Серый кардинал

Серия: Книга пламени. [8]
Скачать бесплатно книгу kalip kalip - Серый кардинал в формате fb2, epub, html, txt или читать онлайн
Закладки
Читать
Cкачать
A   A+   A++
Размер шрифта
Серый кардинал - kalip kalip

***********************************************************************************************

Серый кардинал. Том 8. “Книга пламени”

https://ficbook.net/readfic/4214382

***********************************************************************************************

Автор:kalip

Беты (редакторы): Villemy

Фэндом: Ориджиналы

Персонажи: Кай/Нестор

Рейтинг: NC-17

Жанры: Слэш (яой), Ангст, Драма, Экшн (action), Психология, Даркфик, Hurt/comfort

Предупреждения: Смерть основного персонажа, Насилие, Нецензурная лексика

Размер: Макси, 103 страницы

Кол-во частей: 14

Статус: закончен

Описание:

Продолжение истории жизни и любви Кая.Будет интересен тем, кто любит долгое развитие любовных отношений.

Публикация на других ресурсах:

Только с разрешения автора.

Примечания автора:

http://static.diary.ru/userdir/3/3/3/5/3335448/84012317.jpgПредупреждение: Изнасилование, Групповой секс так же как и Гет – очень относительное… Смерть персонажа - НЕ главного героя!Красный дракон. Том 7. “Книга пламени“https://ficbook.net/readfic/4182377Дорогой читатель, всё написанное - лишь фантазия автора. Не ищи совпадений в событиях и лицах, здесь реальны лишь чувства и любовь.

========== Пролог. ==========

«– Знаешь, я там себе татуировку сделаю на груди, ну, как принято у всех, кто сидел. И знаешь, что там будет написано?Кай непонимающе посмотрел на Прохора. – Я там напишу: «Мой друг навеки – Кай!». И череп с костями. – Прохор, пожалуйста, только не череп! – он заулыбался, представив себе это. – Ты хочешь двух голубков и сердечко? – Нет! Нарисуй что-нибудь другое. Обещаешь? – Обещаю!»Кай опять вспомнил этот разговор с Прохором, который был так давно, казалось, в другой его жизни. Тогда Прохора сажали в тюрьму, а его отправляли на войну. Прошло долгих пять лет, и вот он летит в самолёте обратно на Родину, и у него в душе есть маленькая толика надежды, что он наконец увидит своего друга – Прохора. Какой, интересно, он сейчас? Ему тридцать два – совсем взрослый, и какую империю строит, все ему подчиняются, даже Лавр, хотя и старше его.Кай гордился в душе своим другом, хотя и не одобрял все его дела. Но всё равно, то, с каким упорством Прохор идет к своей цели и как пробивается в жизни – вот это восхищало Кая. Он всегда смотрел на него, как на старшего брата. Их разница в девять лет была может и не столь велика, но по целеустремленности и знанию жизни Каю казалось, что Прохор на все двадцать лет его старше.По громкой связи объявили о посадке самолета в аэропорту города Москвы, сердце Кая болезненно сжалось от нереальности происходящего. Джордан обернулся и посмотрел на него с соседнего сидения. Они летели в салоне бизнес класса. Кай, как значимая персона, был окружен пятью телохранителями-громилами Джордана, но даже всё это не портило его настроения. Ведь сейчас их самолёт сядет на родную землю…

