно, принимала на свой счет, а такую ношу маленькому ребенку нести очень тяжело. Поэтому Глаша стала замкнутой, нелюдимой, погруженной в странные мысли, отсюда и проистекало ее отстраненное поведение. Она словно боялась чего-то или ждала, что произойдет только плохое. Малышка полностью ушла в себя, в собственный мир фантазий, где были счастливая мама и непьющий папа. А потом, когда Глаша подросла, конечно же, в ее мечтах появился принц, который безумно влюбится в нее. На принца возлагалась совершенно непосильная для современных мужчин роль – быть спасителем, учителем, отцом, любовником и психотерапевтом, причем одновременно. Уже много позже Глафира поймет, что такого абсолютного и в чем-то наивного счастья быть не может, потому что его в природе нет. И сознание этого отразилось большой болью в ее сердце, от которой она так и не оправилась до конца. Обычный человек способен держать удар и стойко переносить неприятности, понимая, что мир не черно-белый, находит лазейки и полутона, а затем двигается дальше. А с Глашей, при ее ранимой психике, все было по-другому – она не могла противостоять ударам судьбы, терялась в каждой непредвиденной ситуации. И постепенно превратилась по своему мироощущению в ушедшую в себя, сломленную и подавленную женщину, с которой было тяжело общаться. Да и ей самой было очень в жизни не сладко.

Единственным ее развлечением с детства стали книги, так как игрушек родители не покупали из-за бедности, а друзей у нее не было. Даже если бы таковые и появились, Глаша не смогла бы пригласить их к себе домой, потому что дома был ад. И закончился он соответствующе: отец забил мать до смерти и сел в тюрьму на долгие годы. Глафире тогда исполнилось шестнадцать, и осталась она с бабушкой Галиной Николаевной. После трагедии в семье две женщины, пожилая и совсем юная, сблизились, поняв, что только они и есть друг у друга на этом свете. Понятно, что Глафира, имея в качестве друзей книги, училась очень хорошо, поэтому после окончания школы решила продолжить свое обучение, которое тогда еще было бесплатным. Специальность девушка для себя избрала серьезную и ответственную – надумала поступить в медицинский институт в своем городе.

Ожидая экзамена, теплым летним днем Глаша стояла у высокой кованой ограды институтского корпуса, прижимая к груди пакет с документами. А вокруг разворачивалась прямо-таки «куликовская битва». Несколько сотен абитуриентов и еще больше их родителей, приникших к ограде, заполнили все пространство. Они гудели, шумели, словно старались перекричать друг друга. Родители давали отпрыскам последние напутствия перед экзаменами, дети проверяли шпаргалки, лихорадочно листали учебники, стремясь, так сказать, «надышаться перед смертью». Как будто в такой обстановке можно что-то запомнить! Вели себя абитуриенты по-разному. Кто-то самодовольно заявлял:

– Хватит стонать! Я – медалист! И все знаю! Сдам, а как же иначе?

Некоторые же в сотый раз протирали очки, рискуя на жгучем и горячем солнце через оптику развести огонь, шмыгали носами, вытирали пот носовыми платками, пытаясь унять дрожь. И постоянно бормотали: «Я ничего не знаю! Совсем! Что делать? Я не поступлю! Куда я иду? Такой конкурс! Такой сложный вуз! Все! Я уже провалился!» Этакие нервные, истеричные личности с потными, холодными руками и бледными лицами… Поражало то, что они намеревались поступить в медицинский институт и собирались помогать другим людям. С такими-то нервами! При взгляде на них рисовалась в воображении безрадостная картина из будущего:

– Что это, пациент? Как в наркозе… Что же делать? Позовите хирурга! Что? Я и есть хирург? Не может быть! Мама!! Я ничего не знаю!! Аппендицит – несложная операция?! Да что вы говорите! Это как посмотреть!! Я – натура эмоциональная и сомневающаяся, вы уверены, что у него именно аппендицит? Что значит «я врач – мне и решать»! Я не выдержу такого давления, у меня начинают трястись руки… вдруг я задену сосуд и начнется кровотечение? Мне уже плохо… Помогите!

Глаша – высокая девушка со строгим выражением при достаточно нежных чертах лица, с большими, грустными голубыми глазами и длинными, светлыми волосами – смотрела на все это со стороны и тоже паниковала, правда, в душе, внешне она была, как всегда, очень сдержанна.

Внезапно к ней подошла девушка, от неожиданности Глафира даже вздрогнула. Она не привыкла, что на нее обращают внимание, а уж чтобы подходили… Подошедшая девушка была высокая, как и она, такая же худая, но с темно-каштановыми короткими волосами и большими, карими глазами с забавно загнутыми кверху ресницами. На ней были надеты джинсы и топик черного цвета. На плече висела большая холщовая сумка с разноцветными кисточками, этакая «а-ля хиппи».

– Привет! – распологающе улыбнулась она.

– Здравствуйте, – сжалась Глаша, как ежик, сворачивающийся в клубок.

– Ты чего со мной на «вы»? – очень сильно удивилась подошедшая девушка. – Ты из секретариата института? Ждешь кого? Послушай, можно я дам тебе денег, ну, такую маленькую взяточку? А ты потом проследишь, чтобы в моем сочинении ошибок было хотя бы на троечку? Проблема у меня… Фантазии у меня хоть отбавляй, то есть сочинение напишу на любую тему, но вот ошибки «клею» в каждом слове… Но это же не важно для врача, они так все пишут, что никто все равно не поймет, есть там ошибки или нет?

Глаша посмотрела в эти веселые светло-карие глаза и почувствовала доселе неизвестное ей чувство. Такое дикое расположение к этой девушке, симпатию в кубе, словно она ее очень давно и очень хорошо знала. Странно, что такое чувство появилось с первой секунды общения. Чем его можно было объяснить? Возможно, совпадением биополей и какой-то энергии? Словно ты взяла один пазл из большой кучи, и он сразу же подошел. Вот такие вот чудеса… Именно это и называется удачей, такой джекпот для новичка. У нее самой даже непроизвольно растянулся рот в улыбке, чего ранее с Глашей никогда не наблюдалось. Именно поэтому она ответила подошедшей девушке с присущим прирожденным чувством юмора. То есть этого никто не знал, она сразу же приоткрыла свой внутренний мир этой девушке.

– Деньги я бы взяла, они мне пригодятся, а вот помогу вряд ли… Я не из секретариата, я – обычный абитуриент, такой же, как ты.

Девушка почесала затылок, приподняв свои жесткие и густые каштановые волосы дыбом.

– Да? Ошибочка вышла… А чего ты так особняком стоишь? Не похожа на остальных…

– Я? Мне всегда говорили, что я не похожа на других… А чего с ними стоять? Там так орут и гудят, что у меня голова начинает болеть.

Читать книгуСкачать книгу