Девочка в красном

Автор: Долженко Сергей  Жанр: Прочие Детективы  Детективы  Год неизвестен
Скачать бесплатно книгу Долженко Сергей - Девочка в красном в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Девочка в красном - Долженко Сергей

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава первая. Бойня на Моховой

На окраине города Нижневолжска, распростертого на двух берегах реки, на пересечении улиц Моховой и Зеленской стоял невзрачный магазинчик «Продмаг». В его узких арочных окнах тускло отражался пустынный перекресток, который обступали двухэтажные каменные дома.

Серая кошка, заломив обкусанные уши, торопливо перебегала дорогу. Треснула в кронах тополей сухая ветка – кошка мгновенно прижалась к чугунной втертой в дорогу крышке сточного колодца, но тут же взвыла, точно коснулась горячей плиты, и опрометью бросилась в придорожные кусты.

Стоявшая возле окна старушка с измятым от бессонницы лицом перекрестилась, шаркнула спичкой по коробку и подожгла окоченевший фитилек лампадки, погасшей внезапно за час до рассвета.

Больше никаких происшествий, если эти мелочи можно назвать происшествиями, не случилось на Моховой вплоть до 8.45 утра по московскому времени.

А в 8.40 к перекрестку приближался груженный связками стальных трехметровых труб потрепанный «ЗИЛ-130», за рулем которого трясся на каждой выбоине пожилой водитель в сетчатой безрукавке. Баруздин Андрей Матвеевич, как значилось в его документах. Несмотря на ранний час в кабине было жарко, душно, при толчках из-под рваных напольных ковриков взвивалась мелкая пыль, вызывая мучительный кашель. Андрей Матвеевич то и дело оттирал ветошью пот с лица. Крышка бардачка закрывалась плохо и при каждом толчке вываливалась наружу, что крайне его раздражало. Сегодня в первый раз за неделю механик пустил его в рейс. Последние дни Матвеич никак не мог выбраться из запоя. Пил по-черному, пытаясь забыть недавний кошмарный сон, который заставил вскочить его среди ночи с дурным криком. Смысл его был забыт при пробуждении, но должно быть виновата жена – на днях сошлись в шестой раз, да снова разлаялись и разбежались.

«Сука, неймется ей, пилит и пилит по живому», – озлобленно думал Матвеич, нашаривая в полупустой пачке сигарету. – «Как ножовка, все время должна быть в работе, иначе зубья ржавеют».

Подвешенный на скрученной проволоке к потолку кабины красный чертик – подарок зоновского друга – бился, как живой, в хитрой улыбке скаля свои ослепительно белые зубы.

Впереди шла бежевая «девятка». Шла неторопливо, не реагируя на сигналы, по-хозяйски занимая серединную часть дороги. Матвеич бесился, поскольку в его больной голове горело только одно желание – быстрее разгрузиться, получить отметку в путевой лист, и загнать машину в гараж. На сегодня одного рейса хватит. Резко впрягаться нельзя – хомут шею натрет. И поэтому, когда «девятка» замигала подфарником, уходя на пустынном перекрестке вправо, освобождая главную дорогу, он повеселел и приготовился выжать газ.

Фаина Маратовна с утра находилась в раздраженном состоянии. Вчера до одиннадцати принимала от сменщицы магазин, таскала ящики с товаром, подсчитывала калькуляцию, пока хозяин сидел у прилавка и благодушно попивал холодненькое пивцо. Ночью выспаться не удалось: томила жара и все четыре стены однокомнатной «хрущевки», доставшейся ей после развода, давили темным душным жаром. Утром не могла добудиться до пьянчуги-сторожа, и поэтому открылись минут двадцать девятого, когда при входе уже толпился недовольный народ.

– Мне свининки на полкило, нежирной, – заискивающе попросила пенсионерка в непомерно больших для худенького личика очках, бывшая учительница.

– Какая есть, – буркнула Фаина Маратовна.

Холодильник ночью внезапно потек, мясо подтаяло, и неприятный душок стоял в помещении, несмотря на распахнутые настежь дверь и окна.

Другая покупательница, Тамара Прокофьевна, тоже на пенсии, стояла сразу за бывшей учительницей, и когда продавец хлопнула на весы кусок мяса, заплывший желтым жиром, капельки крови брызнули прямо на ее беленькую отглаженную кофточку.

– Ой, что же вы делаете! – охнула она и беспомощно посмотрела на свою грудь.