========== Глава 1 ==========

У самолёта, приземлившегося в аэропорту Шереметьево, их ждали несколько огромных чёрных джипов. Поскольку была ночь, то все попытки Кая разглядеть что-либо вокруг себя были бесполезны: слепящие огни фар, вокруг огоньки и темное пространство, вот и всё, что он смог увидеть вернувшись на родину. Его вывели из самолёта и быстро затолкали в один из джипов, с переднего сиденья обернулся Джордан и кинул Каю тёмный платок. – Глаза завяжи. Ребят, посмотрите, чтобы нормально завязал, — сказал он двум громилам сидевшим с Каем, с двух сторон от него. Кай безропотно завязал глаза и откинулся на сиденье. Теперь только темнота окружала его со всех сторон.Они долго ехали, или в темноте время шло по-иному. Но наконец машины затормозили. – Выходи, – услышал Кай командный голос Джордана, – и глаза можешь развязать.Кай снял повязку и вышел из машины. Огляделся. Они были в подземном гараже. Все зашли в большой лифт. Он не видел на какой этаж они едут, широкая спина охранника закрывала кнопки лифта от его глаз. Затем был коридор, напоминающий что-то среднее между больницей и тюрьмой, затем его завели внутрь одного из помещений.Там были люди в белых халатах и медицинское оборудование. Джордан огляделся, явно ища кого-то глазами. К нему подошёл мужчина лет тридцати пяти в белом халате, с бледным лицом, на котором хорошо смотрелись дорогие очки. Он был невысок и худощав, такой стандартный типаж профессора-интеллигента, деятеля науки, немного отвлечённого от мира сего.Джордан поздоровался с ним за руку. – Здравствуйте, Павел Аркадьевич – вот ваш подопытный кролик – развлекайтесь, – Джордан кивнул на Кая, – сообщите мне результаты. – На сколько он у меня? – негромким, приятным голосом спросил Павел Аркадьевич. – Это вам решать… Я с вами потом свяжусь, а сейчас извините, мне пора. Кай молча всё это слушал, чувствуя себя вещью, предметом мебели, а не живым человеком.Джордан повернулся к нему. – Что глаза выкатил. Думал, в отпуск приехал? – он приблизился к Каю. – Слушай меня внимательно и запоминай – ты будешь здесь. Твой случай с ранением и выздоровлением заинтересовал наших медиков, они хотят тебя обследовать, изучить… ну, я в этом не очень разбираюсь. Может эксперименты на тебе какие поставят – мне это без разницы. Когда наиграются, вернут тебя мне. Понял? – Джордан, тебе не кажется, что это перебор? – Перебор? Да ты забылся, – голос Джордана прозвучал угрожающе, – ты вообще должен пойти под расстрел за то, что не выполнил приказ и не удержал Зерос. – Ты же знаешь, это было нереально сделать… – А вот это меня вообще не волнует. Ты не выполнил приказ! За это расстрел. Тебе изменили наказание – поживи пока. Будешь паинькой, может и месяц отпуска получишь – ты ведь к Прохору хочешь съездить? – Ты обещаешь мне этот отпуск? Джордан с размаху отвесил пощечину. Кай устоял, но приложил руку к пылающей щеке. – Забылся совсем. Ты с кем разговариваешь? Ещё обещания с меня будешь брать, – Джордан навис над Каем, – сиди здесь тихо, не рыпайся, веди себя хорошо, тогда, возможно, будешь жив и даже здоров.Джордан повернулся к молча наблюдавшему за всем этим Павлу Аркадьевичу. – Если не будет слушаться – сообщите. Я приеду, сам с ним разберусь.После этих слов Джордан развернулся и вышел из помещения вместе со своими громилами. Кай потерянно стоял посреди помещения, так и держа ладонь у щеки. Эта пощечина была ему безразлична. Это его не унизило, он давно привык абстрагироваться от Джордана и всех его унижений. А вот осознание того, что все его мечты о возвращении домой обернулись в какую-то страшную и в то же время абсурдную реальность, вот это лишило его сейчас последних сил. Сквозь шум в ушах он услышал голос, обращенный к нему: – Тебе нехорошо? – Кай поднял глаза и встретился с глазами Павла Аркадьевича. – Присядь. Воды принесите, – он обратился к своим сотрудникам.Кай опустился на подставленный рядом с ним стул и механически отпил воду из стакана в руке. – О каком невыполнении приказа вы говорили? Я не совсем в курсе, почему ты здесь. – Если вам этого не сказали, значит так надо. Вам лучше не знать, – Кай поднял голову и ещё раз столкнулся с глазами за стеклами очков, – я здесь для ваших экспериментов… Куда мне сесть? Можете начинать. – Вон на то кресло, и пиджак сними, пожалуйста. Мы сегодня только основные анализы возьмем, ты после перелёта – тебе нужно отдохнуть. К остальному завтра приступим.Кай подумал, что это очень гуманно не ставить на нём опыты сегодня, а всё перенести на завтра. Он собрал остатки мужества в кулак, скинул пиджак и сел в кресло с большим подголовником и ремнями, явно служащими для того, чтобы к нему пристёгивали вот таких жертв, как он.Подошел молодой лаборант с лицом дауна и, засучив рукав на рубашке Кая, зафиксировал его руку на подлокотнике кресла ремнями. Затем он ввел в вену на руке иглу катетера, и Кай увидел, как по трубочке заструилась его алая кровь. Он отвернулся и закрыл глаза. На его голову одели что-то среднее между скафандром и мотоциклетным шлемом, запищал монитор, замигали лампочки. Более ничего страшного не происходило. Через какое-то время всё это сняли и отсоединили от него. Один из помощников профессора с таким же интеллектуально-отрешённым лицом ботаника показал ему на выход. Они шли по коридорам с искусственным освещением, затем остановились перед дверью, которая открылась. Очутившись внутри он увидел, что это и есть его комната. Это была практически камера без окон, небольшая, с узкой кроватью. Столик, стул и дверь в ванну с основными удобствам и ещё шкаф в стене с вещами – вот и всё. Вещи напоминали больнично-арестантские одежды. По дороге сюда его провожатый сказал ему, чтобы он в это переоделся и был в них. Кай выполнил приказ, одев на себя этот пижамно-арестантский гардероб, который хоть и был небольшого размера, но всё равно висел на нём.Потом ему принесли еду. Из лежащего на тарелке он не смог заставить себя съесть ничего, только попил воды из крана и лег на ужасно жесткую постель. Ему стало страшно, безумно страшно здесь, в этой комнате, в этой неизвестности. Он не понимал, почему в его жизни так всё несправедливо происходит? За что ему всё это? Неужели это кара за греховную любовь, которую он допустил в себе? – Мой дракон,.. – прошептал Кай. ***То, что настало утро, он определил по еде, которою ему принесли на подносе. Видя всё это: растекшуюся кашу, жидкий чай, кусочки хлеба и расплавившееся масло с подсохшим сыром, у него даже при отсутствии вкуса еды пропало окончательно желание это положить в себя.Он так и сидел с подносом еды, пока за ним не пришли. Идя по длинным коридорам, он пытался в окно разглядеть родную землю. Но за окнами была лишь стена здания с такими же окнами, с решетками и клочок пасмурного неба. Видно, весна в этом году была холодная и дождливая. Его опять привели во вчерашнее помещение и показали на кресло. Он сел в него и закрыл глаза, чувствуя, как его ремешками притягивают к этому креслу. На голову опять надели это скафандр, а в руке он опять почувствовал иглу в вене. В этот раз было неприятно и даже болезненно. Он не знал, что за лекарство в него влили, но перед глазами поплыло и раздвоилось. В ушах появился шум, потом сердце начало учащенно биться, наверное поднималось давление.*** – На сегодня хватит. Отведите его обратно в комнату, – Кай слышал эти слова сквозь шум в ушах. Голос, говоривший это, был ему знаком. Это был вчерашний профессор. Кай решил, что он профессор по тому, что здесь он ведет научные эксперименты.Пока с Кая снимали всякие проводки и отцепляли датчики, к Павлу Аркадьевичу подошёл его лаборант и стал говорить о химической реакции, которая у него не шла уже вторую неделю. Кай, слушая всё это, и даже не удивился, что ничего не выходит. Он сразу услышал ошибку в формуле, и в результате они постоянно уходили не туда. Лаборант очень эмоционально всё это рассказывал, видно, его это работа сильно достала. Когда он замолчал, Кай как на автомате, наверное ещё даже не совсем придя в себя, стал говорить правильную химическую формулу. Все замолчали.Лаборант вспыхнул и зло проговорил: – Ты-то что в этом понимаешь, крыса подопытная.Кай замолчал, затем, пошатываясь, встал с кресла и молча пошёл за ожидающим его сопровождающим.В его комнате, которою Кай называл для себя камерой, его ждал обед. То, что там было, опять вызвало в нём отвращение, плюс ещё болела голова. Он лег на кровать и, закутавшись в одеяло, провалился в сон.Его разбудил стоящий рядом с кроватью сопровождающий, который сказал, чтобы он следовал за ним.