Фаина Маратовна глянула, поспешно отвела взгляд и с ожесточением стала нажимать кнопки калькулятора.

Учительница сняла очки, на которые тоже попала кровь, и молча стала оттирать их носовым платочком, моргая слезящимися глазами. Тамара Прокофьевна в растерянности отошла от прилавка, посыпались советы, как лучше отстирать кровь, но скандал не получился, помешал высокий долговязый парень, который вбежал в магазин и через головы сунул продавцу мятую десятку.

– Пачку «Бонд», без сдачи.

Очередь отреагировала мгновенно, словно была единым живым организмом. Спины стоящих враз окаменели, сдвинулись и развернулись ровно настолько, чтобы протянутая рука с десяткой зависла немного дальше, чем могла дотянуться продавец. Впрочем, умная Фаина Маратовна не обратила внимания. Сигареты «Бонд» стояли девять семьдесят. Из-за тридцати копеек не стоило поднимать бурю.

– В очередь, молодой человек, – с наслаждением отрезала она.

Тому ничего не оставалось сделать, как встать за неопрятно одетой пожилой теткой, от которой несло ужасным запахом, словно ее платье обгадили кошки. Она это вовсе не чувствовала. Стояла, томительно переминаясь с ноги на ногу. В пластиковом пакете, который она держала, булькали пакеты с молоком, наверное, сюда она зашла из молочного, который открывался часом раньше.

За рулем бежевых роскошных «жигулей» девятой модели сидел в белой полотняной кепке Виктор Григорьевич Баранкин, владелец небольшого магазинчика инструментов «Bosh». Он слышал, конечно, как позади какой-то трудяга в грузовике давил на клаксон.

«Подожди, милый, все спешим», – пробормотал он, мельком глянув в зеркало заднего вида. Гнать по разбитой дороге машину, в которую он вбухал столько денег, доработав салон у знакомых в автосервисе до класса «люкс», не имело смысла. Проблем и без этого гонщика от совка хватало. Давили конкуренты. Давили круто, на выживание. Или зубы покажи, или отойди от стола со своей алюминиевой ложкой. Откуда они пронюхали, что договор с городской администрацией на аренду участка у него закончился? Так бы тихо мирно переоформил его, дав на лапу кому надо. Нет же, влезли, собаки, видать, крупно переплатили, что даже Сергеич, лицо ответственное, не раз им кормленное, руками разводит и косит глазом в потолок – мол, крупнее меня люди есть.

Все продано и перепродано, как им не стыдно в глаза своим детям смотреть!

Ночами плохо спать стал, одна дурь в голову лезет. Похудел так, что штаны болтаются. Выкинут на улицу, как он в глаза Иринке посмотрит? Девчонке двадцать лет, думала замуж за обеспеченного мужика вышла, а он сам вскоре работу по найму искать начнет… Хотя машина есть, прокормит двоих.

Виктор Григорьевич едва поворот на Зеленскую не пропустил. Взглянул на упрямо тащившийся за ним «зилок», и, хотя особой нужды в соблюдении дорожных правил на пустынном перекрестке не было, все же предупредительно включил правый поворотник. и вывернул руль.

Светофоров за малолюдностью пешеходного потока здесь не устанавливали, впереди по Моховой чисто, «девятка» стала уходить вправо на Зеленскую, и водитель «ЗИЛа» смело выжал газ.

Но тут произошло нечто такое, чего в принципе не могло случиться – на перекрестке «девятка» вдруг передним правым колесом глубоко нырнула в землю, ее задок подкинуло, снежными брызгами полетело на асфальт лобовое стекло… В магазине очередь остолбенела, поворотилась к окнам. Матвеич, перед тем, как отключилось его сознание, видел только девочку в красном платьице, которую подбросило на заднем сидении «жигулей». Он бешено завертел рулевое колесо, выворачивая на деревья перед «Продмагом»… многотонная махина, черня асфальт горящими шинами, срубила молоденькие посадки, развернулась, ударилась о фасад магазина и сбросила взбесившиеся трубы в его распахнутые окна.

Пронзительный, режущий душу визг тормозов, и сразу крик бывшей учительницы, отошедшей от прилавка. Она почему-то закричала первой, и так страшно, так громко, что Фаина Маратовна, перед тем как стальная труба размозжила ей череп, слышала только этот крик и видела в эти последние секунды лишь ее черный рот с крупными красными зубами. Стальной дротик проткнул учительнице остатки сморщенных легких и вздел тщедушное тельце к потолку.

Читать книгуСкачать книгу