Сейчас они шли немного в другом направлении, пройдя по коридорам, они свернули и зашли в комнату явно являющуюся кабинетом. Из-за стола поднялся профессор, показал Каю на стул перед столом и отпустил сопровождающего. – Откуда ты знаешь химию? – мягко спросил он. – Учился. — Все учились, но то, что ты сказал, могут знать только те, кто углублено изучал данный предмет, и даже при этом могут не знать такие тонкости. – Учился… – Я понимаю, наверное то, что сейчас с тобой делают не совсем правильно, но я в этом не виноват. Я просто выполняю свою работу. – И вам она нравится? – Я воспринимаю людей как часть эксперимента, к сожалению, таково всегда было в науке, иначе медицина никуда бы не продвинулась на одних кошечках и собачках, – профессор замолчал. Кай тоже молчал, считая данную дискуссию бесполезной, – вот – ты можешь посмотреть, где здесь ошибка?Профессор протянул Каю листок с формулами, тот взял и, практически не задумываясь, написал правильную химическую реакцию. – Это потрясающе. А вот это? – Если это экзамен по химии, может я вытяну на выбор несколько билетов. – Тебе не стоит грубить… – А то дядя Джордан приедет и мне по морде надает, – смотря в глаза Павлу Аркадьевичу, огрызнулся Кай, – можете уже звонить, жаловаться. – Послушай, я не знаю кто ты и почему здесь. Мне просто привозят тех… для моей работы. Я никогда не задаю вопросов. Но может мы придем сейчас к более разумному сотрудничеству – я дам тебе расчеты, которые нужно провести, и покажу нашу лабораторию, а по опытам над тобой – я просто сниму основные показатели и сделаю отчеты. По-моему, это неплохой вариант сотрудничества. – На сколько я здесь? – Точно на месяц, дальше будет зависеть от моих отчетов. Если я напишу, что ты мне больше не нужен… – Хороший аргумент в пользу моей сговорчивости, – Кай устало опустил глаза и выдохнул, – хорошо. Что нужно делать? – Я сейчас отведу тебя в нашу лабораторию…. Да, ещё – почему ты не ешь? Это объявление голодовки. – Вы сами это пробовали есть? – У тебя такие запросы… Кто ты?– Тупой наемник с горячей точки, получивший ранение в голову. Так вам Джордан обо мне сказал? – видя по лицу профессора, что это так, Кай вздохнул. – Вам лучше ничего больше не знать. – Хорошо, пойдем.Профессор повёл его в их лабораторию, находящуюся на другом этаже этого странного здания, где окна выходил в окна, и лучи солнца никогда не проникали в эти холодные коридоры. Лаборатория оказалась хорошо оборудованной и современной. Здесь было много столов и народу, каждый занят своим делом. В основном, состав был молодой, в среднем лет по тридцать, были и девушки, тоже за тридцать с видами старых дев и отличием половых признаков, настолько они были увлечены своей работой. Все были в белых халатах. На Кая тоже поверх его арестантской пижамы одели белый халат и показали его стол, и что он должен делать. Уже через десять минут он полностью отвлекся от всего и забыл всё, что было – он погрузился в мир химии, в то, что он так любил.От всего этого его отвлек профессор, который внимательно просмотрел результаты его работы и сказал, что на сегодня хватит. Оказалось, время для Кая пролетело слишком быстро, и был уже вечер. Профессор повёл за собой Кая. Они зашли в большой зал, который был столовой – без излишеств, но в нём было чисто и аккуратно.Он усадил его за стол и сам принёс поднос с едой, поставив перед ним тарелки. Эта еда выглядела намного привлекательнее, чем та, что ему давали.Кай нехотя стал есть, вспомнив, что последний раз он ел давно, и нужно себя заставить поесть. К их столу подошли два человека в белых халатах, примерного возраста как профессор, и сели рядом. – Павел нам показал твои расчеты – впечатляет, – глядя на Кая, сказал один из них с густой бородой, – меня Самуилом зовут. — А меня Львом, – сказал второй, с толстыми стеклами очков на лице и редеющей шевелюрой на голове, – а тебя как? – Подопытный кролик, – Кай безразлично окинул их взглядом. – Ты, в принципе, в праве обижаться на то, что тебя сюда отправили, – стал рассудительно говорить Самуил, – но у тебя редкий случай ранения, это стоит исследовать для того, чтобы другим помочь при таких случаях. – Надеюсь, мне памятник поставят, как собаке Павлова? – Кай двигал еду по тарелке, совершенно не считая нужным идти с ними на дружеский контакт. – Какой ты кусачий, – вдруг заулыбался Павел Аркадьевич.Здесь к их столу подошло ещё три человека с подносами, с явным желанием сесть, но взгляд одного из них упал на сидящего Кая. – О, а этот что здесь делает? Что это вы, Павел Аркадьевич, всякий сброд за свой стол сажаете. – Петров, – профессор встал из-за стола, – извинитесь перед человеком и немедленно. – Перед каким человеком? Этот же сюда для опытов прислан. – Он выполнил работу вашего отдела за полдня и исправил ваши ошибки, которые вы понаделали в расчетах. Извинитесь немедленно перед ним. – Так это он… ну, ладно… извини. – Теперь можете садиться за наш стол, – профессор сел обратно на свое место. – Спасибо, конечно, но мы за другим столом поедим, – брезгливо сказал Петров и удалился со своими коллегами, демонстративно сев за другой столик. – Павел, так правда он за сегодня всё это сделал? – Лев восхищенно посмотрел на Кая. — Да. – Может скажешь, как тебя звать? — опять спросил Самуил, глядя на Кая.В дверях послышался шум, в зал вошло несколько человек и направилось к столу профессора. Кай поднял голову и встретился взглядом с идущим к их столу Владимиром Викторовичем – доктором из Зероса, с которым они последний раз виделись около двух лет назад… – Кай, – тот тоже сразу его узнал и, ускорив шаг, приблизившись, крепко пожал его руку, затем притянул и обнял, – живой! Как я рад тебя видеть живым и здоровым! Как ты здесь оказался? – потом профессор вспомнил об окружающих. Он протянул руку Павлу Аркадьевичу и обменялся рукопожатиями с Самуилом и Львом. – Вы оценили, надеюсь уже блестящий талант этого юного дарования, – он опять посмотрел на Кая. – Мне не хватало тебя на операциях – ты прекрасно ассистируешь, но воюешь ещё лучше. Слышал о том, как ты до последнего Зерос держал. Благодаря тебе мы всё оборудование вывезли. Поэтому вот и я живой оттуда выбрался.Наконец доктор поняв, что что-то не так, пристально на всех посмотрел.Павел Аркадьевич, указав доктору на стул, сам первым заговорил и прояснил доктору картину происходящего. Доктор знал, что сюда, в закрытый центр, направляют для исследований военных, но он никак не думал, что это будет Кай. Он подробно выяснил у профессора по ранению Кая и сказал, что чуть позже посмотрит его анализы и показатели.Всё это время Кай молча сидел и не вмешивался в их разговор. – Что расстроился, что они с тобой так? – грустно спросил доктор, смотря на Кая. – Нет. Я уже привык. – Ну, я смотрю, Павел тебя не обижает? – он перевел взгляд на профессора. – Нет. Вот даже покормить решил, – Кай показал взглядом на тарелки с едой. – Да, кормить тебя нужно, а то твоё отсутствие вкуса еды тебя к добру не приведёт.Профессор и его коллеги насторожились. – Зря вы сказали, – грустно ответил Кай, – теперь меня точно на опыты пустят. – Не пустят. Теперь я здесь. Правда, Павел – не дадим в обиду Кая, ему и так здорово достается, – доктор посмотрел на Кая, – ну, что хочешь? – Покурить и выпить. – Узнаю тебя. Пойдём.***После этого жизнь Кая наладилась. Владимира Викторовича здесь уважали все, включая Павла Аркадьевича, который был его учеником. Потом доктор подробно рассказал ему и его коллегам о Кае, после этого они относились к нему с уважением и заботой. Единственное, переехать из комнаты в более комфортные условия Кай отказался, сказав, что не хочет, чтобы Джордан узнал, и тогда у всех могут быть из-за него неприятности, а неудобства жизни он привык переносить, перенесет и сейчас эту мини-камеру с жесткой кроватью.Теперь его день проходил неплохо – он увлечённо участвовал в их работе, и это отвлекало его от всего и даже приносило радость в его жизни. Ели они все вместе, их дружным коллективом за отдельным столом, такие недовольные личности как Петров и его команда обходили их стороной.Кроме всего этого у Кая были сигареты, а вечерами они в их копании, собираясь в кабинете Павла Аркадьевича, пропускали по рюмочке коньяку и проводили время за дружескими разговорами.Единственно для отчетов Павлу Аркадьевичу нужно было постоянно брать показатели данных с Кая, но он это понимал и безропотно лежал облепленный датчиками.В целом, месяц прошёл неплохо и даже незаметно.В один из вечеров профессор сообщил, что завтра за Каем приедет Джордан. Кай с одной стороны порадовался, что его отсюда заберут, с другой стороны он не знал куда.В этот вечер всем было немного грустно, они неплохо сработались вместе, но теперь их пути расходились…

Читать книгуСкачать книгу